Как австрийская фройляйн стала начальницей концлагеря и «волчицей фюрера»

Кадр из фильма «Несчастная Мария. Жизнь Марии Мандель», снятого к столетию преступницы
Кадр из фильма «Несчастная Мария. Жизнь Марии Мандель», снятого к столетию преступницы
Жестокость и цинизм нацистской преступницы Марии Мандель потрясали мужчин, при этом она слыла сентиментальной и очень любила музыку

Мария Мандель, которой суждено было стать одной из самых известных нацистских преступниц, родилась в 1912 году в Австро-Венгрии, в семье сапожника. Ее фамилия, звучащая в нашей транскрипции не совсем по-немецки, не должна удивлять: просто кто-то из советских переводчиков в 1940-х годах не слишком правильно переложил ее на русский, точнее было бы «Мандль» (Mandl).

Время «больших возможностей»

В жизни Марии поначалу ничего не предвещало того, что обычная немецкая девушка станет чудовищем Аушвица, как ее впоследствии прозвали, начальницей концлагеря, жестокость и цинизм которой будут потрясать даже мужчин. Мандель окончила начальную школу, пошла работать, была добропорядочной австрийской фройляйн… Все изменил 1938 год.

В марте немецкие войска оккупировали Австрию, в апреле в обеих странах прошел плебисцит, где более 99% населения проголосовали за объединение двух государств. Для амбициозной блондинки, целиком разделявшей национал-социалистические идеалы, наступило время больших возможностей.

Мария переехала жить в Мюнхен, а уже осенью нашла себе новую работу – охранницей женского лагеря в Лихтенбурге, одного из первых нацистских концлагерей. Там содержались политзаключенные, гомосексуалисты, уголовники. В мае 1939 года лагерь перевели на север страны, в Равенсбрюк. Там Мария вступила в правящую Национал-социалистическую партию, стала кадровым офицером СС, дослужилась до поста старшей надзирательницы – в общем, зарекомендовала себя в глазах начальства с самой лучшей стороны.

Мария Мандель на суде, 1947 год.
Мария Мандель на суде, 1947 год.

«Эффективный менеджер»

Об этом периоде карьеры Мандель нет подробных сведений, поскольку осуждена она была исключительно за работу в Освенциме. Известно, что Мария распоряжалась бытом заключенных, отвечала за их выход на работы, назначала наказания провинившимся. За время ее «трудовой деятельности» число узниц выросло с 900 до 10 000 человек; несколько тысяч (возможно, десятков тысяч) умерли или были убиты. О какой-то особой жестокости Мандель этого периода не говорится; ее характеризовали как исключительно аккуратного, исполнительного, хозяйственного сотрудника – сейчас таких называют «эффективными менеджерами».

Справка: Освенцим, Аушвиц, Аушвиц-Биркенау – это разные названия одного и того же комплекса концлагерей, которые располагались возле польского города Освенцим, в 1939 году присоединенному к территории рейха. В мировой практике чаще употребляется название немецкое название «Аушвиц», в советской и российской литературе – польское «Освенцим».

В конце лета 1942 года, однако, случился небольшой казус. Начальница польского лагеря Аушвиц Иоганна Лангефельд повредила мениск, ей нужна была операция. Она изъявила желание лечиться и восстанавливаться на родине, в Германии. Руководители системы концлагерей пошли навстречу заслуженной сотруднице и совершили рокировку: отправили Лангефельд в Равенсбрюк, а Мандель поехала во встречном направлении, из Германии в Польшу. 7 октября 1942 года она приступила к предпоследней работе в своей жизни: к управлению всем разветвленным хозяйством женских лагерей Аушвиц-Биркенау. По воспоминания заключенных, после относительно мягкой и человечной Лангефельд Мандель выглядела настоящим чудовищем.

Мария как ответчик в суде Освенцима (1947). wikipedia

Начальница концлагеря

Как считают историки, за два года работы Мандель в концлагере Аушвиц погибло не менее четырехсот тысяч женщин: по 500 человек в день без праздников и выходных. Ее обвиняли в применении пыток, в травле заключенных собаками и многих других преступлениях. Мандель называли «зверем», «чудовищем» и «гиеной Аушвица», «волчицей фюрера».

Однако, как считают некоторые историки, все же какой-то личной, отдельной от распоряжений начальства жестокости Мандель, по всей видимости, не проявляла, в отличие, скажем, от своей протеже Ирмы Грезе, занявшей пост начальницы венгерского женского лагеря в Аушвице. На первом Освенцимском процессе фрау Мандель даже утверждала, что смогла спасти от смерти много женщин. А современная российско-норвежская писательница Ольга Рёснес в своей книге «Аушвиц: горсть леденцов» на основании «документальных данных» и вовсе рисует портрет добродетельной, доброжелательной оберштурмбанфюрерин. «Эта крайне исполнительная, волевая и к тому же на редкость скромная женщина, с открытым лицом крестьянки и исполненным понимания взглядом серо-зеленых глаз, сполна заплатила за свою наивную веру в хорошие намерения узников», - описывает она Марию Мандель.

Больше всего на свете сентиментальная надзирательница с серо-зелеными глазами любила музыку. Легендой стал собранный ею оркестр заключенных женщин: бодрая музыка сопровождала узников Освенцима и во время прибытия в лагерь, и по пути в газовые камеры. Говорят, на первых порах оркестр старались сделать «расово полноценным», однако среди заключенных полек не было хороших музыкантов; пришлось набирать евреек.

Жизнь подневольных исполнительниц была относительно легкой (им даже разрешили носить нижнее белье!), однако их работа подразумевала частое общение с начальницей лагеря, и каждый разговор грозил стать последним. Впрочем, большинство оркестранток выжили; на процессе Мандель ставила это себе в заслугу.

Женский оркестр возле 24-го барака в Аушвице-Биркенау
Женский оркестр возле 24-го барака в Аушвице-Биркенау

Да здравствует Польша

В ноябре 1944 года подполковника Мандель перевели в Германию, в лагерь смерти Дахау. В мае 1945-го, поняв, что война проиграна, она попыталась скрыться в родной Австрии. Отец, однако, отказался от дочери, опасаясь репрессий. До августа Марию прятала сестра, но потом американцам все же удалось задержать бывшую надзирательницу. В конце 1946 года ее передали польским властям.

Поскольку лагерь находился на территории Польши, то судили его руководителей в Кракове. Верховный национальный трибунал приговорил 23 обвиняемых, включая Мандель, к смертной казни (двоим приговор смягчили до пожизненного заключения), шестерых к пожизненному, семерых к 15 годам лишения свободы, шофера к пяти годам, одного из охранников к трем годам – и лишь врач Ганс Мюнх был оправдан. Иоганна Лангефельд смогла сбежать из тюрьмы до вынесения приговора и благодаря этому дожить до старости. Говорят, ей помогли польские охранники, которые помнили и ценили гуманность бывшей надзирательницы – особенно на фоне преступлений Марии Мандель.

36-летнюю нацистскую военную преступницу повесили в Кракове 24 января 1948 года. Последними словами Мандель были «Да здравствует Польша» – возможно, это была слабая попытка разжалобить палача.

Вам может быть интересно:


‡агрузка...