Всплыла шокирующая правда о вдове и дочери Баталова

Гитана Леонтенко продает на аукционах архивы Ахматовой
Гитана Леонтенко продает на аукционах архивы Ахматовой. Фото: Борис Кудрявов и Александр Демьянчук/© «ИТАР-ТАСС»
Гитана Леонтенко щеголяет на экране со знаменитым перстнем Ахматовой, место которому в музее
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

- Вообще давно уже замечено, что у нас на святой Руси не умеют в меру ни похвалить, ни похулить: если превозносить начнут, то уже выше леса стоячего, а если бранить, так уж прямо втопчут в грязь, - эти слова Гоголя так и вспоминаются в последнее время, особенно в отношении граждан Цивина и Дрожжиной.

Тех самых «дяди Миши и тети Наташи», которые с подачи ток-шоу стали главными злодеями 2020 года, потому что обидели несчастную вдову Алексея Баталова и ее дочь Машу.

До поры до времени я не углублялась в эту историю. Ну говорят по телевизору, что обидели Баталовых. Наверное, обидели. Но когда зазвучали обвинения, что помимо квартир Цивин и Дрожжина еще прикарманили ахматовские архивы и шедевры Модильяни и теперь несчастная вдова недополучит свои $100 млн, поэтому всем миром надо вдове сострадать,  тут уж абсурд выплеснулся через край.

«Бог ему судья»

Так бывает, что хорошие роли актера транспонируют на его личность. Вот и начинаешь думать, что Гоша, он же Гога, - отличный человек, образец честности и справедливости. А значит, и семья у него образцово-показательная. И раз Гитана говорит, что Машку обидели, значит, обидели.

Однако чудесную картину портит то, что еще до истории с «обиженной Машкой» были неприятные звоночки, свидетельствующие, что не все спокойно в Баталовском королевстве. Неприятно поразили в свое время мемуары Киры Прошутинской в «Караване историй». Она вспоминала свою сестру и некоего Маэстро, который сестру матросил, а когда она, еще будучи очень молодой, умерла, то не пришел даже на похороны. В образе Маэстро легко узнавался Баталов. Когда журналисты спросили его об этой истории, он ответил в духе «ничего не было, не было ничего», на что Прошутинская резюмировала: «Бог ему судья».

Потом были воспоминания Стаса Садальского о знаменитом перстне Станиславского, который достался Алеше Баталову от тети. А потом Алеша забыл тех, кто ему этот перстень подарил. Да так забыл, что, умирая, двоюродная сестра Баталова настоятельно просила, чтобы Алеша даже не приближался к ее гробу.

Изрядно фрустрировала общественность и история о том, что Баталов не считает, будто у него есть внуки, потому что «Маша (младшая дочь) не рожала». А про старшую - прекрасную Надю и ее детей - почему-то и лапоть не свистел.

Далее следовали отвратительные денежно-дачно-банные истории под девизом «Машку обижают» с участием жены Баталова. Всем миром спасали Гогу от отвратительного соседа, «незаконно завладевшего двумя сотками» огорода артиста и построившего на них баню. В итоге сосед умер от инфаркта, но об этом ни в какой передаче не рассказали.

Затем была история с ремонтом дачи. И снова «Машку обижают»: Гитана жаловалась, что это их единственное накопление, что Маша там выросла и жить без дачи не может. Но денег на ремонт нет. Тогда подключилась передача «Идеальный ремонт» - привела домик в порядок. И вот теперь снова не все в порядке. Оказывается, «Идеальный ремонт» вывез бесценные архивы Ахматовой. А Машку опять надо спасать, потому что ее обокрали циничные аферисты Цивин и Дрожжина.

Раньше Цивин и Дрожжина были желанными гостями на любом артистическом вечере. На фото супруги с Ириной Салтыковой и Татьяной Михалковой
Раньше Цивин и Дрожжина были желанными гостями на любом артистическом вечере. На фото супруги с Ириной Салтыковой и Татьяной Михалковой. Фото Анатолия Ломохова

Последнюю волю нарушили

Когда телезрителям надоело слушать про «Машку», пошел второй акт Марлезонского балета. Выяснилось, что злодеи «дядя Миша и тетя Наташа» украли и продали архивы Ахматовой. И мало того что архивы, так еще и бесценные рисунки и «холсты» Модильяни, которые валялись у Баталовых на чердаке.

В этом месте я нажала на паузу и спросила: «А что вообще делали у вдовы Баталова ахматовские архивы и почему я должна сочувствовать по поводу утраченной ей многомиллионной выгоды?»  Как известно, Анна Андреевна договаривалась с сыном, что ее архивы после смерти перейдут в Пушкинский дом.  Или, может быть, вдова Баталова считает себя Пушкинским домом? Ну тогда остается посочувствовать ей еще больше.

Тем, кто не в курсе той премерзкой истории, поясню. Она тянется с 60-х годов, с момента смерти Ахматовой. Дело в том, что за архивы великой поэтессы развернулась настоящая драчка между двумя домами, где она проживала: московским и петербургским. Ахматова собственной квартиры не имела, поэтому в Москве жила у Ардовых (отчим Алеши Баталова), а в Петербурге - в доме своего бывшего мужа Пунина.

После смерти поэтессы питерские интриганы чуть ли не сразу продали часть бумаг. И сколько ни бился Лев Гумилев, пытаясь выполнить материнскую волю, ему ничего не отдали. Справедливости ради стоит сказать, что особенно интриговали питерцы. Ирина Пунина, дочка бывшего ахматовского мужа, не разрешила Льву даже проститься с умирающей матерью и, собственно, больше других нажилась на продаже имущества поэтессы. Однако не стоит недооценивать и семью Ардовых, которую нынче в СМИ принято представлять чуть ли не святой.

Единственный сын Ахматовой очень обижался на то, что Ардовы не поддержали его на суде, не отдали архивы и вообще ничего в память о матери. Еще при жизни Анны Андреевны Лев недоумевал, почему та больше старается для чужих людей. Когда Лев сидел в тюрьме, то просил Ахматову прислать ему кое-какой еды и теплые вещи. А она, ничего не прислав, вместо этого купила машину Алеше Баталову. В общем, дело ясное, что дело темное.

Вдова Алексея Баталова Гитана носит тот самый перстень с черным камнем, подаренный Ахматовой Николаем Гумилевым
Вдова Алексея Баталова Гитана носит тот самый перстень с черным камнем, подаренный Ахматовой Николаем Гумилевым. Кадр программы «Пусть говорят»

Семейные ценности

Архивы Ахматовой из коллекции Баталова появляются на аукционах постоянно. Причем задолго до возникновения в жизни семьи Цивина и Дрожжиной, на которых сейчас стараются спихнуть нехорошее дело. Достаточно посмотреть каталог аукционного дома «Литфонд», находящийся в открытом доступе, чтобы убедиться в этом.

Например, друг семьи Баталовых Владимир Иванов заявил, что он своими глазами видел среди архивов Алексея Владимировича последнюю книгу «Бег времени», подписанную Ахматовой. Якобы он отдал ее Маше Баталовой, но книга таинственно исчезла. (Видимо, по умолчанию подразумевалось, что Цивин с Дрожжиной простерли руки.)

Я не Шерлок Холмс, но мне понадобилось два клика мышкой, чтобы найти пропажу. «Бег времени» был продан на аукционе «Литфонда» за 150 тыс. руб. в 2016 году, при жизни Баталова.

Примерно с этого времени начали распродаваться и другие вещи из коллекции мамы актера, очень дружившей с Ахматовой. Причем владельцы аукционных домов, которым я позвонила, сказали, что никогда не сотрудничали ни с Цивиным, ни с Дрожжиной. А один собеседник на условиях анонимности поведал, что вдова Баталова сама пристраивала архивы на продажу.

Дополнительное изумление вызывает и то, что вдова Баталова не стесняется выставлять напоказ вещи, принадлежавшие Ахматовой. Так, в одной из передач на Первом канале новый юрист вдовы с гордостью сказала, что Гитана Аркадьевна носит знаменитое кольцо Анны Андреевны: перстень с черным камнем, привезенный Гумилевым из путешествия в Африку. С этим кольцом поэтесса не расставалась всю жизнь и воспела во множестве стихов.

Может, я чего не понимаю, но почему ценнейшая мемория досталась не сыну Гумилева, а вдове Баталова? Может быть, ему место не на пальце вдовы артиста, а все-таки в музее Анны Андреевны?  И если на то пошло, может быть, бумагам Анны Андреевны место не у дочери Баталова Маши, а все-таки в Пушкинском доме, как того хотела поэтесса?

Этот рисунок работы Модильяни (художник - в круге) висел над кроватью Ахматовой в доме на Ордынке
Этот рисунок работы Модильяни (художник - в круге) висел над кроватью Ахматовой в доме на Ордынке. Фото: © РИА «Новости» и Legion-media.ru

Откуда Модильяни?

Следующий навет на «тетю Наташу и дядю Мишу» состоял в том, что якобы они сперли из дома Баталовых картины (причем «холсты») Модильяни и через сына Цивина, живущего в Израиле, продали эти сокровища какому-то еврейскому богатею.

Это смешно даже комментировать, поскольку известно, что никаких «холстов» Модильяни Ахматова не привозила.

Да, Анна Андреевна была любовницей итальянского художника, он рисовал ее в Париже, причем в голом виде. Перед отъездом Анны в Россию подарил ей то ли десять, то ли 16 рисунков (не холстов) с просьбой повесить над кроватью. Но все рисунки пропали в годы революции. Как рассказывала Ахматова, их «скурили солдаты в Царском».

Единственный рисунок, который удалось сберечь, Анна Андреевна хранила в доме Ардовых и в конце жизни опубликовала его в книге «Бег времени». Этот знаменитый рисунок сейчас находится на музейном хранении, и никаких других работ Модильяни, а тем более «портретов» не было и нет. Попытку же свалить на Дрожжину с Цивиным похищение картин Модильяни искусствоведы называют дешевой попыткой попиариться.

Санитары леса

Чем дольше я слушала про «махинации» Цивина и Дрожжиной, чем больше «жертв» показывали с телеэкранов, тем больше недоумения вызывало то, что «жертвы» никаких симпатий не вызывают.

Особенно доставила удовольствие дочь актрисы Светланы Харитоновой, которая жила в до безобразия запущенной квартире за 40 млн, нигде не работала, побиралась у метро и при этом обвиняла Цивина и Дрожжину в своей плохой жизни. По моему скромному мнению, ничего плохого они вообще не делали, а несли функцию санитаров леса, освобождая исторический центр от таких вот «наследников» известных лиц. Меняли одну дорогостоящую квартиру на две другие, но не в центре - так, чтобы горе-наследник мог не побираться, а жить, сдавая жилье.

Или оформляли договоры ренты, помогая людям в сложной ситуации не просто выжить, а доживать жизнь в комфортных условиях и на своей жилплощади. Тот факт, что потом Цивины получали законно ту самую жилплощадь, - не афера, а вполне нормальные рыночные отношения.

Когда с экрана телевизора начинают орать про то, что у пары множество квартир и зачем они им нужны в преклонном возрасте, мне очень хочется переадресовать этот вопрос семье Баталовых. Зачем было жаловаться на отсутствие денег, а потом неожиданно заявлять: нет, вы неправильно нас поняли, мы ни в чем не нуждаемся, мы состоятельные люди с миллионом долларов на счету…

Дочь советской актрисы Светланы Харитоновой (слева) до знакомства с Цивиным и Дрожжиной просила милостыню у метро «Фрунзенская»
Дочь советской актрисы Светланы Харитоновой (слева) до знакомства с Цивиным и Дрожжиной просила милостыню у метро «Фрунзенская». Фото Руслана Вороного и из личного архива

Честные мошенники

О том, что бизнес Дрожжиной и Цивина хотя и с душком, но честный, время от времени говорили многие. За помощью к паре артисты обращались на протяжении десятков лет. Кому-то «дядя Миша и тетя Наташа» помогли приобрести квартиру. Кому-то помогали с договорами ренты, да и просто по-человечески. Они действительно опекали стариков, давали деньги на операции, спасли обожженные ноги солдату Сереже Комару. В хорошие времена в любви к семейству признавался Гоша Куценко. А Марат Башаров рассказывал, что «тетя Наташа и дядя Миша» помогли ему в трудную минуту, когда он остался сиротой.

В пользу Дрожжиной и Цивина высказалась и вдова Владимира Этуша Елена: 

- Это был их бизнес. Совершенно законный и, повторюсь, очень нелегкий, если человек выполняет свои обязанности по договору честно. А они выполняли честно, судя по тому, что до истории с Баталовыми никаких претензий к ним не было. И странно беспрерывно камлать: «Спасите Машу!» От кого спасать-то? Имущество по договорам ренты на бумаге перешло Дрожжиной. Но до смерти Маши с этим имуществом сделать ничего нельзя. На него наложено обременение. То есть Маша жила бы и жила, как и раньше, в своих квадратных метрах. Продолжала бы получать ренту. И никто бы ее пальцем не тронул.

То, что произошло и почему профессионалы своего дела Цивин и Дрожжина так попали на Баталове, обсуждали много. И не в одной передаче хоть мельком, да звучала мысль, что причина в том, что вдова Баталова хотела «перехитрить» завещание мужа.

- Она с Надькой делиться не хотела, - прокричала как-то телеведущая Елена Старостина.

Под «Надькой» следовало понимать Надежду Баталову, старшую дочь народного артиста, которой не досталось ничего, но по завещанию она должна была стать опекуном сестры Маши в случае смерти ее матери.

Приятная и очень похожая на отца Надежда сразу завоевала расположение зрителей, когда однажды появилась на телеэкране. Она не кричала, что ее обделили наследством. Тепло отзывалась о мачехе Гитане и сестре Маше и ни намеком не выдала обиду на отца и сложные отношения в семье.

- Он сам спросил меня: «Не возражаешь, если я оставлю Маше? Ей же нужно приданое». Я сказала: «Пап, да конечно», - говорила Надежда.

И получается, снова не соврал Михаил Цивин, когда в интервью «Комсомольской правде» озвучил истинную причину происходящего:

- Все дело в том, что вдова не хочет, чтобы Надежда Баталова, дочь актера от первого брака, имела хоть какие-то возможности опекать Машу или быть причастной к собственности Баталовых после смерти Гитаны. Она полгода нас прессовала. Говорила: «Сделайте так, чтобы Надька здесь не командовала». Поэтому она буквально заставила Дрожжину подписать эти договоры о том, чтобы собственниками квартир стал человек, которому она доверяет.



Читайте также: