Почему в России не умеют снимать фильмы о войне?

фильм «Перевод с немецкого»
Кадр из фильма «Перевод с немецкого». Источник: kinopoisk.ru
«Экспресс газета» отвечает на актуальные, неудобные и неожиданные вопросы. Сегодня мы расскажем, за что критикуют новый фильм «Перевод с немецкого», премьера которого состоялась на телеканале «Россия».

В преддверии Дня Победы на телеканале «Россия» состоялась премьера остросюжетной драмы «Перевод с немецкого» по произведению Марины Постниковой.

Действие фильма происходит перед началом Великой Отечественной войны, когда Германия еще не напала на Россию, но в Москве уже действует диверсионная группировка.

Майор НКВД Павел Нечай, которого сыграл Павел Трубинер, обращается за помощью к преподавателю немецкого языка в МГУ Ирине Воскресенской и просит ее отыскать редкую немецкую книгу, текст которой немцы используют для составления шифра.

Так Ирина, которую сыграла Мария Машкова, и все ее близкое окружение оказываются втянуты в настоящую шпионскую историю. Недаром телесериал позиционируется как «шпионский детектив».

На первых порах фильм не вызвал особого восторга у зрителей. В числе главных претензий: шаблонность и заштампованность фраз, излишняя патетичность и неправдоподобный накал страстей, примитивность конфликтов и, что самое главное, — фривольное и небрежное обращение с историей России и таким непростым периодом, как 40-е годы XX века.

Впрочем, последнее — частая болезнь российских военных фильмов, в которых война выступает исключительно фоном для придания большего трагизма, а историческая достоверность отходит на второй, а то и на третий план.

По каким же историческим ляпам и неточностям поставили «диагноз» «Переводу с немецкого»? Разбираемся вместе с первыми зрителями кинокартины.

Музыкальное сопровождение

Одна из первых деталей, на которую обратили внимание зрители, — народная итальянская песня «Белла чао», исполнявшаяся участниками движения Сопротивления во время Второй мировой войны и получившая мировую известность в 40-е годы.

В фильме ее наигрывает сотрудник НКВД в 1941 году, и хотя фактически здесь нет ошибки, многие обратили внимание на то, что в СССР эта песня, как и сам мотив, стала популярна после того, как ее на итальянском и на русском исполнил Муслим Магомаев в 1963 году, поэтому в антураже 40-х она звучит по крайней мере неестественно, да еще и с таким завидным постоянством.

«Странно, что песню Bella Ciao, которая появилась лишь в конце 40-х годов, так часто играют в этом фильме... Разве нельзя было избежать таких косяков? Это же так просто!» — рассуждают комментаторы на сайте Кино-Театр.ру.

Сокращенные варианты имен

Еще одна деталь, которая режет слух: то, что главную героиню Ирину в фильме постоянно называют по-свойски Ирой. Современному человеку такое обращение в неофициальной обстановке кажется привычным, но многие зрители утверждают, что в довоенное время Ирина всегда непременно оставалась Ириной и сокращенного варианта у этого имени не было.

В доказательство приводят произведения Антона Павловича Чехова и старые фильмы 40-х годов. И действительно: в «Трех сестрах» у Чехова Мария — Маша, Ольга — Оля, но Ирину все всегда называют полным именем и никак иначе.

Объявление Юрия Левитана о войне

Еще одна ошибка, ставшая хрестоматийной для нашего кинематографа, — объявление по радио о начале войны Левитаном. Существует заблуждение, что первым прочел сообщение о начале войны диктор Всесоюзного радио Государственного комитета СМ СССР по телевидению и радиовещанию Юрий Левитан.

На самом же деле его прочел в эфире министр иностранных дел Вячеслав Молотов, а Левитан лишь повторил через некоторое время. Зато он зачитывал в эфире текст приказа Верховного главнокомандующего о победе над фашистской Германией и сообщил о полете в космос Юрия Гагарина.

Голос Юрия Левитана знали все, замирая у приемников при его словах «От Советского информбюро...». И даже в воспоминаниях Жукова и Рокоссовского он остался как автор первого сообщения о войне. Неудивительно, что и военные фильмы из раза в раз повторяют эту ошибку, подменившую реальность.

Несуществующие организации и книги

В фильме не раз упоминается МГБ — Министерство государственной безопасности, которого на тот момент еще не существовало.

МГБ появилось уже в послевоенное время: 15 марта 1946 года согласно Закону СССР «О преобразовании Совета Народных Комиссаров СССР в Совет Министров СССР и Советов Народных Комиссаров союзных и автономных республик — в Советы Министров союзных и автономных республик» НКГБ СССР был переименован в Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР.

Поэтому в фильме, действие которого происходит в довоенный период, корректнее было бы упоминать Народный комиссариат государственной безопасности СССР, сокращенно — НКГБ СССР.

Еще более критичный хронологический ляп — в первой серии в кадре появляются книги из серии «Библиотека мировой литературы для детей», которая издавалась с 1976 по 1987 год.

Наряды, прически и немецкий язык

Наконец, создателей мини-сериала «Перевод с немецкого» обвинили в том, что даже во внешнем виде героев они между правдоподобием и зрелищностью выбрали последнее. Неестественно ухоженные волосы, шикарные платья, сложные прически, яркий макияж и общая «зацикленность» режиссеров на костюмах совершенно не вяжутся с довоенным временем, а скорее напоминают 60-е годы оттепели.

Мало того — косметика, которой пользуется героиня, настолько хороша, что когда в сарае ей заталкивают тряпку в рот, алая помада остается нетронутой.

Ну а профессор немецкого языка в МГУ так странно и нескладно говорит на немецком, что заставляет усомниться в своей компетентности и в том, что она действительно специалист по древнегерманскому эпосу и может помочь с немецким шифром.

А что вы думаете о новом фильме «Перевод с немецкого»?

Читайте также: