Нотариус сообщил суду о странных фактах в деле Дрожжиной против Баталовой

Гитана Леонтенко и Мария Баталова
Вдова и дочь Баталова обвиняют Наталью Дрожжину в мошенничестве. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Процесс приобретает все более запутанный характер
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

В Замоскворецком суде Москвы продолжается рассмотрение скандального иска актрисы Натальи Дрожжиной к больной ДЦП дочери Алексея Баталова. Напомним, что обвиненная чуть ли не во всех смертных грехах Наталья Георгиевна пытается через суд разорвать договор пожизненной ренты с Марией Баталовой и вернуть девушке все имущество. Накануне показания на процессе дал один из ключевых свидетелей — нотариус Дмитрий Бублий, который и регистрировал спорные сделки. Однако показания юриста лишь запутали и без того сложное дело.

«Дмитрий Бублий сообщил, что Мария Баталова обращалась к нему только по двум пунктам: за отменой завещания и за отменой доверенности, которую выписала на Дрожжину. Когда мы просматривали документы, мы обнаружили копию завещания Дрожжиной», — сообщила адвокат Татьяна Киреенко, которую цитирует «Комсомольская правда».

По сообщению самой Натальи Георгиевны, несколько месяцев назад она написала завещание, согласно которому все движимое и недвижимое имущество после ее смерти должно перейти именно Марии Баталовой. Однако последняя утверждает, что речь шла о так называемом «взаимозавещании»: предполагался обмен документами, который так и не произошел. Ожидалось, что ясность в эту запутанную историю внесут показания нотариуса, однако этого так и не случилось.

«Мы задали Бублию вопрос, было ли завещание от имени Марии. Он уклончиво ответил, что такого документа не нашел. Ответ более чем странный. Завещание — не иголка в стоге сена. Это документ, который должен быть зарегистрирован в нотариальной книге. Тогда Бублий предложил нам отменить ранее выданное Марией завещание. Но не это важно. Важно, что он наконец-то письменно подтвердил, что Маша не обращалась к нему ни по договору ренты, по которому Дрожжиной ушло ее имущество, ни по договору купли-продажи коммуналки на Кутузовском», — объясняет Киреенко.

По мнении защитницы, данные факты подтверждают правоту Марии Баталовой. Впрочем, окончательное решение будет принимать суд. Пока ясно лишь одно: в деле столько странностей и противоречий, что, похоже, истину будет установить весьма непросто.






Читайте также: