Поклонников Елены Малышевой ждёт тяжёлое разочарование

Премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде»
В Москве прошла премьера фильма Квентина Тарантино «Однажды в… Голливуде»

По соцсетям разошлась смешная фотография с Тарантино и министром культуры Мединским на экскурсии в Кремле. «Найди в этой жизни того, кто смотрит на тебя, как Мединский на Тарантино, и никогда с ним не расставайся», - гласит подпись.

Прославленный режиссер приехал в Москву, чтобы представить свой девятый фильм. На премьере при огромном ажиотаже российского светского бомонда он сердечно обратился ко всем, призывая не спойлерить и «ничего никому не жужу».

А мы и не жужу. Потому что трудно проспойлерить то, чего не было.

Действие «Однажды в… Голливуде» разворачивается в 1969 году. Нам показаны три дня (правда, следующие через неравные промежутки времени) до убийства, всколыхнувшего мир. В 1969 году актрису Шэрон Тейт, беременную жену Романа Полански, к тому моменту уже известнейшего режиссера, снявшего «Ребенка Розмари», убьют хиппи, члены так называемой семьи Чарльза Мэнсона.

Любители телешоу Елены Малышевой будут разочарованы и сочтут «Однажды в… Голливуде» безделицей и открыткой из прошлого. Весь фильм (ну или почти весь) на экране почти ничего не происходит. Ни тебе обрезания, ни танцующих яичек и поющей матки. Больше всего это похоже на советский мультфильм «Фильм, фильм, фильм», где большую часть фильма нам показывают про то, как снимается кино.

Как это часто бывает у Тарантино, реальность идет рука об руку с вымыслом. Главные действующие лица фильма - ДиКаприо и Брэд Питт. Первый играет сериального актера Рика Далтона. Второй - похожий на него как две капли воды Клик Бут - и каскадер, и водитель, и друг, ставший «кем-то большим, чем просто друг, и чуть меньшим, чем жена».

Карьера Рика на закате. Восемь лет подряд он играл крутых ковбоев и отважных парней с огнеметом. Но теперь его приглашают на роли тех, кому надирают задницу. Бедняга страдает. В жизни все могло бы устроиться, если бы ему удалось попасть в особнячок Полански, ведь без хорошей тусовки хороших ролей не светит. Однако с юной Шэрон Тейт, у которой пока все хорошо, у ребят нет никаких шансов встретиться.

Что тут можно проспойлерить? Разве что слезы ДиКаприо о неудавшейся жизни. Разве что забавные штучки из прошлого: катушечные магнитофоны и волосатые подмышки девок-хиппи. Разве что основной прием Тарантино: воображение в который раз преобразовало реальность.

Как говорил режиссер, в большей степени этот фильм о Лос-Анджелесе того времени. В 1969 году Тарантино было 6 - 7 лет, и ему было интересно воссоздать это время, но не документально, а по памяти. В духе лучших традиций русских классиков. Как Гоголь, воссоздавший Россию, когда уехал в Рим, и объяснявший потом, что лучший способ изобразить окно - отвернуться от окна.

По Фрейду это называется фантазмом, когда реальный продукт, попадая в сознание художника, как сто рублей в автомат по выдаче билетов на метро, сублимирует и выдает совершенно иной продукт.

Смешная сцена в фильме, когда Шэрон Тейт приходит в кинотеатр посмотреть фильм со своим участием. Приходит не за тем, чтобы посмотреть кино, а чтобы понаблюдать за реакцией зала. Как признавался Тарантино, он обожает делать так же.

За невыносимо долгие почти три часа реакция зала на «Однажды в… Голливуде» была различной. Был смех, например в сцене, когда каскадер Брэд Питт навалял на съемочной площадке зарвавшемуся и пафосному Брюсу Ли. Радость узнавания вызывали и многочисленные пасхалки вроде последнего прикосновения ДиКаприо к стеклу скорой помощи, увозящей его пострадавшего друга. Был храп: кто-то счел, что существенную часть картины, представленной ради картины, можно было спокойно проспать.

На титрах раздавалось разочарованное: «Из этого можно было сделать нормальное часовое кино». Но ворчала в основном молодежь. Те, кто постарше, сидели с лицами Мединского, глядящего на Тарантино. Они узнавали больше, у них было больше поводов для ностальгии. Они понимали, что убийство золотоволосой Тейт в версии Тарантино - это не только метафора смерти золотого века Голливуда. Это конец беззаботного и счастливого детства.

Как пела Пугачева: «Три счастливых дня было у меня».


Фото Кристины Безбородовой

Читайте также:



‡агрузка...