архитектор Густав Гельрих
  • На Большой Дмитровке атлантов больше нет