Сергей Проханов: «У меня роман со шпионкой Кондулайнен!»

В таких хоромах и одному не скучно
В таких хоромах и одному не скучно. Фото: Globallookpress.com
Оставшись без своих фавориток, «усатый нянь» невольно понял, что счастье – это путь к нему

10 сентября Московский театр Луны начал новый сезон с легендарного спектакля «Ночь нежна» по роману Фицджеральда. Половина зала – врачи, которые спасают всех нас от пандемии, и этот показ – благотворительный. Только в роли красавицы Николь – не Анна Терехова, а ее однофамилица – ученица Сергея Проханова Анастасия Терехова. В этом интервью создатель и худрук театра Луны рассказывает о том, как непросто он и его детище пережили пандемию, что происходит со звездами театра,  о своей новой музе – роковой даме с богатым любовным прошлым.

- Сергей Борисович, где же ваши примы: Анна Терехова, Елена Захарова?

- С нашими девушками-звездами особой любви сегодня нет. В основном они доигрывают старые спектакли. У них появилась какая-то фанаберия причем на пустом месте.  К потерям я уже привык.  Над моей головой  фотография, на которой 50 самых популярных артистов, которые играли в моих спектаклях, среди них и Чулпан Хаматова, и Евгений Стычкин, и многие другие.

- Злые языки говорят, что Проханов меняет возлюбленных, как перчатки, и одна моложе другой. Вы – мужчина свободный, и право имеете…Кто сегодня дама сердца «усатого няня»?

- Попали не в бровь, а в глаз. Никого сегодня нет. Даже сам удивился, что во время коронавируса мало, кто приехал – даже по большой любви. Разумеется, я как-то находил выход из положения, но факт остается фактом – ни одна дама сердца не поддержала меня во время карантина.

- Бросили на произвол судьбы?

- Не то, чтобы бросили – просто не откликнулись. С начала пандемии театр поскучнел, и все стали кислыми. Когда мы вместе творили, создавали спектакли, - были желание, кураж… А сейчас остановка. Невольно пришло понимание, что счастье – это путь к нему. Да и студентки мои повзрослели. У кого-то уже семья, дети… В одно время будто сговорились и пошли рожать, хоть самому играй. Стали совсем другими девушками, с другим химическим составом. Остался «близкий сталинский круг» из самых любимых, но и он во время пандемии сузился. Были возлюбленные, которые по газетам прошлись, и с которыми я жил по пять лет, но сейчас один. Извините, что ничем вас удивить. При этом новых артисток взять не могу – нет денег. Даже если и понравится какая-нибудь длинноногая муза, -  нечего ей предложить. Не будет же она работать в театре за 20 тысяч рублей? Когда это кончится?

Настя Терехова в роли Марлен Дитрих в спектакле «Диагноз: Эдит Пиаф»
Настя Терехова в роли Марлен Дитрих в спектакле «Диагноз: Эдит Пиаф». Фото: lunatheatre.ru

- Какая из молодых артисток вам очень нравится?

- Сейчас любая молодая артистка стоит денег. Больших денег. А театру на новый сезон  на постановки пока не дали ни копейки. Правда, сейчас не до романов…Пережить бы этот страшный високосный год.

- Как без музы создавать спектакли?

- Сейчас я ставлю спектакль «Шпионка», на которую меня вдохновляет общая любовница Сталина и Гитлера – актриса Ольга Чехова. Материал – потрясающий. На роль Ольги Чеховой хочу пригласить свою ученицу Настю Стоцкую. Уж больно роль хороша.

- Разве Ольга Чехова была любовницей Сталина? Она работала на НКВД, но вряд ли спала со Сталиным?

- Была-была – поверьте человеку, который много лет был вхож в Кремль (Сергей Проханов был женат на внучке двух маршалов Советского Союза – Жукова и Василевского. – А.З.).

- А у вас не было романа со шпионками?

- Разве только с финской шпионкой – Еленой Кондулайнен.

- Что произошло с Еленой Кондулайнен в августе на самом деле? Как она себя сейчас чувствует?

- Я был рядом с ней, когда ей стало плохо. Мы отдыхали компанией в ресторане, Лена выпила  глоток шампанского и спросила: «Кто мне насыпал яда?». И я сижу рядом – она на меня смотрит.  Но у меня с Леной очень хорошие отношения. Она предлагала мне жить вместе с ней в Финляндии во время коронавируса, но я остался в Москве, и она там, бедная, одна скучала. Из ресторана ее забрали на Скорой, поместили в Боткинскую больницу, телефон отобрали, навещать запретили. В наше время все возможно. Вон какая беда с Михаилом Ефремовым произошла – восемь лет колонии общего режима дали.

- Что вы думаете о наказании для Ефремова?

- Если он больной человек, то его надо лечить. Да, он виноват, и должен быть наказан. Но наказание должно быть осмысленным. Пусть Михаил Ефремов поработает на свою страну, на семью погибшего по его вине человека. В конце концов, пусть у него заберут квартиру в пользу потерпевших. Когда говорят, что «пьяный за рулем Ефремов, если останется без наказания, будет плохим примером для молодежи», то, извините, эта молодежь сама по себе  гуляет – и без Ефремова, что даже Михаилу да нее далеко.  Еще нельзя не учитывать заслуги Михаила. Допустим, что врач Рошаль сбил человека, но при этом он спас тысячи жизней, и что ему давать 8 лет тюрьмы? А разве Михаил Ефремов своим искусством не спас души людей? Если так думать, значит необходимо официально сказать, что сегодня кино и театр не спасают, не помогают, не лечат, а так – развлечение за деньги, без всякой духовности и высокого предназначения.

- Сергей Борисович, вы были элитой-элитой в СССР, и лично знали и генсеков и всю «золотую молодежь». Если бы эта трагедия с представителем знаменитой династии – произошла в СССР, какой был бы приговор?

- Уверен, что в СССР Ефремова бы отмазали. Быть может, отправили бы на поселение как героя Олега Басилашвили в фильме «Вокзал для двоих». Все-таки Михаил Ефремов – не злостный уголовник, чтобы сидеть в колонии общего режима. Точно бы отмазали!

Елена Захарова отлично провела лето в Крыму
Елена Захарова отлично провела лето в Крыму. Фото: Instagram.com

- Как вы куралесили в СССР?

- Гуляли в ресторанах, гоняли по Москве с превышением скорости… Молодость… Да, всегда это было…и сейчас есть…То, что сегодня позволяют себе дети олигархов, - не идет ни в какое сравнение с выходками советской «золотой молодежи».

- Есть театр «Современник», который создал со своими учениками Олег Ефремов, но сегодня от того театра ничего не осталось. У нового худрука Виктора Рыжакова свои взгляды на искусство, которые не имеют ничего общего с ценностями «Современника». Что делать?

- Театры Москвы нуждаются в большой и серьезной перестройке. То, что творится на театральном пространстве столицы сегодня, - ненормально. Со смертью титанов, руководителей театров, больших артистов уходит большая часть публики, и необходимо проводить чистку. На мой взгляд, нужно менять названия театров, если прежние не соответствуют своему назначению. Театр на Таганке не имеет ничего общего с театром Любимова, а ассоциации продолжаются. И «Современник» сегодня, как  правильно вы заметили, это не «Современник» Олега  Ефремова.

Я бы не стал отдавать театр с историей, традицией полностью новому худруку, который пришел извне. Было бы правильно назначить коллегию из старейшин театра, чтобы не сбиться с курса и при этом развиваться. Кстати, в Голландии есть практика, согласно которой режиссеру дают право поставить спектакль за государственные деньги, и допустить только один провал. Если второй спектакль оказывается неудачным, режиссеру выдают «желтый билет». Да и вообще в Москве большой перебор театров. Не нужно столько театров в нашей столице. Должен быть Художественный Совет, который наблюдает за качеством спектаклей в театрах, а не только распределяет деньги между собой.

- Почему же не нужно много театров? Москва большая и каждый второй гость столицы хочет посмотреть спектакль!

- Какой гость пойдет в театр «Сопричастность»? А департамент тратит на него бюджетные средства. Юрий Лужков так сильно любил театры, что каждый год открывал новый и теперь большинство из них пожирает деньги налогоплательщиков.

 - Что конкретно делать департаменту культуры в нынешних реалиях, когда практически с каждым театром связан скандал, бунт и дефицит кадров?

- Нужно смотреть репертуар, разбираться в театре. В этом плане театром федерального значения везет больше – министр культуры России Ольга Любимова – из театральной семьи. А там посмотрим…

- Что значит «чистить» театр?

- Разные способы, один из которых – объединение мелких театров с более крупными. Например, наш театр Луны объединился с театром музыкальной комедии, и все остались только в выгоде. Давно пора объединить два МХАТа – Горького и Чехова. Зачем их два, когда они были задуманы как один? Непонятна история и двух сцен, филиалов – как Малого театра, так и театра Маяковского… Бесконечная путаница с этими филиалами и сценами. Здания требуют обслуживания. Увеличения штата, техники, и зачем?  У нас и так огромные по площади театры! Сократить, а там глядишь, и деньги появятся. Может мелкие театры все-таки отдать префектурам и частникам?

- В вашем театре какие проблемы?

- У нас еще одна большая проблема – отсутствие эффективного менеджмента. Скамейка запасных с хорошими продюсерами, худруками – пустая, и в этом сегодня – главная проблема. Остались глыбы – как Константин Райкин, но почему-то никто ему не предлагает возглавить ни «Современник», где он работал, ни Московский Художественный театр. Бояться Константина Райкина. А зря! Он из новеньких! Хотя мы и учились в одно время.

Читайте также: