Подмосковный дворец Лаврентия Берии купил кипрский офшор

В каких условиях жил второй человек после Сталина

29 марта исполнилось 120 лет со дня рождения Лаврентия Берии, самого демонизированного политика СССР. Даже робкая попытка признания его заслуг, например, в организации оборонной промышленности, приводит в ярость тех, кто годами делал карьеру «борца с тоталитаризмом» на имени Лаврентия Павловича. Публицисты 90-х умудрились даже местам проживания самого яркого соратника Сталина создать репутацию эдаких энергетических клоак, где до сих пор бродят привидения.

- Если бы стены в этом доме могли говорить, они все равно не смогли бы говорить, лишь кричать! - так начинается выпуск программы «Совершенно секретно» от 1990 года, посвященный Лаврентию Берии. Тогда впервые советского тележурналиста пустили в особняк на Малой Никитской улице, где до 1953 года проживал зампред сталинского правительства, а потом здание облюбовало посольство Туниса. В кадре - пожилой человек в солидных очках, Антон Антонов-Овсеенко, сын легендарного революционера, который командовал взятием Зимнего дворца. Он выступает как историк: «Берия, как Геринг или Гиммлер, искренне считал себя эдаким царьком, который просто обязан жить во дворце. Посмотрите на  прекрасный камин, на дубовые панели…»

Далее следует леденящий душу рассказ, как садист и маньяк допрашивал в этом доме заключенных, растворяя их в ванной с помощью серной кислоты и сливая в канализацию. И таскал в спальню сотни красивых девушек и женщин из близлежащего Радиокомитета. В фильме не нашлось разве что места для рассказа о машине-призраке, которая якобы по ночам подъезжает к дому со стороны Патриарших прудов и пугает местных жителей. Привидение в пенсне опять выехало на охоту… И ведь многие до сих пор верят в эту чушь!

«В ссылке лучше»

Самому Антону Владимировичу по-человечески можно посочувствовать. В юные годы он был репрессирован как сын врага народа. А вот его папа, легенда революции, ангелом совсем не был. Жестоко подавлял Тамбовское крестьянское восстание, поддерживал Троцкого, который был готов залить кровью всю страну, - так что не его сыну обличать палачей. Тем более что писал и рассказывал он откровенную ерунду.

Известно, что по приезде из Тбилиси в Москву семья Берии поселилась в доме политкаторжанина на улице Чаплыгина. Место вроде престижное. Но домочадцев у Лаврентия Павловича было столько, что Сталин, посетивший давнего соратника, заявил: «Нечего в муравейнике жить, переезжайте в Кремль!» Семья отказалась. «Ладно, - сказал Сталин, по воспоминаниям сына Берии Серго, - как хотите. Тогда распоряжусь, пусть какой-то особняк подберут».

Тогда Берия с домочадцами перебрались в окрестности села Ильинское, что по Рублевскому шоссе. Посетивший их Сталин, глянув на небольшой домик из трех комнатушек, лишь головой покачал: «Я в ссылке лучше жил». После этого их переселили на дачу по соседству с Кагановичем  и Орджоникидзе.

Подарил высотку

Впоследствии Берия переехал в тот самый особняк на Малой Никитской, 28. «Дворец», как назвал его Антонов-Овсеенко. Помимо жены Нино Теймуразовны там проживал сын Серго, военный инженер, с женой Марфой Пешковой, внучкой писателя Максима Горького, а также трое их детей - Нина, Надежда и Сергей. А еще прислуга, охрана, операторы секретного пункта связи, курьеры, на правах члена семьи жила немка-учительница, которую даже знакомили со Сталиным, и почти постоянно гостили родственники. Собственно лично Берии с женой оставались две комнаты.

Как иронизировал писатель Дмитрий Ликух: «Если мне кто-нибудь объяснит, как при такой людской мешанине на такой сравнительно небольшой площади можно не то что школьницу изнасиловать, но тупо кошку за хвост по коридору протащить, чтобы на этот мяв не сбежалась чертова прорва народу, - я перед этим кем-нибудь, пожалуй, шляпу сниму».

Интересно, что самая большая московская высотка на Котельнической набережной изначально строилась для сотрудников НКВД.  Вот бы тут «палачу» развернуться! Корпус «А» был возведен еще при Берии. Однако он почему-то передал его творческой интеллигенции. В нем жили Фаина Раневская, Никита Богословский, Клара Лучко, Лидия Смирнова, Нонна Мордюкова, Александр Твардовский, Галина Уланова, Ирина Бугримова...

Сразу видно, что горе-историк Антонов-Овсеенко ничего не знал ни о многочисленных домочадцах, ни даже о других домах наркома. Иначе придумал бы что-то более правдоподобное.

Деньги «палача»

В настоящее время известно также о бывшей даче Лаврентия Павловича в Одинцовском районе. Он там бывал очень редко. Очевидно, она предназначалась на случай чрезвычайной ситуации. Даже сейчас, побродив по лесу, можно найти загадочные строения, похожие на вход в подземные тоннели. Здесь руководитель атомного проекта мог бы отсидеться в случае чрезвычайной ситуации.  После смерти Берии особняк отдали под детский сад. После распада СССР садик закрыли, сейчас здание стоит пустым.

То ли дело ближняя дача наркома в Сокольниках, которые тогда были пригородом столицы. Три комнаты, биллиардная, кухня - никакой особой роскоши. Притом, напомним, все это было государственной собственностью. Слова «приватизация» тогда и не слыхали. В доме открыли Дворец молодежи, затем здание занимала студия «Видеофильм». Еще несколько лет назад  пошли слухи: дом куплен какой-то отечественной поп-дивой. Однако мы выяснили - звезды тут ни при чем.

Бывшая дача Лаврентия Берии теперь принадлежит ООО «Финансовый капитал». Учредителем этой фирмы является компания «Блэквуд интернешнл холдингз лимитед», кипрский офшор.

Впрочем, какая разница? Совершенно ясно, что у нынешних владельцев денег гораздо больше, чем было у товарища наркома. Да, святым он не был. Но при аресте у него изъяли всего 363 тыс. дореформенных рублей при официальной зарплате со всеми надбавками 28 тыс. Не так уж много для человека, который ничего не «прихватизировал», а создавал промышленность и ядерный щит родины.

Читайте также:


‡агрузка...