Константин Хабенский и Анатолий Белый встали на защиту Цветаевой, бросившей свою дочь

АНАТОЛИЙ БЕЛЫЙ С СУПРУГОЙ ИНЕССОЙ
АНАТОЛИЙ БЕЛЫЙ С СУПРУГОЙ ИНЕССОЙ
В фильме «Цветаева. Open» идет речь о самом трагичном периоде ее жизни

В Центре документального кино состоялась премьера документального фильма режиссера Аллы Дамскер «Цветаева. Open». Продюсером картины выступил известный актер Анатолий Белый.

А снялись в нем помимо самого Анатолия Константин Хабенский, Юлия Ауг, Людмила Улицкая, Николай Солодников, Вера Полозкова, Любовь Аркус, Михаил Козырев, Алексей Кортнев и Борис Андрианов. Елизавета Боярская проникновенно прочитала в кадре стихи Марины Цветаевой.

Как рассказали сами Алла Дамскер и Анатолий Белый, идея фильма родилась после того, как они прочитали резкую критику в адрес Цветаевой, ту грязь, что полилась на нее после того, как были открыты архивы. Дескать, мать она была бездушная, жестокая, «никакущая», сдала двух маленьких дочерей в приют, потом забрала домой лишь одну старшую, Ариадну, а младшая, Ирина, которой не было и трех лет от роду, так и умерла в сиротском заведении от голода. При этом мать, то есть Марина Цветаева, не приехала даже на ее похороны.

Но в том-то и дело, что не все так однозначно! Стоит лишь вспомнить время, в которое все это происходило — голод, холод, гражданская война, полнейшая неразбериха. Вот в своем фильме Дамскер и Белый и пытаются на основе дневников, писем, архивных документов раскрыть жизнь Марины Цветаевой в этот один из самых трагичных периодов ее жизни с 1917 по 1922 год:

— Наш фильм — это прежде всего разговор со зрителем о поэте, поставленном в невыносимые жизненные условия и нашем праве судить его, — говорит режиссер Алла Дамскер. — Для нас было важно предельно откровенно и честно поговорить на такую болезненную и сложную тему.

— Обвинять Цветаеву в том, что она бросила своего ребенка, — это все равно что обвинять Мейерхольда в том, что он всех сдал, когда его били на допросах, — делится своими рассуждениями режиссер Дмитрий Крымов. — Люди находят в Цветаевой черные пятна, но ведь их найти можно в любом человеке, и в Цветаевой в том числе. Это создает для меня шекспировскую историю, ведь его Гамлет тоже не ангел.

Константина Хабенского тоже взволновала эта сложная тема:

— Никому не запрещено обсуждать. Другой вопрос для чего. Пытаться размышлять о поступках того или иного поэта с точки зрения бытовой логики — мне кажется, это неправильно. Потому что ты никогда не поймешь логику поэта, живущего в другом градусе.

Фильм не дает готовых рецептов. Он, и это самое главное, позволяет задуматься и еще раз поразмыслить над трудной, несомненно трагической судьбой одной из самых ярких поэтесс XX века Марины Ивановны Цветаевой.


Читайте также: