Троллинг назвали главным оружием русской дипломатии

Троллинг назвали главным оружием русской дипломатии
Троллинг назвали главным оружием русской дипломатии. Фото: Depositphotos.com
Европейский центр стратегических контртеррористических коммуникаций провел анализ российской стратегии в информационной войне

Постоянный автор и эксперт «Экспресс газеты», доктор политических наук, кадровый разведчик Андрей Манойло дал большое интервью «Независимой газете», где рассказал о своей деятельности в экспертном совете Совета безопасности и принципах работы системы реагирования на информационные атаки в России и США.

«Информационная безопасность занимает очень большое место в работе структур, определяющих политику национальной безопасности России. Причем это касается всех силовых структур. Деятельность там активная, но бессистемная, — считает Андрей Манойло. — В отличие от Соединенных Штатов, где действует система планирования и проведения информационных операций, у нас каждое ведомство действует само по себе, пытается проводить как операции, так и контроперации. В 90 процентах случаев люди, которые этим занимаются, просто не знают, что это такое. И это в условиях, когда угроза информационной войны со стороны тех же американцев стала реальностью».

Эксперт с сожалением отмечает, что хотя российская стратегия информационной безопасности была разработана еще в начале 2000-х, реальной системы координации между силовыми ведомствами и спецслужбами так и не появилось. Все действуют сами по себе, крайне бессистемно и зачастую бестолково. Ситуация тревожная, учитывая, что у тех же американцев все разведслужбы и государственные структуры, включая Госдеп, выступают на фронте информационной войны как единое целое. Модератором этого процесса выступают комитеты Конгресса по разведке и безопасности. Именно Конгресс определяет исполнителей каждой операции, занимается его финансированием и контролем.

Учитывая, что на сегодняшний день в Соединенных Штатах насчитывается семнадцать различных спецслужб, процессы планирования операций могут быть весьма разнообразными. А общая координация позволяет, в рамках широкого взаимодействия, выделять каждой отдельной структуре свой участок работы, но не сообщать общий замысел операции. Таким образом, сохраняется повышенная секретность, а эффективность возрастает. Получается некий аналог конвейерной сборки.

Андрей Манойло
Андрей Манойло. Фото: Facebook.com

Американцы напряглись после Крыма

Стандартная технология информационных атак у США появилась в период 2014–2015 годов. Стимулом для ее выработки стало неожиданное для американского разведсообщества возвращение Крыма в родную гавань.

Схема информационной операции состоит из последовательности новостных вбросов, разделенных периодами экспозиции, с обратной связью, с механизмом коррекции. В чистом виде ее впервые реализовали в «панамском досье».

«Выработав единую схему, американцы получили возможность прогонять эти операции одна за другой в промышленном масштабе. Потому что до Крыма у них был творческий процесс, как у вольных художников. Появлялась задача, собирались умные люди из разведки, контрразведки и Госдепа и думали: "А что бы нам такое сделать? Какую бы комбинацию замутить?" И каждая комбинация была уникальна. После того как они сделали стандартную схему, очень точно просчитанную, они начали печь информационные атаки как пирожки. И ВАДА-скандалы, и Скрипали — как раз следствие появления этой схемы», — уверен эксперт.

Он с сожалением констатирует, что способов противостоять этой схеме крайне мало. К тому же ситуация усугубляется тем, что наши органы действуют без координации, часто делая противоречивые заявления и просто мешая друг другу.

«На системные действия США мы отвечаем практикой запаздывающих импровизаций, причем импровизаций, когда поезд ушел уже далеко. И практикой троллинга. Почему-то считается, что если какой-нибудь официальный представитель РФ потроллил американцев, то одержана чуть ли не половина победы в информационной войне. Европейский центр стратегических контртеррористических коммуникаций вообще считает троллинг единственной стратегией русских. И это очень близко к истине. В России успешно проведенные операции и контроперации можно пересчитать по пальцам», — говорит Андрей Викторович.

По его мнению, главный минус заключается в том, что даже отдельные успехи без системы не способны серьезно изменить ситуацию. Победы будут ситуативными и временными, а это не решает глобальной задачи по сохранению безопасности и контролю ситуации.

«Попыток влиять на глобальную информационную повестку российской политики нет, — считает Андрей Манойло. — У нас повестку формируют конкретные лица. При этом часто на основе физических факторов настроений, порывов, капризов и прочего. Поэтому главное точечное воздействие на тех конкретных лиц, вкладывание им в голову определенных стимулов, на основании которых они, как по флажкам, придут к определенному решению и будут считать, что они сделали это сами. Вот это классика американских операций. Здесь нет необходимости нагревать вселенную. Надо найти конкретную болевую точку конкретного лица и определенным образом на нее давить».

Как считает эксперт, кампании, которые порождают массовый психоз у нас в стране, — это информоперации исключительно отечественного производства. Их чаще всего проводят специально для отвлечения населения от той или иной повестки дня, перенаправления внимания. В них не наблюдается влияния американцев, поскольку у янки другой стиль. Он заключается в последовательной реализации определенной схемы: «поймать» кого-нибудь из представителей элиты, спровоцировать, заставить совершить какие-то действия, а потом уличить, например, во вранье. В данном случае показательным является дело с аргентинским кокаином. В 2018 году в Бельгии перехватили две тонны порошка с логотипом «Единой России». Рекордную партию наркотиков приблизительной стоимостью около $120 млн полиция обнаружила в порту города Гент. Заместитель секретаря генсовета «Единой России» Евгений Ревенко тогда прокомментировал попадание логотипа партии на упаковки с наркотиками словами «Вот она, слава!».

«Евгений Ревенко, который решил потроллить и поймать минуту славы заявил: "Наконец-то о существовании нашей «Единой России» узнали колумбийские наркобароны". И он, конечно, улыбался перед камерой, но, когда его слова легли на бумагу, то без улыбки и интонации они однозначно воспринимались как признание. То есть цель операции была достигнута», — считает Манойло.

В условиях нескончаемой турбулентности, когда информационные войны вышли на первый план, сложившаяся ситуация с отсутствием координирующего информоперации центра кажется тревожной и даже критической, но не все так плохо. Русские специалисты знают, как американцы строят свои операции и уже научились их просчитывать, а, значит, могут им противодействовать. Но делать это эффективно можно только при наличии четкой системы и государственного подхода, на который должны опираться эти операции.


Справка

  • Андрей Викторович Манойло — доктор политических наук, профессор факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова, выпускник Академии ФСБ РФ, член научного совета при Совете безопасности РФ в 2011–2018 годах. Учредитель и президент Ассоциации специалистов по информационным операциям. Автор оригинальной концепции информационно-психологической войны. По мнению ливанской Аль-Ахбар, бригадный генерал российского разведывательного агентства. В 2018 году был внесен на сайт «Миротворец» как «русский оккупант» и «один из идеологов Русской Весны в Крыму».

Читайте также: