ШОУ-БИЗНЕС

Лариса Кадочникова: мой роман с Ильёй Глазуновым заканчивался в судорогах

Лариса КАДОЧНИКОВА в фильме Сергея ПАРАДЖАНОВА «Тени забытых предков» сыграла певунью Маричку, изнемогающую от любви
Двое нерождённых детей от художника до сих пор не дают покоя актрисе

30 августа 80-летие отмечает звезда фильмов «Тени забытых предков» и «Белая птица с черной отметиной» Лариса КАДОЧНИКОВА. У народной артистки России и Украины не только яркая творческая, но и женская судьба. Чего только стоит ее мучительный роман с недавно ушедшим из жизни художником Ильей ГЛАЗУНОВЫМ. Впрочем, обо всем по порядку.

- Лариса Валентиновна, как планируете отпраздновать юбилей?

- В августе сезон в Киевском театре русской драмы имени Леси Украинки, где я играю, еще закрыт. Поэтому соберу друзей в ресторане Дома кино. Сейчас репетирую главную роль в спектакле «Смех лангусты» о великой французской актрисе, писательнице и художнице Саре Бернар. На декабрь намечена премьера. Так что именно этой ролью по-настоящему и красиво отмечу 80-летие. Я не придаю значения возрасту и отлично выгляжу, причем без всяких пластических операций.

Лариса Валентиновна и в 80 выглядит потрясающе! Фото: © РИА «Новости»

Любовь - она бывает разной

- Актрисой вы стали по примеру мамы?

- Моя мама Нина Алисова запомнилась зрителям по роли Ларисы в фильме «Бесприданница». И хотя она назвала меня тоже Ларисой, но очень не хотела, чтобы я пошла по ее стопам. Говорила, что эта профессия - сплошные изматывающие гастроли. В детстве я была ужасно застенчивой и все же подумывала о карьере балерины. Но в результате по здоровью не прошла. И вот когда мама уехала в очередную командировку, я решила поступить в театральный. В Щукинское училище меня не взяли, а вот Ольга Пыжова, которая в той же «Бесприданнице» сыграла роль матери героини Ларисы, приняла меня во ВГИК. Уже потом, во время учебы, ни Ольге Ивановне, ни Тамаре Макаровой я совсем не нравилась из-за своей замкнутости и скрытности. Но четыре года пронеслись быстро, и к концу я раскрылась благодаря Достоевскому.

- Ваш тогдашний возлюбленный, художник Илья Глазунов, тоже ведь считал, что вы героиня Достоевского?

- Именно так. С Ильей я познакомилась в 20 лет еще во время учебы. Видно, моя внешность его привлекла и тронула. Я была такая маленькая, хрупкая, испуганная, с глазами, наполненными слезами. Мы три года были с Ильей вместе, и я благодарна ему за эти невероятные эмоции, что он во мне раскрыл. В жизни очень редко случается такая любовь, так что чувства вины перед его женой Ниной я не испытывала. Это сейчас, пытаясь все осознать, не могу понять: как же меня тогда угораздило влюбиться в женатого? Мой брат Вадим Алисов (знаменитый кинооператор. - Я. Г.) мне так и говорит: «Ты, Лара, однолюбка. Всю жизнь одного Илью по-настоящему и любила». Не знаю… У меня же два прекрасных брака за плечами. Хотя, возможно, Вадим и прав. Но в любом случае своих мужей я очень уважала. Просто любовь - она бывает разной. А Глазунов… Для меня он стал богом. С сильным и жестким характером.

Супруга Ильи ГЛАЗУНОВА Нина была представительницей знаменитого русского дворянского рода французского происхождения - БЕНУА. Фото с сайта glazunov.ru

- Как развивался ваш роман?

- Я тогда играла одну из главных ролей в фильме «Василий Суриков» и отправилась в экспедицию. Илья ко мне вскоре приехал и начал руководить: говорил, как мне встать, как сесть, как играть… Оператор Гавриил Егиазаров возмущался: «Подумайте о себе, Лара! Вы полностью подчинены этому человеку. Так нельзя! Пусть он уедет, иначе вы не сможете исполнить эту роль». И оказался прав. Как только Илья укатил, работа пошла. Но я все равно убеждена, что как актрису и как женщину именно Глазунов меня сделал. И это несмотря на то, что рядом с ним я находилась в страшном, постоянном напряжении. Не каждый женский организм такое выдержит. Мы не скрывали наш роман, все во ВГИКе знали, с кем я встречаюсь. И жена Ильи Нина - изумительная женщина, воплощение доброты и преданности - тоже знала. Вначале я для художника была просто моделью, он меня рисовал. Ну а потом все у нас закрутилось. Моя мама пыталась разорвать эти отношения, но я оказалась уже вне ее подчинения. Мною полностью владел только этот гениальный и жестокий человек. Дикая влюбленность в него не давала возможности уйти от него.

Вторым мужем КАДОЧНИКОВОЙ стал Михаил САРАНЧУК, директор театра, в котором она работала. Фото с сайта bulvar.com.ua

Точка кипения

- Илья научил меня разбираться в искусстве: показывал, что прекрасно, а что нет. Он написал много моих портретов. А что касается его семьи… Я никакого вреда ей не принесла. Дети у них с Ниной родились уже спустя десять лет после окончания нашего романа, когда он их захотел. Со мной же он не собирался продолжать род. В результате я сделала два аборта и больше так и не смогла стать мамой.

Мысли об этом и сейчас тяжелым камнем лежат у меня на душе. Часто размышляю: что было бы, если бы родила от Глазунова двоих прекрасных детей? Не знаю, осталась бы ли я в этом случае актрисой или просто стала бы теткой, которая только и делает, что зарабатывает на прокорм наследников. Никто не знает, как лучше… А что касается союза Ильи с Ниной, то он был идеален. Но только для него, конечно. Может, поэтому так ужасно окончилась ее жизнь тридцать лет назад (Нина покончила с собой. - Я. Г.). Ее не остановило даже то, что дети были еще школьниками. Видно, точка кипения все же настала!

В свое время мама меня тоже предупреждала: «Продолжишь встречаться с Глазуновым, тебя надолго не хватит». Слишком сильно бурлили эмоции во мне. И мы приняли совместное решение о расставании. Это было очень больно, в судорогах, но мы поняли, что нам больше не по пути.

Первый супруг нашей героини - кинорежиссёр Юрий ИЛЬЕНКО снял её в популярном фильме «Белая птица с чёрной отметиной». Фото из личного архива

- У Глазунова и потом случались романы с известными актрисами. Например говорили, что в 70-е он увлекся Ириной Алферовой.

- Я больше не следила за жизнью Ильи, хотя очевидно, что романы у него были. Но это уже минутные увлечения. Уверена, что именно наши отношения навсегда оставили в его сердце глубокий след. Я была его самой серьезной музой, он фантастически меня любил. Часто потом видела Илью и его жену по телевизору, радовалась его успехам. Да и сама я тоже начала рисовать. И однажды даже решила показать бывшему возлюбленному свои работы. Он меня принял, посмотрел на рисунки и честно произнес: «Я этого не понимаю, это не мое». Захлопнул альбом и вернул его мне. Говорить, в сущности, нам было не о чем, и спустя 15 минут я ушла.

Потом, когда у него проходила выставка в Киеве, куда я на тот момент уже давно переехала, выйдя замуж за режиссера Юру Ильенко, Илья интересовался у своей помощницы: «Не знаете, как сейчас живет Лариса Кадочникова?» В тот раз мы так и не увиделись. Зато вскоре российское телевидение захотело организовать нашу новую встречу. Мне купили билет в Москву и назначили съемку в музее Глазунова, на фоне моих портретов его кисти. Илья вроде бы согласился, но в результате так и не пришел. Сослался на болезнь. Мне перезвонила его директор и предложила: «Останьтесь еще на несколько дней, с вами он очень хотел бы встретиться без телекамер». Но тут уж я сама не захотела… Жалко, что Илья так мне ни одного моего портрета не подарил. За три года, что мы были вместе, он создал их массу.

- Почему, несмотря на всю любовь, вы развелись с Юрием Ильенко?

- Так вышло. Он меня еще со времен ВГИКа полюбил. Сразу сделал предложение и увез жить к себе на Украину. Люди говорили, что мы с ним были самой красивой парой в Киеве. Но со временем пришла усталость от брака. Проводить круглые сутки вместе тяжело - работа, дом, снова работа. Юра решил снять фильм для меня о театральной актрисе, написал сценарий. Но в результате картина получилась слабая, зритель ее не принял. После премьеры мы и расстались. К тому моменту Ильенко стал выпивать, начались скандалы. А потом я встретила будущего второго мужа. Миша Саранчук был директорам театра, а потом в Управлении культуры Украины работал. Тонкий и мудрый человек, невероятно преданный мне. «Для меня самое важное в жизни, что я встретил Ларису», - любил повторять Миша. Четыре года назад его не стало.

До брака с АБДУЛОВЫМ Ирина АЛФЕРОВА жила в мастерской ГЛАЗУНОВА, и он рисовал с неё графические портреты к произведениям ДОСТОЕВСКОГО

Высокая планка

- Вы близко дружили с Сергеем Параджановым, снялись в его фильме «Тени забытых предков». Не смущало, что он был нетрадиционной ориентации?

- Я только потом об этом узнала. У него же жена и сын имелись. Мне даже в голову это не приходило, к тому же Параджанов прекрасно понимал и ценил женскую красоту. Когда слухи о нем пошли, я плевалась. Думала, ему просто завидуют, вот и наговаривают, что он голубой. Когда начались на него гонения, это стало кошмаром. Он - гений, разве можно так было поступать с ним?

- Сейчас рядом с вами часто видят художника Игоря Горяного. Это ваш молодой возлюбленный?

- Нет, он просто друг. Хотя я не вижу ничего особенного, если мой любимый мужчина намного меня моложе. Понятно, есть физическая любовь, а есть духовная. Это разные вещи. Меня как раз окружают духовные друзья. И я довольна, что вызываю у них сильные эмоции. Пока я не встретила мужчину, за которого готова в третий раз выйти замуж. Он должен и выглядеть хорошо, и соответствовать мне. Мои мужчины, особенно Илья Глазунов, слишком хорошими были, вот высоко и подняли планку. Где таких теперь найти, и не знаю. Сейчас остались одни жадные, бытовые, скучные, безденежные парни.

В моем возрасте пускать в дом человека, которого не любишь, а просто чтобы рядом брюки были, не стоит. Хотя предложения руки и сердца, не скрою, получаю регулярно. Но стоит с очередным претендентом выйти в свет, где вращаются мои единомышленники, сразу же почему-то становится стыдно за кавалера и наши отношения прекращаются. Я понимаю, что многие меня за такие слова будут осуждать, но я искренне это говорю. Когда ты влюблена, ты молодеешь.