За голову Николаса Мадуро заплатят $15 миллионов

Николас Мадуро
Николас Мадуро. Фото: Globallookpress.com
Госдеп США готов купить президента Венесуэлы живого или мертвого

Власти США предъявили официальное обвинение в причастности к терроризму, незаконному обороту наркотиков и коррупции президенту Венесуэлы Николасу Мадуро, председателю Национальной конституционной ассамблеи Диосдадо Кабельо, бывшему руководителю военной разведки генералу Уго Карвахалю, а также еще двенадцати высокопоставленным венесуэльским чиновникам и военным. Об этом лично заявил министр юстиции и генеральный прокурор США Уильям Барр. В своем выступлении он также отметил: «Мы ожидаем, что в конечном счете эти обвиняемые окажутся под стражей; мы собираемся изучить все варианты для их заключения под стражу».

Американские СМИ охарактеризовали действия администрации США, касающиеся Венесуэлы, как «практически не имеющие прецедентов в истории межгосударственных отношений». Действительно, данный шаг американского правительства – по выдвижению обвинения в совершении уголовного преступления главе иностранного государства – второй за всю историю Соединенных Штатов: в 1989 г. США обвинили президента Панамы генерала Мануэля Норьегу в торговле наркотиками и выдали ордер на его арест. 20 декабря 1989 года, в результате военной операции США, генерал Норьега был похищен, вывезен в США и приговорен к 40 годам лишения свободы. Теперь такая же участь, возможно, ожидает Николаса Мадуро.

Комментируя схожесть этих двух сюжетов (с Норьегой и Мадуро), генпрокурор Уильям Барр отметил: «Мы не признаем Мадуро в качестве президента Венесуэлы. Мы предъявили обвинение Норьеге при похожих обстоятельствах, поскольку мы не признавали Норьегу в качестве президента Панамы»; поэтому Мадуро вполне может повторить судьбу Норьеги, если не сдастся добровольно.

Как следует из пресс-релиза, опубликованного на сайте Министерства юстиции США (Управления по борьбе с наркотиками), «Николас Мадуро Морос и еще 14 действующих и отставных должностных лиц Венесуэлы обвинены в наркотерроризме, коррупции, торговле наркотиками и совершении других уголовных преступлений». Согласно утверждению Барра, обвиняемые, действуя в сговоре с леворадикальной группировкой «Революционные вооруженные силы Колумбии» (FARC), организовали транзит колумбийского кокаина в США (до 240 тонн в год), используя его в качестве инструмента подрыва основ конституционного строя США: «их общая цель - наводнить США кокаином, чтобы подорвать здоровье и благополучие американской нации».

За «головы» Николаса Мадуро, Диосдадо Кабельо, Уго Карвахаля, возглавивших список обвиняемых в «деятельности против США», а также за любую информацию о них (месте пребывания, маршрутах движения), способствующую их задержанию, назначена награда в $15 миллионов (за Мадуро) и в $10 миллионов за каждого из оставшихся обвиняемых, включенных в этот список Минюстом США. Информация о «назначенной правительством США цене за голову Мадуро и его подельников» появилась в официальном заявлении государственного секретаря США Помпео: «Госдепартамент США предлагает вознаграждение в размере до $15 млн за информацию, касающуюся Николаса Мадуро» и способствующую его задержанию как уголовного преступника. Все это очень напоминает иракский сценарий 2003 года, колоду карт с изображением Саддама Хусейна и его чиновников и цену, назначенную США за их головы.

Эти средства (назначенные за головы Мадуро и людей из его ближайшего окружения), по мнению Минюста, помогут спецслужбам США задержать «виновных». Как весьма прозрачно намекнул Барр, «некоторые из обвиняемых совершают поездки за рубеж, что может предоставить возможность для их задержания». Это прямой сигнал тем людям (чиновникам, военным) из окружения Мадуро, которые готовы спасти свои шкуры, выдав своего начальника спецслужбам США (точно так же, как иракская верхушка выдала США Саддама Хусейна, имитировав случайное «обнаружение» его убежища-схрона поисковым отрядом иракских коллаборационистов). Таких людей в окружении Мадуро, возможно, немало, и обещания Барра для них – не пустой звук. А это уже серьезно. Кроме того, США рассчитывают на «возмездную помощь» в этом деле не только высокопоставленных чиновников и военных, но и представителей «простого народа»: «Есть множество вариантов для их преследования… - специально пояснил Барр. - Однако я надеюсь, что жители Венесуэлы вскоре окажутся в таком положении, что смогут выдать этих людей нам».

Фото: Globallookpress.com

Переворот на этот раз отработали до мелочей

По всем признакам понятно, что Мадуро попал в серьезный переплет. Который на этот раз имеет все шансы закончиться для него плачевно (возможно, его арестом или даже гибелью). На Мадуро, Кабельо и их сотоварищей объявлена охота, выставлен приз за их головы – за их доставку в США «живыми или мертвыми», как индейцев (во времена освоения Дикого Запада). При этом Барр, отвечая на вопрос о том, ставят ли власти США своей целью взять подозреваемых любой ценой – «живыми или мертвыми», фактически дал понять, что власти США стремятся взять обвиняемых живыми, чтобы они предстали перед федеральным судом: «Мы хотим их поймать, чтобы они предстали перед правосудием в США». То есть для США важно показательно судить Мадуро, Кабельо и других и публично образцово-показательно наказать за то, что они пошли против воли Соединенных Штатов – чтобы это стало примером и уроком для других «борцов за свободу». На эту же скамью подсудимых Барр с радостью усадил бы еще и Уго Чавеса, но вот незадача: Чавес как-то «совсем не вовремя» умер и поэтому не может лично ответить перед американским народом.

Помимо Мадуро, Кабельо и Карвахаля, обвинения предъявлены генерал-майору венесуэльской армии (в отставке) Кливеру Антонио Алькала Кордонесу, «партнерам» Кабельо из FARC Лусиано Марина Аранго и Сеуксис Паусиас Эрнандес Соларте (им инкриминируется «участие в наркотеррористическом сговоре»), бывшему вице-президенту по вопросам экономики и финансов Тареку эль-Айссами (сирийцу по происхождению), министру обороны генерал-аншефу Владимиру Падрино Лопесу, председателю Верховного суда Майкелю Морено. По словам Барра, «председателю Верховного суда Венесуэлы [Майкелю Морено] предъявлены обвинения в отмывании денег, а министру обороны [Владимиру Падрино Лопесу] - в причастности к обороту наркотиков». Максимальное наказание по каждому из предъявленных пунктов - пожизненное лишение свободы, минимальное - от 10 до 30 лет тюрьмы в зависимости от статьи обвинения. Доказательствами вины послужили материалы оперативной разработки всех указанных лиц (включая Мадуро и Кабельо) специальными службами США, в первую очередь разведкой (ЦРУ), плотно работавшей с некоторыми из указанных выше персон на территории Венесуэлы и Колумбии в 2019 году.

Согласно выводам спецслужб США, Мадуро, Кабельо, Карвахаль и Кордонес «по меньшей мере с 1999 года» действовали в качестве «лидеров и управляющих» наркокартеля «Cartel de los Soles» - крупного колумбийско-венесуэльского наркокартеля, специализирующегося на транзите колумбийского кокаина через территорию Венесуэлы в США и ЕС. Объем транзита наркотиков в среднем составляет 200-250 тонн в год – это колоссальная цифра. Не весь этот кокаин попадает в конечном итоге в США, но 100-150 тонн точно доходит до южных штатов. Перебрасывают кокаин через колумбийско-венесуэльскую границу на авиетках – легких одномоторных самолетах. Со стороны Колумбии транзит контролирует FARC; со стороны Венесуэлы, по мнению Барра и Помпео, – фактический глава «Cartel de los Soles» Диосдадо Кабельо. Значительная часть денег, вырученных от транзита кокаина, идет на финансирование армии и спецслужб. Как следствие, Кабельо – это человек, который реально контролирует армию и боливарианскую службу разведки. И хотя Кабельо в своей деятельности по управлению картелем ведет себя крайне осторожно – никогда не подписывает никаких документов, обо всем договаривается только через третьих лиц (правда, весьма доверенных), ни с кем из колумбийских партнеров по бизнесу (из FARC) лично не встречается, предпочитая оставаться «в белых перчатках», о его руководстве данным наркокартелем хорошо известно по обе стороны колумбийско-венесуэльской границы. Формальный повод, использованный американцами для того, чтобы обвинить Мадуро и Кабельо в «наркотерроризме» (и подвести под «Патриотический акт»), на самом деле известен всем и лежит на поверхности. Для того, чтобы его узнать, не надо служить в разведке.

В связи со всем этим встает резонный вопрос: что происходит? Откуда такая активизация? И почему вдруг Трамп, Барр и Помпео, с треском провалившие тайную операцию ЦРУ по агентурному проникновению в ближайшее окружение Николаса Мадуро (по вербовке Кабельо) в августе 2019 года и явно что-то недоработавшие в переговорах в Осло и на Барбадосе, вдруг начали действовать четко, слаженно и безукоризненно точно? Ведь еще совсем недавно, после провала операции американской разведки, которой руководили Маурисио Клеве-Короне и Джон Болтон (отправленный после этого провала в отставку), все они пребывали в растерянности и в каком-то непонятном замешательстве; в результате на полгода Венесуэла в планах США «встала на паузу». Правда, этой паузы американцам вполне хватило для того, чтобы по сходному (с венесуэльским) сценарию смести одним махом близкий к чавистам и русским режим Эво Моралеса в Боливии. И вот теперь США снова взялись за Венесуэлу, и взялись решительно, системно, конкретно. Это означает, что Трамп и его спецслужбы полностью оправились от провала своей тайной операции в августе 2019 года и пустили в ход «План Б». Обвинения в уголовных преступлениях Мадуро, Кабельо и др. чавистов и объявление награды за их головы – это и есть «План Б», новый план по свержению чавистского режима, который должен сработать к очередным выборам президента Соединенных Штатов – чтобы катапультировать Трампа в кресло президента США на второй срок. По слаженности действий и явно заранее отработанному «хоровому выступлению» дуэта Барра и Помпео становится понятно, что этот план не просто не является очередной удачной импровизацией Трампа, а, напротив, представляет собой методичку по организации нового «верхушечного» госпереворота, тщательно проработанную до мелочей.

В основе «Плана Б» лежит простая, но очень красивая и изящная оперативная комбинация:

- фигурантов дела (Мадуро, Кабельо и др.) официально объявляют уголовными преступниками и объявляют в розыск, призывая при этом всех «неравнодушных» граждан Земли содействовать в розыске или даже в задержании особо опасных уголовных преступников;

- за каждого из обвиняемых в преступлениях против США объявляется награда в USD; причем награду можно получить как за «голову» преступника, так и за любую информацию о его фактическом местонахождении и маршрутах следования, способствующую его задержанию.

С этого момента на Мадуро, Кабельо, Карвахаля и др. начинается самая настоящая охота – как на диких зверей, как на скальпы индейцев во времена освоения Дикого Запада. Награду может получить любой, добывший скальп указанного в «Списке Барра» человека, – оппозиционер, боевик FARC или человек из ближайшего окружения Мадуро, имеющий доступ к «призу». Величина вознаграждения – $10-15 млн – примерно совпадает с суммами, выплачиваемым американцами за поимку или уничтожение высокопоставленных (особо приближенных к Саддаму Хусейну) иракских чиновников и военных в период второй иракской войны (в 2003 году). Теперь их сдадут либо свои, либо чужие.

«Список Барра» довольно обширен: в нем 15 человек. Это, конечно, много – всех сразу не переловишь; но наличие столь полного списка должно дать понять о «неотвратимости наказания», когда США вновь вернутся в Венесуэлу (на штыках интервентов из Колумбии и Бразилии, на волне эпидемии коронавируса или вследствие внутреннего «верхушечного» государственного переворота) – люди, попавшие в середину или конец этого списка (такие как Падрино и Морено), должны теперь сидеть и бояться. И думать, чем они могут облегчить свою участь, когда в Каракас придут американцы. А в данной ситуации выход подразумевается только один: сдать Мадуро, Кабельо или Карвахаля и тем самым заслужить «прощение». Для того, чтобы эти люди долго не раздумывали (и не тратили драгоценное время в бесконечных метаниях между противоборствующими лагерями, как это было 30 апреля 2019 г.), Барр их дополнительно простимулировал: 26 марта 2020 г. американские власти заморозили (то есть арестовали) активы действующих и бывших представителей руководства Венесуэлы, которым заочно предъявили обвинения в «наркотерроризме» и совершении иных тяжких преступлений, на сумму более $450 млн. Об этом 26 марта 2020 г. на пресс-конференции, организованной Министерством юстиции США, официально заявила прокурор по Южному округу штата Флорида Ариана Фахардо Оршан. Вот цитата из ее выступления: «Мы арестовали более $450 млн [денежных средств] тех лиц, которые проходят как обвиняемые по этим делам. И мы только начинаем». Теперь у людей из второго эшелона «Списка Барра» есть дополнительный стимул: не просто заработать вознаграждение, сдав Мадуро или Кабельо американцам (или информацию о их местонахождении, наведя на них «зеленые береты» или «тюленей»), но и вернуть арестованные американцами собственные (личные) финансовые средства, выведенные за рубеж (в офшоры или в швейцарские банки, вложенные в недвижимость во все тех же Соединенных Штатах и т. д.). $450 млн. – это, конечно, пустяки, но это ведь только начало. Угроза потерять все «нажитое непосильным трудом» обозначена американцами предельно четко. И все чависты это понимают. К слову, в 2019 году после признания Соединенными Штатами Гуайдо и начале реквизиций зарубежного имущества венесуэльских госкомпаний и самих высокопоставленных чавистов Диосдадо Кабельо только за один день потерял активы на сумму около $800 млн. А сколько у него еще было таких же дней, знают только он сам, генпрокурор Уильям Барр и президент Дональд Трамп.

Фото: Globallookpress.com

Сдадут чавистов свои же подчиненные и «младшие товарищи»

Для Мадуро и Кабельо эти обвинения – весьма прозрачный намек на то, что оба чавистских лидера по-прежнему «на крючке» у ЦРУ: Мадуро – как человек, который в 2019 году в Осло и на Барбадосе вел переговоры с США (а следовательно, с американской разведкой) о сдаче Венесуэлы в обмен на гарантии личной безопасности и возврат арестованных США личных активов, оборвавшихся в августе 2019 года; Кабельо – как человек, который вступил в агентурные отношения с кадровым американским разведчиком-агентуристом – Маурисио Клеве-Короне, и едва не стал самым ценным высокопоставленным агентом американской разведки в Венесуэле за всю историю ЦРУ. Мадуро напоминают, что он уже «замазан» в сотрудничестве с американцами: все его тайные переговоры в Осло с представителями американской разведки должным образом задокументированы (записаны и отсняты). Кабельо дают понять, что, даже несмотря на грандиозный провал ЦРУ в августе 2019-го, когда русские едва не взяли Кабельо с Маурисио Клеве-Короне с поличным на сеансе агентурной связи, связь Диосдадо с ЦРУ не разорвалась – остались обязательства, которые он успел на себя взять, и эти обязательства надо исполнять. Иначе их ждет судьба Норьеги. Только на этот раз сдадут их свои же подчиненные и «младшие товарищи» – за смешную сумму в $15 млн.

В целом эта оперативная комбинация идеально вписывается в основную схему организации государственного переворота в Венесуэле – в так называемый «Венесуэльский прецедент»:

- один из лидеров оппозиции провозглашает себя президентом страны; США сразу же его признают, вслед за США этого человека признают президентом все их западные и незападные союзники;

- США арестовывают счета и имущество страны за рубежом и передают все арестованные активы новому президенту; вслед за США то же самое на своей территории делают их западные союзники; на эти деньги новый президент покупает лояльность высшего руководства армии и политических элит; среди арестованных активов – отобранные у настоящих руководителей страны личные капиталы, аккумулированные на зарубежных счетах, в том числе открытых на подставных лиц, недвижимость, ценные бумаги, объекты бизнеса;

- одновременно с этим США накладывают санкции на любые компании, банки, совершающие сделки с компаниями и банками, принадлежащими стране, в которой организовывается госпереворот; в результате в стране начинается экономический коллапс, нефть перестает продаваться, зарплаты – выплачиваться, и т. д.

- под предлогом контроля за справедливой раздачей гуманитарной помощи в страну вводятся иностранные войска и под видом гуманитарной интервенции начинается интервенция настоящая;

- одновременно фоном по всей стране идут массовые выступления населения, которому нечего есть, в стиле классических цветных революций, и власть тратит бесценное время на поиски единого управляющего центра, думая, что главная угроза для нее – это классический майдан наподобие того, который был в Киеве в 2014 г. или в Ереване в 2015 и 2018 гг.

- тем временем из одного из соседних кабинетов к президенту страны зайдет старый друг и скажет, что он, президент, луноликий и солнцеподобный, свое дело уже сделал и больше никому, к сожалению, уже не нужен; пора уходить, пока еще отпускают по-хорошему; что дело не в нем, а в «нас, помощниках, которые не уберегли»; что, мол, просто время сейчас такое, и тому подобное.

С технологической точки зрения эта схема является универсальной и применимой к различным странам, в том числе и к России. При определенных условиях Россия вполне может стать проекцией Венесуэлы, поскольку не только крупнейшие российские компании и банки держат свои активы и счета за границей, но и большая часть политической элиты держит свои личные капиталы за рубежом. И, судя по «Кремлевскому докладу» Мнучина, положение этих активов и счетов Соединенным Штатам давно известно. Если на секунду представить, что в венесуэльской трагедии (театральный термин) на месте Гуайдо окажется, ну, например, Алексей Навальный (такой же, кстати, политтехнологический проект Запада), а Трамп признает его президентом и тут же отберет у всех наших чиновников (бывших и будущих) и государственных олигархов их личные сбережения и передаст этому типу, то мало никому не покажется.

«План Б» Барра и Помпео – это и есть практическая реализация технологии «Венесуэльского прецедента», откорректированная с учетом провала операции ЦРУ в августе 2019 года; только в данном случае на главу государства (Мадуро), помимо удара «снизу» или «сбоку» (от своих собственных соратников, готовых его сдать американцам в обмен на личные гарантии и возврат арестованных активов) добавляется еще давление «сверху» - угроза уголовного преследования со стороны США, подкрепленная всей мощью их дипломатии, вооружённых сил и специальных служб. В результате Мадуро, Кабельо и другие фигуранты «Списка Барра» оказываются зажаты в тиски: с одной стороны им грозит уголовное преследование со стороны США и их союзников (и. возможно, внесудебная ликвидация - как «наркотеррористов», по какой-нибудь статье «Патриотического акта», еще не утратившей действие); с другой – «выдача» все тем же американцам (в связанном состоянии) своими же товарищами по работе (за приличное денежное вознаграждение). В этой ситуации действительно есть о чем задуматься.

Как же будет реагировать на действия США Россия, для которой боливарианская Венесуэла является стратегическим союзником? На это пока нет ответа. И, возможно, не будет: не имея собственной стратегии отражения агрессии США в Венесуэле, Россия заняла выжидательную позицию. Сделала вид, что вообще не в курсе происходящего: нам не до разборок с США, у нас – коронавирус и «обнуление».

Читайте также: