ОБЩЕСТВО

Редиска Троцкого: кто такие красные комиссары

Плакат военного времени
При слове «комиссар» в воображении сразу всплывает суровый мужчина в запыленной кожанке с непременным пистолетом в крепкой правой руке. Почему же советская власть отказалась от этих людей?

Шел второй год войны. Красная армия упорно билась за каждую пядь родной земли. Катастрофическое отступление закончилось, наши войска перешли к активной обороне и все активнее наносили удары по врагу. Причем не только на военном, но и на организационном фронте.

9 октября 1942 г. в Рабоче-крестьянской Красной Армии произошло чрезвычайно важное событие, ныне почти забытое. А ведь именно благодаря ему советские вооруженные силы перестали напоминать воспетый большевиками «вооруженный народ» и стали похожи на современную армию. В этот день РККА было введено полное единоначалие, и как следствие, упразднено комиссарство.

Мы смело в бой пойдем…

Просуществовавший без малого четверть века, этот весьма своеобразный институт возник не на пустом месте. Как резонно утверждал Владимир Ленин, «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, когда она умеет обороняться!». После многолетнего разложения императорской армии и травли офицерства во времена безмозглого Временного правительства стоимость революции по формуле, предложенной Владимиром Ильичом, была катастрофически низкой. Солдаты не желали воевать ни за что, кроме собственной земли, да и то, по большей части, только на этой самой земле. Офицеры, воспитанные на том, что армия существует для борьбы с внешним врагом, участвовать в гражданской войне желали еще менее, чем солдаты.

Белое движение, которое зачастую считают оплотом отжившего мира, собрало под свои знамена крайне незначительную часть российского офицерства. Однако это были профессионалы, и они прекрасно умели воевать. У красных же таких профессионалов было раз два и обчелся, при этом большая часть офицеров, искренне принявших революцию, состояла в младших чинах. Это давало им определенные военные познания и навыки, однако больше, чем на командование заводским отрядом красногвардейцев, их опыта и умения категорически не хватало.

В 1918г. наркомвоенмор Лев Троцкий, осознав глубину пропасти, зиявшей перед молодой республикой, объявил мобилизацию бывших царских офицеров. Крайне рискованный шаг – любить советскую власть офицерам было явно не за что. Но сам Троцкий ставил перед собой четкую цель. По его словам, «новая армия должна напоминать редиску – снаружи красная, а внутри – белая». То есть на прежний костяк российской военной машины предполагалось нарастить принципиально новую оболочку.

Чтобы заставить офицерство верой и правдой служить новой власти, а солдат – не разбегаться при виде противника и не уходить с оружием по домам, 8 апреля 1918 года в Красной Армии появилась прежде не виданная организация – Всероссийское бюро военных комиссаров.

Полномочия комиссара были чрезвычайно широки. Он надзирал за военспецами, имея право при малейшем подозрении в саботаже или измене отстранить командира от руководства и арестовать его. Он должен был принимать деятельное участие в разработке и принятии всех планов боевых действий, а если необходимо, то лично возглавить оставшуюся без командира воинскую часть. Благодаря инициативам Троцкого на стороне красных оказалось больше генералов и офицеров, в том числе и уровня Генерального штаба, чем на стороне белых. Учитывая, что многие из них занимали высшие командные должности РККА и одновременно были тесно связаны родственными и дружескими узами с руководством Белого движения, работы у красных комиссаров было непочатый край. К концу Гражданской войны в стране имелось порядка трех тысяч вполне боевых обстрелянных комиссаров.

Контра засела в штабах!

После целенаправленного отстранения Троцкого от всех постов бóльшая часть старого офицерства покинула армию. С 1924 до 1935 года из армии по разным причинам было уволено 47 тысяч бывших офицеров и генералов, из них 3 тысячи попали под «чистки». Но за это время выросла новая плеяда красных командиров, получивших образование под руководством все тех же старых военспецов. Прежний бдительный надзор партии оказался неактуальным. Эти люди и без подвешенного над головой карающего меча революции были своими.

Памятная медаль «Комиссары, политруки, замполиты», выпущенная в 1967 году к 40-летию образования военно-политических училищ
Памятная медаль «Комиссары, политруки, замполиты», выпущенная в 1967 году к 40-летию образования военно-политических училищ

В 1935 году в СССР был сделан большой шаг к созданию регулярной армии -- восстановлена система воинских званий. Представители бдительного ока партии теперь получили новые звания и новые должностные обязанности. Вместо прежнего всеобъемлющего «комиссара» появились политические руководители, политруки (младший политрук, политрук и старший политрук, соответствовавшие лейтенанту, старшему лейтенанту и капитану). Сохранились и комиссары, но уже как часть наименования старших политработников от майора и выше, (соответственно батальонный комиссар, полковой и т.д.). Однако эти комиссары уже были лишь помощниками командиров по политической части.

Политрук Аркадий Ендальцев
Политрук Аркадий Ендальцев

Родина–мать зовет!

В первые полгода Великой Отечественной войны ВКП(б) направила в действующую армию более 100 тысяч политбойцов, основной задачей которых была «мобилизация личного состава армии и флота на решительную и самоотверженную борьбу против немецко-фашистских захватчиков». Однако нахождение на фронте десятков тысяч солдат и офицеров, не имеющих иной воинской специальности, кроме проведения в жизнь линии партии, было чрезвычайно обременительно для армии и крайне опасно для них самих. Исходя из этого, 9 октября 1942 года Президиум Верховного Совета СССР и издал указ «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии». Отныне солдаты партии становились заместителями по политической части, замполитами, задачей которых была не только политическая работа с личным составом воинских частей, но и демонстрация личного примера в самых опасных ситуациях.

Чтобы замполиты действительно были полезны командиру на поле боя, для них были организованы краткосрочные командные курсы, куда направили более ста тысяч вчерашних политруков и комиссаров. При кузнице советских командных кадров – курсах «Выстрел» – была организована подготовка членов военных советов и начальников политотделов армий. Около 40 тысяч, почти треть всех имевшихся политработников, сразу были назначены на командные должности. Ну а красное комиссарство, надстройка над командным составом армии, приказала долго жить. Комиссары уступили место политическим офицерам новой формации, которая почти без изменений дожила до падения Советского Союза. И это политическое воинство не смогло – да и не пыталось – спасти державу от краха.