Прощальное интервью Ирины Скобцевой: «Мне поставили штамп первой красавицы, а Федору - секс-символа»

Ирина Скобцева
Ирина Скобцева. Фото: Вячеслав Прокофьев/© «ИТАР-ТАСС»
Народная артистка РСФСР умерла 20 октября, в год 100-летия своего великого мужа - режиссера Сергея Бондарчука и день в день с ним, только спустя 26 лет

В последние годы Ирина Скобцева жила в загородном доме вместе с внуком - актером Константином Крюковым и занималась архивами супруга.

В последний раз с Ириной Скобцевой я общалась в сентябре прошлого года. Ирина Константиновна давала интервью для фильма «Олег Видов» вдове актера Джоан Борстен, а я тоже принимала в съемках картины, как автор многих интервью с Видовым.

Несмотря на болезнь Скобцева нашла возможность встретить съемочную группу. С ней мы провели почти весь день и за это время успели поговорить обо всем ее знаменитом семействе.

- Ирина Константиновна, в одной телевизионной передаче вы сказали, что были не в восторге от желания внука, Константина Крюкова, продолжить актерскую династию. Почему?

- Костя с успехом окончил Юридическую академию, где получил хорошее образование.  Так сложилась судьба, что его дядя и мой сын Федор Бондарчук, создавая в своем фильме «9 рота» образ солдата-художника по прозвищу Джоконда, невольно ориентировался на Костю, который хорошо рисует, да и вообще принадлежит к категории  романтиков. Кстати, сам Федор тоже хорошо рисует (он даже некоторое время учился в художественном училище), и Сергей Федорович обладал талантом художника. Хотя Федя не думал снимать в своем фильме Костю, тем не менее, интуиция подсказала ему сделать с ним пробу. После этой картины словно выпустили джинна из бутылки и Костя стал сниматься. Я не была рада выбору внука, потому что профессия актера очень зависима, более того,  вторичная. Тебя выбирают, тебе предлагают, но тебя и отвергают. Нередко твое видение роли не совпадает с видением режиссера, а ведь именно режиссер - главный в картине. Если в советские времена на каждую роль претендовали как минимум три актера и шел долгий, тщательный отбор, то сейчас выбор актера зависит от человека, который дает деньги на картину, и от его субъективного вкуса.

Нетрудно догадаться, что когда бал правит продюсер, актер становится еще более зависимым. Я не вижу ничего хорошего в том, что мужчина не является хозяином своей судьбы. Но Костя почувствовал вкус актерской профессии, и его уже не остановить. После смерти своей мамы - моей дочери Алены Костя стал жить со мной, чтобы мне не так было одиноко, и мы поддерживаем друг друга всеми силами.

Константин Крюков с бабушкой Ириной Скобцевой
Константин Крюков с бабушкой Ириной Скобцевой

- В условиях диктатуры продюсера режиссер должен быть волевой, влиятельной личностью. На ваш взгляд, Федор Бондарчук обладает качествами лидера, чтобы отстаивать свои взгляды и снимать то кино, которое он хочет снимать?

- А как вы думаете, можно было снять картину «9 рота» будучи слабым, неуверенным в себе режиссером и человеком?  Кстати, я оцениваю творчество Федора не как мать, а как актриса. Что же касается сходства сына-режиссера с отцом-режиссером, на мой взгляд, оно довольно существенное. Федор, как и Сергей Федорович, не принадлежит к числу режиссеров, которые, сидя на стуле, руководят съемочным процессом, отдавая при этом распоряжения. Во всех своих картинах Сергей Бондарчук был активным участником всего действа. Никогда не забуду, как во время съемок первого бала Наташи Ростовой в картине «Война и мир» в гриме своего героя Пьера Безухова, держа в одной руке веер (которым показывал актрисе Людмиле Савельевой движения Наташи), а в другой руке - платок, Сергей Федорович был всеми - и режиссером, и актером, и хореографом... Причем меня всегда удивляло, как мгновенно режиссер Бондарчук превращался в своего персонажа. Более того, я никогда не могла поймать эту тонкую грань - где заканчивается режиссер Бондарчук и где начинается актер Бондарчук.

Как известно, Федор, являясь режиссером фильмов, успешно существует в них и в качестве актера. По моим наблюдениям, Федор-режиссер и Федор-актер, как это было и с его отцом, - два разных человека.

- Согласитесь, путь в режиссуру был для вашего мужа куда более тернистым, чем для сына. Фамилия Бондарчук не могла не помочь Федору Сергеевичу занять достойное место в российском кинематографе.

- Не думаю, что фамилия Бондарчук помогла утвердиться моим детям Федору и Алене в их профессии, скорее напротив. Сергею Федоровичу повезло, потому что в то время громко заявила о себе молодая сильная команда выпускников ВГИКа, потеснившая старых мастеров. Тем не менее, были яростные нападки на Сергея Федоровича, который решил не только замахнуться на «Судьбу человека» в качестве режиссера, но и сыграть в своей же картине главную роль.

СССР. Москва. 19 июля 1965 г. Народный артист СССР режиссер Сергей Федорович Бондарчук, советская актриса Ирина Константиновна Скобцева, итальянский кинопродюсер Карло Понтии и итальянская актриса Софи Лорен (слева направо на первом плане) на приеме в Доме дружбы с народами зарубежных стран во время IV Московского международного кинофестиваля
СССР. Москва. 19 июля 1965 г. Народный артист СССР режиссер Сергей Федорович Бондарчук, советская актриса Ирина Константиновна Скобцева, итальянский кинопродюсер Карло Понтии и итальянская актриса Софи Лорен (слева направо на первом плане) на приеме в Доме дружбы с народами зарубежных стран во время IV Московского международного кинофестиваля. Фото: Валерий Генде-Роте/© «ИТАР-ТАСС»

Интересная жизнь

- Ирина Константиновна, кого из молодых актеров вы можете выделить как наиболее талантливых?

- Сейчас появилась плеяда замечательных актеров и актрис, но ТВ предлагает нам штампованный образ - больше это относится к женщинам-актрисам. Самое печальное, что молодым актерам некогда создавать характеры героев - им же надо везде успеть и заработать как можно больше денег.

- Как вам удается блестяще играть как драматические роли, так и комедийные? Какой жанр - серьезный или легкий ближе вашей актерской природе?

- На всю жизнь мне поставили штамп «первой красавицы», и до сих пор мне приходится доказывать: я прежде всего актриса, которая не боится быть всякой на экране, которая хочет играть разные роли и характеры.

- Хотите сказать, что красота была препятствием на вашем актерском пути, что она вам мешала?

- В одних ролях красота помогала, в других - мешала. Безусловно, в «Войне и мире» красота сослужила мне добрую службу, иначе я бледно смотрелась бы и на фоне толстовского портрета Элен Безуховой, и в сравнении с актрисой Анитой Экберг в американской экранизации романа «Война и мир».

Константин Крюков, Ирина Скобцева и Федор Бондарчук
Константин Крюков, Ирина Скобцева и Федор Бондарчук. Фото Бориса Кудрявова

- Федор Бондарчук имеет славу героя нашего времени. Он - секс-символ, эталон, пример для подражания. Вам как матери льстит репутация светского льва, закрепившаяся за вашим сыном?

- Мне льстит слава талантливого актера и режиссера, человека с хорошим вкусом, с необыкновенным обаянием, или, как сейчас говорят, с харизмой, чем, на мой взгляд, обладает мой сын. На Федора тоже навесили штамп секс-символа... Какой он секс-символ! Его отец был гораздо харизматичнее в этом плане.

- Как вы относитесь к тому, что фотографии ваших родственников появляются в разделах светской хроники модных журналов?

- Очень отрицательно. Была у нас родственница, которая очень любила гламурную жизнь, и я никогда не могла ее понять и найти с ней общий язык. Я ей пыталась сказать, что «личную жизнь надо оберегать от посторонних», но она бы не услышала.

- Каким образом? Сейчас жены великих людей публикуют откровенные мемуары с подробностями о своей интимной жизни, и эти издания имеют большой успех. Если немножко приоткрыть завесу вашего с Сергеем Бондарчуком брака, что мы сможем увидеть?

- С Сергеем Федоровичем мы договорились об одном - никогда не расставаться, и этому пожеланию старались следовать всю жизнь. Из-за того, что я была неразлучна со своим мужем, упустила пять или шесть хороших ролей, но зато приобрела столько всего другого! У меня была такая интересная жизнь с любимым человеком, разве можно жалеть об упущенных ролях!

Ирина Скобцева, Константин Крюков и Алена Бондарчук
Ирина Скобцева, Константин Крюков и Алена Бондарчук. Фото Ларисы Кудрявцевой

- Часто вспоминаете свою дочь Алену?

- Она всегда в моей душе. Алена была самой сильной и самой справедливой из нашей семьи. Она мне говорила:  «Мама, почему ты так «раскисла»?». У нее была очень высокая планка нравственности, которую она не снизила ни разу за свою жизнь.

- Ирина Константиновна, не было ли у вас ощущения того, что Алена пришла к нам из других эпох и миров?

- В реинкарнацию не верю. Мне кажется, что наши гены, энергия не исчезает вместе с нами, а передается потомкам. Мне кажется, что Алена  получила самую лучшую энергию от всех женщин, которые были в ее роду и по моей линии, и по линии ее отца. Причем Алена не просто получила накопленную веками генетику, а развивала свою душу, ум, характер с помощью книг, знаний, путешествий. О такой дочери как Алена можно только мечтать!

Читайте также: