«Со мной легко работать»: прима Омского театра драмы Валерия Прокоп не любит кино и обожает современную молодёжь

Народная артистка России Валерия Ивановна Прокоп почти всю жизнь служит в Омском государственном академическом театре драмы и практически не даёт интервью. Но для EG.RU сделала исключение
Валерия Прокоп
Валерия Ивановна Прокоп в роли Лауры (спектакль «Стеклянный зверинец», 1968 год). Фото: архив пресс-службы Омского государственного академического театра драмы
Валерия Прокоп Валерия Прокоп

В эти дни знаменитый сибирский театр гастролирует в Москве, и Валерия Ивановна буквально за час до генеральной репетиции спектакля «Время секонд хэнд» согласилась встретиться с нами.
Мы увиделись в так называемой актёрской гостиной Театра имени Евгения Вахтангова, где проходят спектакли сибиряков.

Блондинка из Тбилиси

Будущая театральная звезда родилась в Тбилиси, где прожила до 20 лет. В юности мечтала стать переводчицей, но судьба «распознала» в ней будущую актрису и избежать этого было просто невозможно. Получив театральное образование, в 60-х годах ХХ века Валерия Ивановна с мужем оказалась в Омске, где родился её сын — известный артист Сергей Чонишвили, и где она живёт и выходит на сцену по сей день. За её плечами роли в трёх десятках постановок, среди которых «Гамлет» и «Зимняя сказка» Шекспира, «Волки и овцы» Островского, «Царствие земное» Уильямса и многие другие.

Прима — это в балете!

С самого начала нашей беседы захотелось выяснить, как ощущает себя прима — в профессии и по жизни, но Валерия Ивановна в пух и прах разнесла такую риторику.

«Какая прима, вы что? Прима — это в балете»

Написание пьесы и создание роли специально «под неё» - это всё не работает, рассказывает Валерия Ивановна. В реальной жизни всё гораздо прозаичнее — актриса узнаёт, что получила роль, когда в театре вывешивается общее расписание.

Валерия Прокоп
Валерия Ивановна Прокоп в роли Марийки (спектакль «Солдатская вдова», 1972 год).
Фото: архив пресс-службы Омского государственного академического театра драмы

И вот тут её задача уже создать яркий и правдивый образ (вне зависимости от того, нравится ей роль или нет) на сцене, который запомнится зрителям и заставит их задуматься о чём-то очень важном. Заставит пережить что-то, что сделает их лучше, духовно богаче и добрее.

«С режиссёрами у меня не было конфликтов никогда»

Выполнять все режиссёрские установки — святая обязанность каждого артиста, однако понимают это не все. Спорить вообще вредно, особенно с творческими людьми. Театральный коллектив — это очень сложноорганизованная формация. Валерия Ивановна презентует свои мысли и корректировки в виде какого-то предложения, в диалоге. И часто бывает, что режиссёры соглашаются, когда интересное решение подаётся в такой мягкой, дипломатической форме. Ни о какой бесхребетности и покорности здесь речи не идёт, конечно. Это всё мудрость, опыт и желание сделать свою работу как можно лучше, а не спорить. Ни с кем не ругаться, делать своё дело, а поправки если и вносить, то максимально корректно и как бы невзначай.

«Не надо воспринимать в штыки режиссёрское предложение, не попробовав сделать то, что он предлагает. Союз актёра и режиссёра должен быть нежным. Если в семье ребёнка будет любить только мама, а папа будет ненавидеть, то ребёнок будет обделён. А мы рождаем спектакль — это наше дитя. И мы должны оба сделать всё, чтобы наш ребёнок родился в любви»

Взгляд со сцены на метаморфозы русского драматического театра

Валерия Ивановна исключительно позитивный человек. Все изменения, которые произошли в её любимом искусстве в связи с культурными и общественными изменениями последних десятилетий, она расценивает с положительной стороны.

А ведь и действительно, раньше режиссёрам приходилось ставить спектакли по указанию сверху. Существовал некий грандиозный культурный план, госзаказ, который помогал воспитывать «идеальное» общество.

В наши дни ситуация разительно отличается от того, что было раньше — современный режиссёр может сказать: «Я мечтаю поставить эту пьесу», и никто не будет против. Он сможет сам выбрать подходящих его замыслу артистов. Это настоящее счастье для всех, кто занимается театром в нашей стране

Однако Валерия Ивановна скептически относится к современной драматургии:

«Современных пьес я не знаю таких хороших, чтобы хотелось сыграть… Вот классика — она на все времена. Я с удовольствием играю Островского. Там каждое слово — это музыка, песня. Хотя сейчас для современного слуха язык великого драматурга не всегда понятен. Но когда привыкаешь к этому, начинаешь восхищаться красотой оборотов. Хотя есть, конечно, исключения. В пьесе «Август. Графство Осэйдж» я играла с большим удовольствием, хотя она не старая (американец Трейси Леттс написал её в 2007 году — прим. ред.). С большой радостью играю в спектакле по пьесе Ханоха Левина «На чемоданах». У меня там роль вообще без слов. Но играю я её с упоением. Но это редко, очень редко. Так что люблю я не только Островского и Горького. (Горького, кстати, не люблю, хотя играла в нескольких спектаклях по его произведениям)».

«Мы избалованы нашим зрителем»

Каждый выход на сцену для Валерии Ивановны это новый праздник, новый опыт и знакомство с новым типом зрителей. Сейчас в театре стало больше молодёжи и актриса связывает это с тем, что нынешнее поколение просто стало умнее и начало испытывать непреодолимую тягу к настоящему искусству.

Валерия Прокоп
Валерия Ивановна Прокоп в роли Коробочки (спектакль «Брат Чичиков», 2002 год).
Фото: архив пресс-службы Омского государственного академического театра драмы

То, что долгие годы считалось элитарным и интересовало исключительно знатоков и ценителей, теперь привлекает внимание большего количества людей. Молодых людей! И это ещё один «плюсик» в копилку сложившейся вокруг современного российского театра ситуации и щелчок по носу тем, кто постоянно брюзжит и неодобрительно высказывается о «поколении, выросшем перед мониторами компьютеров».

Всё совсем не так плохо, как может показаться. Любители театра теперь ходят не «на артиста», как это было раньше, а на «зацепившие душу» спектакли. И даже по нескольку раз. Современный зритель знает режиссёров, чётко разбирается в своих пристрастиях.

«Когда я сама бываю в своём театре, как зритель, я прихожу, сажусь и смотрю, как в зал заходят люди: они идут на праздник! С цветами, от них пахнет духами, они в туфельках, они в красивых платьях...»

Почему Валерия Ивановна перестала ходить в кино

Театр и кино уже больше ста лет существуют в непосредственной близости друг от друга. Но на экране нашу героиню увидеть нельзя. Да и в кинотеатре не встретить (хотя она даже живёт рядом с одним из самых популярных омских кинозалов).

Для Валерии Ивановны ситуация, сложившаяся вокруг мировой киноиндустрии в последние годы, стала совершенной невыносимой и дело вот в чём: если театр сейчас переживает подъём и завоёвывает нового зрителя, то кино, по её мнению, ушло в сторону абсолютной развлекухи и бескультурия.

Она с содроганием проходит мимо афиш современных блокбастеров и триллеров, на которых преимущественно красуются монстры, цель которых испугать и пощекотать нервы. А ещё в кино едят…

«Я была в кино последний раз года два-три назад. Вот это чавканье попкорном... Кино потеряло во мне зрителя. Я лучше потом посмотрю что-то на экране компьютера».

Незаменимые люди есть

Вспомнили мы и об ушедших от нас в этом году Олеге Табакове и Дмитрии Брусникине… Валерия Ивановна уверена, что людей такого масштаба заменить не сможет никто. Ученики, последователи, преемники — это всё, конечно, здорово, но схема, которую нам всем на протяжении почти всего XX века вбивали в голову, что человек — это винтик в огромном механизме, который всегда можно заменить на другой, не работает.

«Я не считаю, что свято место пусто не бывает. Бывает! Такого человека, как Олег Павлович уже никогда не будет — с таким обаянием необыкновенным, с такой улыбкой, с таким смехом... Люди уходят, и с ними уходит часть жизни тех, кто их любил. Они забирают её с собой».

«Своему сыну я советов не даю»

Наша героиня мечтает, чтобы в будущем любовь к театру среди молодёжи стала некой «эпидемией». Среди детей нет — для маленьких зрителей есть специальные спектакли, да и вообще родителям виднее, что их чадам будет полезнее посмотреть. А вот молодёжь уже самостоятельно решает на какой спектакль идти.

Валерия Прокоп
Валерия Ивановна Прокоп в роли Пани (спектакль «Зелёная зона», 2004 год).
Фото: архив пресс-службы Омского государственного академического театра драмы

В связи с этим Валерия Ивановна вспомнила про то, как водила в театр своего маленького сына Серёжу Чонишвили — искусство он обожал с детства. Однажды будущий актёр поделился своим желанием посмотреть спектакль «Царствие земное» по Тенесси Уильямсу, но мама сказала что ему ещё рано, что он ещё маленький...Постановку Серёжа всё-таки посмотрел и очень удивился первоначальному запрету: «А чего там особенного? Я это всё знаю!» Дети соображают что к чему!

Валерия Ивановна часто бывает в Москве и постоянно ходит на постановки с участием сына. Знает все его спектакли. Однако никогда не даёт ему никаких профессиональных советов — это табу. Но вообще для Сергея мама — непререкаемый авторитет. Он очень волнуется, когда Валерия Ивановна приходит посмотреть на его работу. Самый главный и любимый цензор! Однажды после спектакля он сказал ей: «Как меня мучало — я видел, как блестят твои очки в зале».

«Я не «сижу» так глубоко в пьесе, как он, и не знаю - о чём его просил режиссёр. Вдруг моё мнение расходится с режиссёрским? Я этого не знаю».

Читайте также:

Вам может быть интересно: