Экс-министр обороны Сердюков впервые рассказал о своей работе в армии

Он дал первое большое интервью после коррупционного скандала
ФОТО: ИТАР-ТАСС/ Сергей Карпов

В разговоре с обозревателем журнала «Огонек» бывший министр Сердюков впервые, после своего «безвременья» и обвинений в коррупции, поведал, как вообще попал на этот пост и что делал, занимая его.

В частности, он признался, что назначение его министром обороны стало для него шоком. Напомним, что Сердюков начинал карьеру в мебельном магазине, а в 2000-е руководил налоговой службой.

«Когда я в феврале 2007 года вошел в кабинет президента, там был Сергей Борисович Иванов, на тот момент министр обороны. Президент мне сказал: "Есть такое мнение, что вы должны занять пост министра обороны". Для меня это было… сказать, неожиданно, — это мало. Шок. Потому что я никакого отношения к армии не имел, кроме как служил срочную. Конечно, президент объяснил, с чем это связано — с экономикой, с финансами. Вот этими проблемами должен заняться человек со стороны», — вспоминает он.

Конечно, сугубо гражданский человек, вдруг поставленный руководить армией, должен был хотя бы элементарно разобраться в военной науке. Тогда новому министру, по его собственным словам, пришлось нелегко.

«Я сразу попросил Академию Генерального штаба организовать мне курсы. И восемь месяцев с шести до десяти-одиннадцати вечера изучал новую для меня науку. Каждый день. Потому что в любой момент может позвонить верховный главнокомандующий и спросить, скажем, о системе "Бук": дальность, скорость, высота, технические параметры. Я должен ответить. Не скажешь же: дайте мне время, я посмотрю справочник», — рассказывает Сердюков.

ФОТО: ИТАР-ТАСС/ Алексей Дружинин

Также и погружение в хозяйственные и финансовые дела армии напоминало, скорее, разведку боем, чем спокойную кабинетную работу. «Сократить и оптимизировать» — первое, что, казалось, нужно срочно сделать, на взгляд специалиста по финансам. А второе — создать оставшимся на службе офицерам сносные условия жизни.

«На содержании министерства обороны было 340 всевозможных предприятий. Например, 27 совхозов, где директор совхоза — полковник. Мы всех офицеров вернули в армию. Всю эту структуру приватизировали. Продали то, что возможно продать. То, что невозможно продать, передали обратно муниципалитету. Я ведь сам был солдатом и считал, что прежде всего нужно офицеру создать комфортные условия для службы. А потом уже предъявлять какие-то требования. Надо обо всем подумать: где будут учиться его дети, чем будет заниматься жена. Дети офицера должны получать полноценное образование. А если он служит в маленьком городке, где практически ничего нет? Приходит офицер домой, ему жена говорит: "Зачем я вышла за тебя замуж? Посмотри, какие у нас дети талантливые, а тут даже преподавателя нет — ни музыки, ни рисования". Это важно для службы — какая аура в семье», — делится соображениями Сердюков.

На этом пути гражданский реформатор армии столкнулся с косностью громадной системы, но и «верхи» не добавляли ему оптимизма, не говоря уже о чувствительной поддержке или помощи.

ФОТО: infinica.ru

Экс-министр вспоминает: «Мы методично объясняли, что нужно и почему. Все соглашались: "Понимаем, но сейчас не время. Давайте через год, через два". Когда шла речь о денежном довольствии, мой заместитель, Любовь Куделина, говорит: "Ну, если выбьем повышение на 10–15 процентов, это будет победа". Я ответил: "Да у нас инфляция в этих параметрах. Мы должны поднять хотя бы в три раза". Она: "Это нереально". Но в среднем мы зарплату офицерам подняли больше чем в три с половиной раза».

Особого упоминания заслуживает рассказ Сердюкова о том, как он пытался переучить советских офицеров на американский лад.

«Командующие у меня ездили в Америку. В Индианаполис поехали, в Военно-морскую академию. Она выпускает ежегодно 1200 молодых офицеров. Из них 300 — иностранцы, то есть 900 — это для своего флота. У нас на начало реформ выпускали 16 тысяч морских офицеров ежегодно. А у нас флот меньше американского! Зачем так много? Потому что у нас в первые три года половина увольняется. Выучить морского офицера стоит больших денег. И это называется традицией? Мы не можем иметь 65 высших военно-учебных заведений, если американской армии достаточно трех!» — говорит экс-министр.

Модернизация Вооруженных сил, по Сердюкову, была рассчитана до 2020 года. Немалое внимание, как он признается в интервью, уделялось и подготовке личного состава.

«Начали сдавать нормативы офицеры всех уровней, включая центральный аппарат. В бюджете была отдельная статья — 40 миллионов на то, чтобы шить форму для офицеров с нестандартной фигурой. Если ты в нормальную форму влезть не можешь, то выделялись деньги, и ты себе перешивал кители, рубашки. Мы эту норму убрали», — поведал чиновник.

ФОТО: ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев

Чтобы привести хотя бы офицеров в надлежащую физическую форму, было поручено провести тотальную проверку во всех войсках. Командиров заставили сдавать нормативы, какие обычно принимаются у поступающих в военные училища: бегать три километра и 100 метров, подтягиваться на перекладине, пишет «Огонек».

«Если не сдал норматив, тебе дается время. А если ты второй раз не сдаешь, то до свидания. Не соответствуешь занимаемой должности. Уже с 2010 года офицеры стали выглядеть лучше, постройнели», — говорит Сердюков.

От вопросов по поводу коррупционного скандала первый и единственный гражданский министр обороны уклонился, но эмоциями по поводу ухода из армии поделился: «Я и сам очень устал. Тяжелая работа. Не только физически. Психологически. Мало времени можешь уделить семье, родным, близким. И я прекрасно понимал, что невозможно все время этим заниматься. Всегда будут возникать новые угрозы. Армия — живой организм. Он должен постоянно перестраиваться. Причем достаточно быстро».

Напомним, что сейчас Анатолий Сердюков занимает сразу несколько ключевых должностей в крупных компаниях, в частности входит в советы директоров Объединенной авиастроительной корпорации, КамАЗа и «Вертолетов России», а также возглавляет аналогичную структуру в «Роствертоле».

Вам может быть интересно: