Конкуренты намерены убить тяжелобольного Бориса Шпигеля

Борис Шпигель
Борис Шпигель. Фото: © «ИТАР-ТАСС»/Станислав Красильников
Продюсера, подарившего России золотой голос, подвергают нечеловеческим издевательствам
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

68-летнего создателя компании «Биотэк» Бориса Шпигеля задержали по уголовному делу против губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева. Наручники на Бориса Исааковича надели сразу по прилете из Израиля, где коммерсант проходил лечение. Сейчас тяжелобольной арестант находится в ИВС и никакой вины не признает. Но доживет ли бизнесмен до окончания следствия – большой вопрос.

Удивительно, но факт: подозреваемых в более масштабных преступлениях помещали под домашний арест, где они в комфортных условиях дожидались формального наказания в виде небольших условных сроков. А в ситуации с Борисом Шпигелем – известным меценатом и борцом против нацизма в мире, уважаемым ученым, экс-сенатором и продюсером «золотого голоса России» Николая Баскова – такая жесткость… Дело в том, что после того, как в 2003-м Борис Исаакович дважды перенес клиническую смерть, он находится под постоянным наблюдением врачей. Шпигель страдает сердечной недостаточностью и синдромом Пиквика. Если кто не знает, это когда люди не способны дышать достаточно глубоко, что приводит к низкому уровню кислорода и высокому уровню углекислого газа в крови. Вдобавок миллиардера мучает клаустрофобия.

В Израиле Шпигель не прошел весь курс необходимой терапии и вернулся в Россию, чтобы продолжить лечение. В московском аэропорту ему стало плохо. Но наши «доблестные» правоохранители, поджидавшие там бизнесмена ранним утром, без какого-либо сострадания грубо нацепили на бизнесмена наручники и погрузили его в тесный автозак, где он потерял сознание. Несколько раз к Борису Исааковичу приезжала скорая. А из зала Басманного суда его на носилках увезли в больницу с приступом гипотонии. Позже вернув обратно в ИВС. И это при том, что у Шпигеля диагностировали тяжелую форму тромбоэмболии, при которой содержание под стражей запрещено!

– У него множество системных заболеваний, ему тяжело ходить, – бьет тревогу член московской Общественной наблюдательной комиссии Ольга Дружинина. – Он постоянно нуждается в капельницах. С собой в изолятор ему разрешили взять аппарат для дыхания, без которого Шпигель спать не может. Он не может самостоятельно надеть даже специальное белье, предотвращающее тромбоэмболию. Но и помимо этого у него ряд тяжелейших заболеваний, так что сам за собой он в полной мере не может даже ухаживать. В камере Шпигель задыхается. Однако тяжелее всего приходится при движении. Возникает сильная одышка.

– «Я не жилец», – заявил он нам сегодня в камере, – рассказывает Ева Меркачева, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, заместитель председателя ОНК Москвы. – Вид его был достаточно удручающий. Мы все опечалились, выглядел он плохо, он страдал одышкой, сидел на кровати и не мог пошевелиться. Есть опасность, что тромб пройдет в сердце, они уже есть в легких, и он в любой момент может скончаться.

– Еще сильно беспокоит, но, конечно, не удивляет кампания против Шпигеля, раздуваемая СМИ, – возмущается Сергей Бурмистров, генеральный директор ООО «Литфонд» и эксперт Министерства культуры РФ. – Им, как всегда, нужно что-то погорячее, порадовать читателей очередной сенсацией. Никто, конечно, не напишет о том, что Шпигель тонкий знаток искусства, собравший и сохранивший редчайшие образцы российского и зарубежного искусства, никто не напишет о том, что он занимался благотворительностью и не мог равнодушно пройти мимо любого просящего. Много всего можно сказать о Борисе Исааковиче. Но богатых и успешных у нас любить не принято, поэтому все мы с энтузиазмом читаем о дьявольских заговорах богатеев и с удовольствием поверим всему услышанному и прочитанному. Дай Бог сил Вам, Борис Исаакович, пройти через эти испытания.

Параллельно с враньем в прессе и ужасным содержанием в ИВС на Шпигеля оказывают давление сотрудники правоохранительных органов.

– Два оперативника ГУЭБиПК требовали дать признательные показания, обрабатывали, – сетует Борис Исаакович. – Я отказался. Вменили, что подарил якобы машину губернатору. Но эта машина на балансе фирмы, есть все документы. Еще вменили, что якобы давал взятку у себя дома, цель взятки – «повышение рейтинга». Когда была избирательная кампания, я официально поддерживал фонд.

Первым делом встает вопрос: что случилось бы, если бы тяжелобольного человека просто вызвали на допрос, а не тащили на рассвете в ИВС, а затем в суд? Какая была необходимость? От следствия он бы никуда не делся. Ответ напрашивается только один – это метод давления. Уморить Шпигеля выгодно его конкурентам, которые не могут вынести того, что последние годы компания Бориса Исааковича «Биотэк» активно развивается и вовремя выполняет все контракты на благо россиян.

– Помещать его под арест не только негуманно, но еще и глупо, – заявил Ян Власов, председатель совета общественных организаций по защите прав пациентов при Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения. – Я думаю, что эта тема связана исключительно с бизнесом. Игроки пошли ва-банк, никакой политики, думаю, за этим нет, и подобного рода «священные жертвы» приносить нельзя. Фарминдустрия – это именно крупный бизнес, никогда не был чистоплотным ни в какие времена и ни в одной стране мира – это жесткие правила, где подчас и нет никаких правил, и очень напряженная жизнь. Бизнес преследует единственную цель – извлечение прибыли, и «ничего личного».



Читайте также: