Владимир Жириновский: во втором туре в России всегда победит оппозиция

Владимир Жириновский: во втором туре в России всегда победит оппозиция
Фото: пресс-служба ЛДПР, globallookpress.com. Коллаж: «Экспресс газета»
Лидер ЛДПР считает, что при Брежневе жилось лучше

Патриарх российской политики Владимир Жириновский накануне выборов в Мосгордуму и связанных с ними будущих протестов напоминает, что фальсификации в той или иной степени были всегда. Такова система, построенная еще Борисом Ельциным, который сам стал президентом в 1996 году только благодаря обману.

— В 1993-м ЛДПР получила первое место на выборах в Госдуму. Вы вдвое обошли коммунистов по полученным голосам. Но почему в 1996-м на выборах президента ситуация диаметрально изменилась?

- Коммунисты, так сказать, пришли в себя. Обнаглели, мобилизовались. У них была подпитка хорошая, почти по всей стране были их губернаторы, директора заводов, и у них были огромные средства. Они сделали несколько родственных групп, не только фракция КПРФ, но там была фракция аграрная, народовластия, везде люди их стояли. Практически коммунисты все и оставались у власти. Только ЛДПР была новая, чистая партия, но нам не хватало ресурсов. На выборы президента в 1996 году я с трудом собрал 300 тысяч долларов. Говорю в долларах, потому что те деньги не понятны. Григорию Явлинскому тот же Владимир Гусинский дал 50 миллионов долларов, а Борису Ельцину миллиарды дали американцы. И первый раз они его к власти привели, и во второй раз. Все черные пиар-технологии использовали, всех артистов подкупили, многомиллионный тираж газеты выпустили против Зюганова. И на мое электоральное поле запустили Александра Лебедя, и каждый день по телевизору его показывали. Поэтому его 14% и мои 6% — это вот 20%-й патриотический электорат. То есть я должен был быть третьим. Зюганов, Ельцин, я. У Зюганова могло быть 50%, у Ельцина 30% и у меня 20%.

Но во втором туре развернули все голоса Зюганова в пользу Ельцина. Тотальная фальсификация. Я в 10 утра пришел в Госдуму на работу, в буфете случайно Зюганова увидел, подхожу, поздравляю, нам было всем ясно, что он победил. А потом объявляют, что победил Ельцин. В любой стране мира он бы с треском провалился. А еще более правильно, сидел бы в тюрьме за Беловежские соглашения, чисто государственное преступление, и за экономическую реформу.

— Но в то же время перед вторым туром вы сами сказали, что Зюганов — худший вариант. Но, с другой стороны, вы очень негативно всегда высказывались о втором сроке Ельцина. То есть вот сейчас вы не думаете, что было бы лучше для России, если бы на 4 года пришли коммунисты к власти? Или это хорошо не закончилось бы?

— Это был бы, может быть, вариант правительства Примаков/Маслюков. Но не в 1998 году, в августе, сформированное, а на два года раньше, в августе того же 1996-го. Но они бы не удержались все равно. Хотя, может быть, они бы могли что-то сделать. Может быть, Рыжкова снова позвали бы они, Примакова, Глазьева. Много было из старой политической элиты, да и из новой. Много было академиков. То есть было бы лучше. Они бы не стали всё отбирать, но они, может быть, аукционы не успели бы провести, они бы их отменили. Может быть, счета стали бы восстанавливать в Сбербанке, восстанавливать границы наши.

Тогда можно было это сделать. Нам можно было бы перекрыть газ всем, электричество, и все бы руки подняли вверх. То есть немножко вернулись бы назад, и было бы меньше потерь, меньше вывезли бы за пределы страны валюты, меньше преступности. То есть они бы практически начали выполнять программу ГКЧП. И выполнили бы ее, ибо все были бы рады, все поддержали. И небольшая прослойка, кто обогатился при Ельцине, они бы уехали, и мы заставили бы их вернуть свои деньги. То есть было бы лучше. Но коммунисты исчерпали себя. Они были трусливые. Коржаков прямо сказал Зюганову: «Мы тебя в Кремль не пустим». И Зюганов испугался. Он вообще трусливый человек. Но и сегодня половина губернаторов — бывшие коммунисты, половина министров — бывшие коммунисты. То есть они никуда не ушли, они взяли и надели другую одежду.

 КПСС — партия безынициативных молчунов

 — Вся кампания Ельцина строилась на том, что придут коммунисты и начнется Гражданская война. Вы как оцениваете, был ли в этом какой-то смысл или это просто страшилки?

— В определенном смысле они могли запретить, например, «ЯБЛоко». Но тотального террора они бы не стали проводить, им это было невыгодно. И продержались бы только один срок, ибо за 4 года, к июню 2000-го, Зюганов и его команда ничего бы сделать не смогли. Возможно, не было бы дефолта. Демократию они бы старались немножко сузить, чтобы было больше простора для них, для каких-то левых партий. Меня бы они не тронули. И после провала их в 2000 году я бы мог победить. Так что мне было выгоднее их приход к власти, ибо Ельцин на меня ставку не делал. Я и Бориса Березовского просил, но они не хотели, потому что им нужна была политика по разграблению, а я был категорически против этого. Я бы все бы изменил, арестовал бы кого надо, демократия была бы, но был бы жесткий порядок. Это можно было навести порядок, все сделать, но они слабые были. Они все были из КПСС. Все, кто мог подняться по вертикали наверх в КПСС, это были самые трусливые подхалимы, самые никчемные, самые безынициативные, все должны молчать. «За». Кто «за»? «За», всё. Роботы. Коммунистические роботы. Я это все видел сам, я работал в четырех советских учреждениях, и наверх шли молчуны и подхалимы. Партия молчунов и подлецов, которые на все закрывали глаза.

Они поняли, что старое исчерпало себя, сгнило. А новое, капитализм, их пугало слово даже. Частная собственность их пугала. Они не стали бы развивать частный сектор и не сумели бы восстановить государственный сектор. И проиграли бы с треском третьи выборы президента в июне 2000 года. И вот там бы был мой триумф. Потому что больше никого не было. Демократы рухнули бы еще раньше. Они бы позакрывали бы их, Явлинского, Немцова. Они бы вообще нигде не появились бы. Гайдар и прочие-прочие. А вот не левый и не демократ прозападный был только я. И ЛДПР. Как и сегодня. «Единая Россия» повторяет КПСС. Только молчуны одни, безынициативные, нетворческие. Толпа молчунов. За, за, за. И все. Поэтому был бы лучше приход коммунистов.

Я выступал за ГКЧП и жестко боролся с Ельциным. И Примаков хорошо относился ко мне. Многие коммунисты с симпатией, потому что я говорил то, что им было стыдно говорить, ибо они сами это все натворили. Но так получилось, что деньги сыграли свою роль. Ельцин при инаугурации еле стоял. У него вот-вот инфаркт начнется. Все сидели чиновники, боялись, сейчас рухнет. И закончилось все Хасавюртом, и Чубайс стал главой администрации, а Ельцин ничего уже не делал. В больнице или дома. Ну, он набрался мужества и ушел. Ну, все равно он три года мучил нас. В августе 1999-го было три года ровно, как он стал второй раз президентом. Последнее что он сделал, это он подобрал того, кто его защитит. И в августе назначил Владимира Путина премьер-министром. А в декабре все ему сдал и ушел.

— Возвращаясь к победе коммунистов: откуда у вас информация, что они выиграли?

 — Мы все это знали, все члены комиссии говорили. Потом, я занимаюсь выборами тридцать лет. Я во всех участвовал. И Госдумы, и президента. Все это видел, слышал, и прекрасно понимаю, если в первом туре они все за Зюганова, чего они во втором туре будут голосовать за Ельцина. Люди не хотели этого Ельцина. Они все его презирали, ненавидели, потому что он ничего не дал. Он во всем обманул. Вся страна его презирала. Никто за него голосовать не хотел. Ведь 30% в первом туре — это предел. И то, это все артисты за него, все журналисты, какие-то подарки, раздача, деньги, все это шло напрямую. И комиссии получали деньги. Поэтому в первом туре между ними была разница в 2% — 32–34. За Ельцина 34%, за Зюганова — 32%. Ну бешеный успех Зюганова. Ельцин должен был получить 30%, за Зюганова — 70%. Он побеждает с триумфом. Потому что во втором туре всегда побеждает оппозиция. Все бы стали голосовать за Зюганова. Не потому, что он Геннадий Андреевич, а против Ельцина. Вся страна ненавидела: армия, КГБ, даже бизнесмены ненавидели. Не было никого, ни одной группы граждан, которые были бы за Ельцина. Только ближайшее окружение: Чубайс, Березовский, вот семь банкиров, потому что они понимали, что они всё теряют, им конец. И действительно, они бы потеряли бы все свои деньги, но их деньги были незаконные.

Вот сейчас выборы были, Хабаровский край. Вот и выборы Зюганова, 1996 год. На вторые выборы идет Шпорт, губернатор. Наш Фургал идет на выборы. Вот Зюганов, допустим. И в первом туре они получают где-то так на равных почти. Второй тур, наш получает 70%, а тот действующий — 30%. Это бюджетники, это почтальоны, врачи, учителя, таможня, все, кто в погонах. Вот они голосуют за эту власть, поскольку она им зарплату платит. Поэтому во втором туре в России всегда победит оппозиция. Вот сейчас будут выборы 8 сентября, они боятся страшно. Если где-то в первом туре губернаторы не пройдут — всё, хана. Они во втором туре не пройдут.

А тогда тем более. Кому нужен был Ельцин? Все были счастливы от него избавиться. Все, абсолютно все, все чиновники, врачи, учителя. Он ничего не дал никому, все уничтожил, всех обманул. Поэтому его на руках внесли в Кремль, оболванив миллионы и миллионы людей. Несмотря на все оболванивание, все равно победил Зюганов. Но фальсификация. Лучшее доказательство — все бюллетени были уничтожены через месяц. Что вы боитесь? Пускай лежат десятки лет, давайте пересчитаем. Если вы видите, что народ ропщет, что все понимают, что победил Зюганов, пересчитаем давайте. Выборочно. 100 тысяч участковых комиссий, в одной тысяче пересчитаем, не надо сто, в одной тысяче. И мне было больше голосов. А мне дали 6%. Какие шесть? Не меньше 16. То есть всё отобрали в пользу Ельцина, все голоса. Поэтому это все ложь, подлость. И, слава богу, он ушел из жизни, этого позора он не перенес, это был позор для него. Он хотел демократии, а устроил здесь террор демократический.

В 1996 году у Ельцина мог выиграть даже Горбачев

— То есть вариант с тем, что промывка мозгов и массированная рекламная компания всех СМИ сработала и изменила мнение страны, запугав их Зюгановым настолько, что люди голосовали, — это ложное объяснение?

— Они хотели голосовать за Зюганова, ибо было намного лучше при советской власти. Ибо первые пять лет, с 1991-го по 1996-й, была разруха, голод, авантюризм. Не лечили, не учили, пьянство, разврат. За что голосовать? Поэтому никакая промывка мозгов ничего не могла сделать. Они пугали 1937 годом. Но уже при Горбачеве не было тридцать седьмого года. Уже при Брежневе было хорошо нам всем. Лучше даже, чем сейчас. Чего пугать, чем пугать? С кем сравнивать? Горбачев был. Тишина, покой, все можно, полно свобод. Даже Горбачев должен был бы выиграть у Ельцина. В нормальной стране победил бы Горбачев. Зюганов не пошел, я не пошел, только двое — Горбачев и Ельцин. Победил бы Горбачев. С 1985-го по1991-й было лучше, чем с 91-го по 96-й. Никакая промывка там бы не помогла. А уж такая промывка, не дай бог. Зюганов не представлял сталинский режим. Его можно было обвинить в брежневском. А при Брежневе было намного лучше, даже чем сейчас. Вообще, брежневский вариант, а там тоже было много коррупции, вещей, которые нас не устраивают, но то благополучие, тишина — никогда больше не будет. Великая страна, у всех квартиры, работа. Все учатся, чистенькие, все нормально, нас уважают везде. Этого никогда не будет вообще уже. Никогда. Так они пугали этим, что ли? Так все с удовольствием голосовать, верните нам брежневское время.

Сегодня столько же недовольных, как было при Ельцине. Поэтому против Ельцина нужно было давать будущего диктатора, а они дали коммуниста. Дурачки, не соображают головой. Нужно было по-другому построить. Так и сейчас. Я говорил сейчас Путину — не надо вам выставлять Ксению Собчак, коммунистов. Давайте, вы и я. Я так напугаю всю страну, весь мир, что вас будут умолять, толпы будут идти к Кремлю: «Останьтесь, Владимир Владимирович, только вы, не дай бог, Жириновский». Это был бы вариант честной победы в марте 2018 года. Он получил бы 70%, я 30%, всё, никаких вопросов.

Потому что я действительно за самые жесткие меры. У меня не будет ни Средней Азии, ни Кавказа не будет, ни Украины не будет, Прибалтика, все заткнутся везде. Это будет мощнейшая снова страна. И молодежь бы за меня, и армия за меня. Но все равно напугали интеллигенцию, женщин, пенсионеров, и давайте лучше так, а то Жириновский, что там будет? Вот. А это что выборы? Никакой альтернативы. Только вместо Зюганова миллиардер Павел Грудинин. Что это? Коммунисты выставляют миллиардера. Что это такое? Нафталиновый Явлинский. Кого выставили? Это же всех раздражает, люди поэтому выходят на проспект Сахарова. Они не видят возможности нормальных выборов, ни президента, ни Мосгордумы. То есть политтехнологи дураки, сидят в Кремле уже 30 лет. У них провал за провалом.

— Вернемся к генералу Лебедю. В какой момент вы узнали, что это все-таки проельцинский проект, а не независимый кандидат?

- Сперва он меня раздражал тем, что показывал его каждый раз Первый канал. Какой-то генерал в Тирасполе, с какой стати? Я думал, это ведется подготовка человека, который станет диктатором. Грозный голос, смотрите, вот сейчас выборы будут, придет генерал Лебедь, новый Пиночет наш. Но в любом случае была видна рука Березовского, потому что Первый канал без него никого не показывал. Одна минута 30 тысяч долларов стоила в передаче Доренко. Я думал, Лебедь пойдет как первая скрипка вместо Ельцина. Вот, я думал, пускай будет диктатор. Но, оказывается, он идет как спойлер. Идет для того, чтобы мой электорат забрать. Мои 20%. 14% за него проголосовало. И все это передать Ельцину.

Кроме меня, все призывали голосовать во втором туре за Ельцина. Вот он сдал, все патриоты за него голосовали, все военнослужащие. Вот, наконец, появится свой новый Жуков. А он за должность. Вот ему дали, секретарь Совета безопасности, он там ходит, ничего не понимает. Став президентом, он бы всех разогнал бы. Он бы не стал подчиняться Березовскому, еще кому-то. Этого они боялись. Меня боялись потому, что Запад меня не хотел. Запад хотел только Ельцина, в крайнем случае Явлинского. До 2000 года у них был в запасе Явлинский, это приблизительно наш русский Виктор Ющенко. Со Львова парень, националист украинский, и больной на голову. Он же боксер, чемпион города Львова. Сколько раз по голове его били. Ну сто раз, не меньше, чтобы стать чемпионом. Это отбитые мозги. Он и сейчас хотел в марте прошлого года 10 миллионов голосов. Ты что, Гриша? 800 тысяч получил, в 10 раз меньше получил, ничего не соображает уже.

— То есть вы не знали об этом плане, что Лебедь должен забрать голоса от вас и в какой-то степени от Зюганова и передать их Ельцину? Для вас это было сюрпризом?

— Это сюрприз, да. Потому что я позвал Бориса Березовского, он приехал ко мне на дачу, я говорю: «Что вы ставку делаете на Ельцина? Дурак, генерал, что он может? Давайте на меня ставку». Он так поежился. Я думал хорошие выборы провести, я бы честно победил бы. Зюганов, правильно, можно бояться, почему опять коммунисты? В крайнем случае, Анатолия Собчака вытаскивайте, он бы честно победил. Мэр крупнейшего города, юрист, выступал, его вся страна знала, никакого алкоголя, он был фигурой, и жену его не знали. Нужно было сделать ставку на Собчака или на меня, и были бы честные выборы. Это всем не понравится, все недовольны, и всё грязное, всё фальшивое. Выигрывает Зюганов, вы объявляете больного Ельцина. Он еле подходит на сцене, чтобы три слова сказать на инаугурации. А Лебедь сдал все голоса. То есть они подобрали так участников выборной кампании, что все во втором туре ложатся под Ельцина. Это легитимизация, смотрите, да все участники за Ельцина, все, тогда оправдана его якобы победа во втором туре. Ничего он не победил во втором туре, еще меньше получил, все получил Зюганов.

Везде, где голосовали за Зюганова, особенно национальные регионы, сельские регионы, вдруг там все те же самые эти голоса переходят к Ельцину. Что случилось за две недели? Ельцин больной, не появляется нигде, Зюганов продолжает ездить, это его электорат ядерный — провинция, малые города, безработица, сильное влияние коммунистов. И вдруг они все разворачиваются ровно за Ельцина. Это же в чистом виде фальсификация, то есть всё перетасовали, всё поменяли. И главы республик, им было стыдно. Потом через суд он доказывал, и доказал, только в одной Татарии 600 тысяч голосов у него украли. А по всей стране давайте набирать, умножаем на 100 — 60 миллионов, а избирателей всего-то было 70 миллионов. То есть минимум миллионов 20 у него украли. Это все видно было. По тому, как повернулось. Голосовали здесь за Зюганова, вдруг то же самое — голосуют за Ельцина, такого не бывает. Люди голосуют своей жизнью, они осознанно голосовали за Зюганова. И вдруг через две недели мозги им прочистил кто-то, и они за Ельцина. Фальсификация. И все.

Все это мы знали, видели, и я сам слышал от всех членов комиссии. У нас же полно активистов везде. Все это фальсификация. Я недоволен был. А почему у меня пятое место? Звоню в избирком, ну, Ельцин, ладно, ваш человек. Лебедя Березовский накачал, Зюганов остаток советской власти, но почему на четвертом месте Явлинский, а не я? Я на пятом. С какой стати? И переставили. Я был на четвертом. Даже здесь фальсификация. Я собственными ушами слышал. Если он жив еще, Рябов Николай может подтвердит вам. Где он сейчас? Был послом в Молдавии, в Азербайджане был послом. Он мне сказал, я обомлел. Взятку я должен был дать за четвертое место. То есть я на четвертом месте. Его поставили на четвертое место, а меня пятым. Тотальная фальсификация, моментально все бюллетени уничтожили. Все видели, все знали.

Сто раз эти были все фальшивки. И последние выборы в марте прошлого года. На одном участке в Липецке. За меня 184 голоса. Участковая комиссия. В территориальную приходим, они исчезли. Они уже за Путина. Ну что вы делаете? Я говорю: в участковой комиссии за меня 184, в территориальной за меня уже нет. Где мои голоса? Всё, добавили за Путина. Умножьте это на сто тысяч участков. 18 миллионов голосов. Я понимаю, не везде так было, где-то 50 голосов. Тысячу раз я приносил в Кремль протоколы. За ЛДПР 90 человек голосовали на участке. Посмотрите территориальную комиссию, там 15. Где 75 голосов? Вот тотально. Ладно бы один голос. Половина, две трети. Мордовия, всегда за нас было 14%. Последние годы — 4%. 10% «Единой России». Я ему говорю: Меркушкин, что делаешь? Да ладно, в следующий раз дам я тебе твои 14%. Они даже не скрывают, что воровали у нас постоянно. И у меня, и у Зюганова. Постоянно.

Поэтому у них ничего не получается. Люди выходят на улицы. Можно было давно все зачистить, обновить, сделать все более здоровое, и не вызывать отвращение, ненависть у людей, особенно у молодежи. Ну вот они не умеют, потому что они все из КПСС. Ни разу не было ни одних честных выборов, ни разу за 102 года, всё ночные переделы. И они не понимают, что выборы — чтобы другой пришел или другая партия. Нет, они будут, «Единая Россия» и их кандидат, все остальное нужно защищать. Сейчас издеваются над Павлом Грудининым. Доконают, добьют, всё отберут и заставят покончить жизнь самоубийством. Вот увидите, он жить не будет. Как ты посмел, второе место? Да ты что? Ты кто такой вообще? Ты директор совхоза, вот и выращивай клубнику. Они даже не понимают, что может победить другой. Транзит власти. Какой транзит власти? Преемник. Какой преемник? У нас что, монархия? Так и скажите. То есть все, что было в Компартии, она была мощнейшая партия, и она, эта партия, подняла людей, которым тяжело мыслить творчески. Вот у них власть, и это уже 102 года. Они не понимают, что власть есть для всего государства, для всего народа, но люди должны меняться, люди устают. Даже, смотрите, если все хорошо у нас, люди не хотят, чтобы одни и те же были у власти. Что они хотят? Дайте другого президента, дайте другого губернатора, дайте других депутатов, другие партии. Вот это они не понимают. Вот это проблема.

Война в Чечне — репетиция Сирии

— В прошлом году выпустили переписку Ельцина и Клинтона, где показано, что Клинтон действительно практически руководил президентской кампанией. Знали ли вы об этом в 1996 году?

— Я определил то, что огромное количество американцев в Москве, и денег немерено. И Клинтон, и весь Запад, все за Ельцина, и другого кандидата у них нет. Расстреляли парламент, никто слова не сказал на Западе. Убивают людей огромное количество — ни слова. Единственное, они Чечней занимались, это был их проект, им было выгодно, чтобы Чечня была бы ИГИЛ (организация запрещена в России), это была репетиция. Сирия, это 2013 год, а 1993–1995 — вот это была репетиция ИГИЛ. Все слетелись на Кавказ, как стервятники.

— То есть вы считаете, что американский след в выборах 1996 года именно по отношению к Ельцину есть?

— Явный, четкий, неслучайный и хорошо организованный. Деньгами, политтехнологами, прессой, всем. В «Президент отеле» был их штаб. Мы туда не могли войти. Одни американцы. То есть всем крутили-вертели американцы как колонией. Все это были их люди, все подчинялись. Ходили все довольные, Явлинский, Гусинский, Березовский. Все, хозяин есть в Вашингтоне, а здесь деньги все в их руках. Пресса вся в их руках. Забрали все каналы. Гусинский НТВ, Березовский — ОРТ. Чего еще надо. Пресса в руках, деньги у них, а народ оболваненный можно пугать Зюгановым, Чечней. Вот и все, и управляйте.

Но в конце1999 года Ельцин не выдержал. Не учли они. Они могли его на третий срок отправить. Поменять конституцию, убрать слово «подряд». Он бы еще до 2004 года был бы. А ему чего? Сиди в Завидово, отдыхай. А здесь Чубайс и Березовский правили бы. И добились бы того, чтобы Чубайс стал преемником, а Березовский премьер-министром. Вот, золотая была мечта. Посадить проамериканских деятелей и дальше расчленять, дальше все вывозить. Действительно превратить в бензоколонку и мусорную свалку. Вот это была их золотая мечта, но не получилось у них.

— А что им помешало?

— Совесть Ельцина. Он понял, к чему привел страну. Девять миллионов беженцев. И экономика рухнула больше, чем во время Великой Отечественной войны. То есть все показатели хуже, чем при нашествии фашистской Германии. Ты что сделал вообще? И он уже думал о себе, чтобы его к суду не привлекли. И решил поставить человека, который ему прогарантировал, что он будет жив. Вот он потерпел семь лет. Он в 2007 году 23 апреля умер. Испортил мне день рождения.

Читайте также:


‡агрузка...