X

Бедный, бедный МХАТ: Кехман объявил, что у театра нет денег на зарплаты актерам

Владимир-Кехман
Владимир Кехман. Фото: Комяков Владиcлав/«КП»
Новый директор МХАТа имени Горького Владимир Кехман ищет деньги для выплаты зарплат большому коллективу. По его словам, «на счете Академического театра осталось около двух миллионов рублей». Артистам и всему персоналу грозят голод, холод…
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Почему казна театра оказалась пустой? Этим вопросом, быть может, займется прокуратура. Правда, проверок было много, но... Едва ли не каждую неделю теперь уже бывший худрук Эдуард Бояков приводил в театр новых звезд – Алику Смехову, Ирину Линдт, Дмитрия Певцова, Андрея Мерзликина, Леонида Якубовича и Ольгу Бузову, и вряд ли на бескорыстных началах. На 27 ноября назначена новая премьера «Женщины Есенина» – с приглашенным режиссером и приглашенными звездами (включая Екатерину Волкову), которая тоже стоила и стоит денег, но ее судьбой распорядится Кехман.

Судя по заявлениям, пускаться в обреченные творческие эксперименты он не намерен. Если взят курс на возвращение создателя театра Татьяны Дорониной и ее спектаклей, то команда Боякова постаралась многое разрушить или изменить до неузнаваемости. Для восстановления, так сказать, «старого» понадобятся время и деньги. А еще – новая программа развития театра, которая убедит Министерство культуры России через короткое время выделить средства, которые только что были выделены и…

«Последний герой» – так пафосно называлась первая премьера МХАТа имени Горького при Эдуарде Боякове. Очень среднюю пьесу Ивана Крепостного (псевдоним одного режиссера-графомана) с нецензурной лексикой переписывали десятки, быть может, сотни раз для постановки. Переписывали специалисты за деньги. Эдуард Бояков не скрывал, что «пьеса даже не на твердую четверку», но почему-то остановил выбор на ней. Спектакль «Последний герой» – не просто тот самый первый блин комом, а огромный и дорогущий каравай, который оказался несъедобным, страшным и вскоре выброшенным на помойку (спектакль снят с репертуара еще при Эдуарде Боякове). Эдуард Бояков только за создание художественно-декорационной формы заплатил Тамаре Мурадовой 322 000 тысячи рублей из государственного бюджета. В спектакле было задействовано много артистов, и все они получали деньги за каждый выход на сцену, включая репетиции.

Периодически Эдуард Бояков ругался с режиссером Русланом Маликовым, с которым работал в театре «Практика», и ближе к финалу ставил уже сам. Артистов так мучили во время репетиций, что дело доходило до скорой помощи (исполнителю главной роли Старика – Ивану Криворучко – вызывали бригаду скорой помощи после одной репетиции). Изначально было понятно, что «Последний герой» – не для МХАТа, что он обречен на неудачу, но Эдуард Бояков с завидным упорством «лепил» эту премьеру. Правда, уже в самом начале своего правления он говорил о постановке романа Евгения Водолазкина «Лавр», которую все-таки сам осуществил, и, судя по реакции зрителей, успешно. Так почему бы сразу не браться за хороший материал, к которому лежит душа, а не тратить время и деньги на недоделанную и переделанную пьесу Ивана Крепостного?

Впрочем, деньги – государственные, не жалко. Не из своего кармана крутой театральный продюсер их взял, а из карманов не очень богатых налогоплательщиков – всех нас. На вторую премьеру, «Сцены из супружеской жизни» Андрея Кончаловского, денег было потрачено не меньше (один гонорар Андрея Кончаловского – 1 миллион рублей, и гонорар исполнительницы главной роли Юлии Высоцкой – 1 миллион рублей), но расходы окупились. На этот спектакль с Александром Домогаровым (потом он громко хлопнул дверью и со скандалом ушел) зрители шли. Сколько было потрачено средств на дилетантское восстановление и реставрацию шедевров МХАТа – «Синюю птицу» и «Три сестры», – пусть считают ревизоры…

Все три года правления Эдуарда Боякова Минкультуры выделяло государственные деньги, хотя результаты были, мягко говоря, нерадостные. Конечно, Москва не сразу строилась, и новый МХАТ – тоже, только Москва – это Москва, а МХАТ при Эдуарде Боякове – перехваченный пиратами корабль с запуганными артистами, плывущий в неизвестном направлении на государственные деньги, – только бы плыть. Неудивительно, что у пиратского корабля к 1 ноября 2021 года не осталось денег ни на что.

Андрей Бурковский большими буквами известил своих поклонников о возвращении в труппу МХТ имени Чехова. Две недели назад он гордо покинул прославленный театр, которым правил режиссер Сергей Женовач и который перестал был быть для него домом, а с приходом на пост худрука актера Константина Хабенского пожаловал обратно.

«Бедный, бедный Павел» – название исторической драмы Виталия Мельникова о правлении и убийстве в результате государственного переворота императора Павла Первого. Герой в исполнении Виктора Сухорукова при восшествии на престол громко говорит своим поданным: «Кончается женское правление. Начинается правление мужской, рыцарское». Примерное то же самое в начале своего пути говорил Эдуард Бояков, забирая всю полноту власти у Татьяны Дорониной. Что скажет новый худрук или будет ли он вообще в театре, да и будет ли сам МХАТ и куда подевались государственные средства – миллионы, что нечем платить зарплату артистам, – вопросы не ради любопытства.






На эту тему: