КУЛЬТУРА

Жена Петрухи из «Белого солнца пустыни» умерла, попарившись в бане

Супругу актёра Николая Годовикова сгубила страсть к траволечению

Николаю ГОДОВИКОВУ, после «Белого солнца пустыни» навсегда ставшему «Петрухой», 1 января стукнуло 65. А за несколько дней до Нового года в его семью пришла страшная беда - внезапно умерла жена актера Людмила.

- С Люсей мы душа в душу прожили 27 лет, - едва сдерживая слезы, рассказывает Годовиков. - И вдруг очень быстро она сгорела. Несколько дней помучилась - и все... У нее не онкология была, а другая страшная болезнь - диабет. Сахар в крови зашкаливал. Но даже когда становилось совсем худо, Люсенька запрещала мне «скорую» вызывать, лечилась народными методами. Штудировала журналы о здоровье, травы собирала и пила отвары из них. А накануне смерти она в баню решила сходить. Попарилась, но, видимо, высокая температура все и спровоцировала...

Людмила была для Николая ангелом-хранителем

Людмила была для Николая ангелом-хранителем

С Людмилой, работницей питерского метростроя, ставшей его третьей супругой, Годовиков познакомился после третьей отсидки (до этого был осужден за тунеядство, а потом - за кражи). Искал телефон тюремного дружка и случайно набрал номер женщины. Ее нежный голос пленил «Петруху» в самое сердце. На протяжении двух недель он звонил ей каждый вечер, а потом напросился в гости. Благодаря Люсеньке, которую актер называл ангелом-хранителем, он обрел настоящую семью, о которой давно мечтал. Любимая помогла ему устроиться на новую работу, а вскоре ему снова стали предлагать небольшие роли в театре и сериалах.

Третий тост - за тех, кого уже c нами нет

Третий тост - за тех, кого уже c нами нет

- С родными детьми давно не общаюсь. Делал шаг в их сторону. Но не получилось - они не отреагировали. Зато у меня есть Валерия - дочка Люси, - говорит актер. - Я ее считаю родной. Она инженер-строитель по профессии. Новый год как раз встречал с семьей Леры, она живет в соседнем от меня доме в Питере. У нее муж, двое мальчиков - моих внуков: Артему - три годика, Марату - шесть. Раньше с ними все больше Люся сидела, теперь я. Надо же дочке помогать. Сам живу, как и многие, на одну пенсию. В кино не зовут, и без меня актеров хватает. Поддерживаю отношения с дядей Ваней Краско, очень люблю его.
По словам Николая, недавно он нашел отдушину - увлекся рисованием:
- Нужно ведь куда-то свой потенциал девать. А началось все с того, что мой друг - писатель Андрей Кивинов - на одну вечеринку позвал Александра Михайловича, моего будущего педагога по рисованию. За 32 часа занятий я научился писать маслом по холсту. В нашей школе и старушки 80-летние осваивают это мастерство, никогда не поздно начинать. Лично у меня неплохо получаются натюрморты.