Михаил Боярский впервые о романе с Алисой Фрейндлих

Нестареющую комедию Эльдара Рязанова можно пересматривать бесконечно
Нестареющую комедию Эльдара Рязанова можно пересматривать бесконечно
Д’Артаньян ревновал ее к двум мужьям, а Андрей Мягков «дал слабину», чтобы зрители поверили в чувства их героев

Благодаря Алисе Фрейндлих, отметившей 8 декабря 85-летие, прозвище Мымра перестало быть уж очень обидным. В который раз пересматривая киношлягер Эльдара Рязанова «Служебный роман», миллионы женщин поверили, что любовь может преобразить любую, даже самую невзрачную даму. А мы вместе с родными и близкими юбилярши попробовали разобраться, какое место это беспокойное чувство занимает в ее личной жизни.

— Единственная моя ошибка: три четверти жизни я думала, что все еще впереди, — вздыхает Алиса Бруновна.

В первый раз она выскочила замуж за однокашника Володю Карасева, когда училась на третьем курсе Ленинградского театрального института. Симпатия между молодыми людьми не была настолько сильной, чтобы сразу бежать в загс, уверяют очевидцы. Но, как позже признавалась актриса, ей с мамой и бабушкой очень нужен был мужчина в доме.

«Я всегда была для него ручной собачонкой»

Фрейндлих появилась на свет в семье артистов. Мама будущей звезды Ксения Федорова в молодости жила в Пскове, но в начале 1930-х годов переехала в Ленинград и на драматических курсах Театра рабочей молодежи влюбилась в Бруно Фрейндлиха, выходца из семьи российских немцев. Вскоре она стала его женой.

Когда их дочке Алисе было семь лет, Бруно Артурович уехал на гастроли в Среднюю Азию. Там его застала новость о начале войны. Отсутствие в городе на Неве спасло от репрессий не только его, но и жену и дочку (с первого дня Великой Отечественной ленинградские немцы оказались на прицеле у НКВД). А так как в графе «национальность» у девочки было написано «русская», трогать их с мамой не стали. Пока его девочки выживали в осажденном городе, Бруно Фрейндлих нашел новую любовь и в прежнюю семью не вернулся.

C первым мужем Владимиром Карасевым
С первым мужем Владимиром Карасевым

Алисе потом приходилось тайком общаться с отцом (по окончании войны он вернулся в Ленинград с новой женой Клавдией Копченовой и их дочкой Ирой), а в женском царстве нашей героини даже гвоздь вбить было некому. Так что молодой муж Алисы моментально пришелся ее маме и бабушке по душе.

— Володя Карасев был очень влюблен в Алису, а она просто позволяла себя любить, наверное, поэтому они быстро разбежались, — рассказала нам актриса Кира Крейлис-Петрова, чей ныне покойный муж Яков учился с Карасевым и Фрейндлих на одном курсе.

Сама Алиса Бруновна старалась не вспоминать о первом, студенческом браке.

— Он (Владимир. — И. С.) на меня страшно обиделся, когда я сказала, что это была старая студенческая любовь, продлившаяся полтора года. Даже где-то ляпнула «черновик». Хотя считаю, что это была проба или неопытная попытка узнать, что это такое, — вздыхала она и добавляла, что ушла от мужа, потому что без ума влюбилась в театрального режиссера Игоря Владимирова.

Роман закрутился, когда его пригласили поставить в Театре им. Комиссаржевской, где тогда служила Алиса, спектакль «Время любить». А в 1961 году Владимиров возглавил ленинградский Театр им. Ленсовета, и она стала работать под крылышком возлюбленного.

— У моих родителей не было пышной свадьбы, — рассказывает дочка пары Варвара. - По-моему, они и расписались-то, чтобы решить какую-то бытовую проблему типа прописки. Выйдя замуж, мама неожиданно для всех поменяла фамилию. Ничего, кроме проблем, это не принесло. Пришлось возиться с документами, к тому же новую фамилию нельзя было выносить на афишу. Все знали Алису Фрейндлих, и никто — Алису Владимирову. В общем, очень скоро мама восстановила статус-кво... Однажды я спросила, зачем она это сделала. «Я просто его очень любила, — ответила мама. — Я была поздним ребенком. Это по нынешним временам 33 года не возраст, а тогда, в 1968 году… Вся семья очень ждала девочку. Может, оттого, что у папы уже был сын от другой женщины, а мама с бабушкой Ксенией Федоровной понятия не имели, что делать с мальчишкой».

Третий муж Алисы Бруновны - художник-самоучка Юрий Соловей живет в Германии
Третий муж Алисы Бруновны — художник-самоучка Юрий Соловей — живет в Германии. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

До Фрейндлих Игорь Владимиров жил гражданским браком с актрисой Зинаидой Шарко. Они разбежались, когда их сыну Ване едва исполнилось четыре годика.

— Как-то мама нашла отцовский донжуанский список: продавщица, официантка, машинистка и так далее, — припомнил в недавнем интервью «Каравану историй» Иван. — Сначала ничего не сказала: мол, понятно, ведь не мальчиком был, когда сошлись. Но однажды отец, вечно ревновавший маму, устроил ей очередной жуткий наезд по поводу «твоего прошлого». И мама в ответ выдала: «Да из твоих девиц можно создать третьесортный бордель! А из моих мужиков — лучший театр Европы!»

Претензии по поводу того, что он разводит бордель, только уже в своем театре, Владимиров потом услышит и от Фрейндлих.

— Игорь Владимиров был старше на 16 лет, мудрее, а чувство юмора просто ошеломило меня, — делилась Алиса Бруновна с «Экспресс газетой». — Он был легок в общении. Но с возрастом его характер изменился. Стал нетерпим ко всем, ко мне в первую очередь. Владимиров болезненно воспринимал мои успехи в кино, потом стал сниматься сам.

Перед разводом супруги ругались на глазах у всей труппы.

— Кобель, он и есть кобель, хотя я безумно ценю его талант режиссера и актера, — объясняла наша героиня— - Его так называла, поскольку он начал пить и распускал вожжи. Одно время театр стал для него собственным борделем. Приглашал артисточек и прочих не для работы в театре, а для собственной забавы. Решил, что я стерплю, ведь я всегда была для него ручной собачонкой. В общем, и я позволила себя чуть-чуть свободы. Поклонники у меня всегда были, но в собственной шкале ценностей я себя ставила значительно выше доступных театральных шлюх.

Боярский и Фрейндлих любят, по собственному признанию, накуриться до одури. На заднем плане ее внук Никита и его жена Лариса Луппиан
Боярский и Фрейндлих любят, по собственному признанию, накуриться до одури. На заднем плане внук Алисы Бруновны Никита и жена Михаила Сергеевича Лариса Луппиан. Фото Анатолия Мелихова

Гадости для пикантной женщины

Так кто же эти загадочные любовники Фрейндлих? Народная молва, например, приписывала ей отношения с Андреем Мягковым на съемках «Служебного романа».

— Многие были в Андрея тайно влюблены, — пожал плечами его приятель, актер Александр Пятков. — Но Мягков не бабник, всегда был верен жене Анастасии Вознесенской. Хотя, думаю, были моменты, когда давал слабину. На съемках «Служебного романа» он был очарован Алисой Фрейндлих. Это так видно на экране! Возможно, поэтому зрители поверили в блистательный дуэт и очень его полюбили.

Но куда более трепетные отношения связывали нашу героиню с Михаилом Боярским. Она и правда сыграла заметную роль в судьбе будущего д'Артаньяна. Не секрет, что благодаря ее протекции молодое дарование заметили и его карьера быстро пошла в гору.

— Алиса — великая актриса и мой близкий друг, — с восхищением заявил Михаил Сергеевич, когда мы попросили его поздравить Фрейндлих с круглой датой. — Более 45 лет мы знакомы. Она еще с моим папой вместе работала. Я был в нее влюблен с младых ногтей и всегда ревновал. Сначала к ее первому мужу Володе Карасеву, потом к Игорю Владимирову. И постоянно следил не только за ее творческой, но и личной жизнью. Когда молодым актером поступал в театр, именно она поддержала меня на художественном совете. Заявила, что у меня есть второй план, и в результате меня оставили в труппе. Знаете, за что я обожаю Алису? Она помнит дни рождения всех вокруг. Не только своих друзей, но и их родных. И пунктуально всех поздравляет. А еще она настоящая петербурженка, с замечательным вкусом, очень тактичная и пикантная женщина. Алиса потрясающе готовит. Вся труппа перебывала у нее в гостях на ужинах. Помню, когда ей 50 исполнилось, тамадой вызвался быть Владимиров. У них всегда был хлебосольный дом. Игорь Петрович, кстати, никогда меня к жене не ревновал.

— Как поздравите Алису Бруновну с 85-летием? (Мы разговаривали накануне праздничной даты. — И. С.)

— «Гадости», как я называю подарки, мы друг другу преподносить в наши декабрьские с ней юбилеи не будем. (Боярскому 26-го исполнится 70 лет. — И. С.) А вот приду я к ней обязательно. Накуримся, как водится, до одури, напьемся чаю. Потом она мне про своего новорожденного правнука расскажет, а я — про своих внуков. Что еще для счастья надо?

Народная артистка СССР с дочкой Варварой (справа от нее) и внуками Никитой и Анной
Народная артистка СССР с дочкой Варварой (справа от нее) и внуками Никитой и Анной. Фото: Евгения Гусева/«Комсомольская правда»

Ревность к отчиму

После развода с Владимировым (он утешился в объятиях юной актрисы Инессы Перелыгиной) Фрейндлих закрутила очередной «служебный роман». Получив звание народной артистки СССР и перейдя в Большой драматический театр, Алиса Бруновна попала под очарование молодого Юрия Соловья, который, кроме работы на сцене, увлекался написанием картин. За художника-самоучку она вскоре вышла замуж. Дочка-подросток Варя приняла отчима в штыки.

— Мне было 13, когда у мамы появился новый муж. Самый неподходящий возраст! — рассказывает Варвара. — Я дико ревновала, выносила мозг всем. Казалось, по квартире летает шаровая молния — настолько наэлектризованной была атмосфера. Бедная мама пыталась быть для нас буфером, успокоить, развести по разным углам, как боксеров на ринге… Однажды мы втроем отправились в летнее путешествие на катере. Мама с Юрой собирали грибы, ловили рыбу, жарили ее на костре. Я ощущала себя третьим лишним, злилась на маму, отчима, к тому же тосковала по своей первой любви. Весь день сидела на корме и сквозь слезы пыталась вязать свитер. Вечером старательно зачеркивала в календаре еще один прошедший день. Пытка продолжалась три недели. На самом деле при желании Юра мог бы найти ко мне ключик, но, видимо, не захотел.

— Мне с Юрочкой было хорошо, — вздыхала Фрейндлих. — Хотя он, как никто другой из моих мужей, ревновал меня к профессии. Однажды предложил мне уехать в Германию, у него там появилась работа. Я отказалась, и мы расстались.

Кадр из «Д’Артаньяна и трёх мушкетёров»: таким харизматичным красавцем грех было не увлечься
Кадр из «Д’Артаньяна и трёх мушкетеров»: таким харизматичным красавцем грех было не увлечься

Соловья раздражало, что все в Питере называли его лишь «мужем Фрейндлих», а его звездная супруга так и не смирилась с тем, что он не смог найти общего языка с ее единственной дочерью.

— Теперь мама живет одна, одиночество ее не тяготит — это тоже горючее для творчества, — рассказывает Варвара. — Если что — мы рядом. Каждое лето она обязательно ездит на дачу, с которой многое связано. Я не слишком жалую мамин дом — некомфортный, сырой и очень, очень старый… «Как ты можешь его не любить? Здесь же выросли твои дети», — укоряет меня она, которая и сама через некоторое время стремится назад в город... Иногда, глядя на нее или на ее любимого партнера Олега Валерьяновича Басилашвили — они ровесники, — думаю, что стало бы, если бы они ушли на пенсию? И понимаю: эти люди живут только ради работы. Она их бог, поддержка и смысл жизни.

— На сцене мы с Алисой становимся другими людьми, — поделился Олег Басилашвили с «Экспресс газетой». — Мы несем в зал эмоции, слезу и радости, ту сверхзадачу, что перед нами поставили автор пьесы и режиссер. Дай бог ей здоровья, удачи, много отличных ролей. Чтобы мы с ней много лет еще вместе играли. Самоуспокоенности ей желаю, все волнения на спектакле лишние. А ее дочке, внукам, правнуку — здоровья и успехов.

Читайте также: