Ада Якушева: Ревновать Визбора было бесполезно!

Известный бард и поэтесса от скуки разговаривает с телевизором.

Имя одной из основательниц современной авторской песни - Ады ЯКУШЕВОЙ давно обросло легендами. Юрий ВИЗБОР считал ее своей музой и самой любимой женой. Накануне своего 75-летия Ада Адамовна согласилась дать только одно интервью - «Экспресс газете».

- Вы по-прежнему стараетесь не общаться с прессой? Почему?
- Ой, Боря, возраст о себе знать дает. Да и некогда - дел семейных невпроворот. Я и в молодые годы старалась избегать публичного обнажения. Актерского начала во мне ни капельки нет. Иногда включаю телевизор и разговариваю с ним, как сумасшедшая. «Наслаждаюсь» рекламой: говорящие зубы и прыгающие сковородки помогают общаться с моей старенькой стиральной машиной. Сама же про себя думаю: вдруг это начало маразма?

Ада ЯКУШЕВА

Ада ЯКУШЕВА

- А нога сломанная как?
- По-всякому. (Семь лет назад Якушева сломала бедро. Не смогла даже поехать на кладбище проводить в последний путь мужа Максима Кусургашева. - Б.К.) Мне сказали, что такое в серьезном возрасте никогда не заживает. Где-то читала, что возлюбленная Маяковского даже покончила с собой из-за похожей травмы… Бедро-то я дома сломала, зацепилась за стул и грохнулась. Приходится подстраховываться, ходить с третьей ногой, с палочкой.
- Известно, что вы перепевали саму Пугачеву. Это правда?
- Не перепевала, а пела с ней на сцене на два голоса: я - первым, она - вторым. Потом наоборот. Нас посылали вместе от радиостанции «Юность» на картошку. Дружили мы долго. Но я все же чуток постарше ее… Да и кем была Алла в 60-е годы? Она только начинала. А Якушева полстраны к тому времени уже объездила. Правда, Пугачева - девка была хорошая: не кривлялась, не ломалась. Подружка, одним словом. Мой сын Максим с ее дочкой Кристинкой дружил.
- Ада Адамовна, вы, должно быть, состоятельный человек? Столько дисков с вашими песнями продаются.
- Не поверишь, живу на пенсию. Она такая же, как у всех, маленькая. Давным-давно какая-то фирма заплатила 20 тысяч. Я так удивилась. Авторские мне никто не платит.

Отхватила двух мужиков

Ада ЯКУШЕВА

Ада ЯКУШЕВА

- Расскажите про отношения с Визбором?
- Столько уже понаписано! Оказывается, такие интриги вокруг нас были! Искры сыпались! Но мы были очень дружны. Спорили, орали, скандалили - куда же без этого? Наша категоричность зашкаливала за все возможные пределы. Разве два поэта могут жить спокойно рядом друг с другом? Славу богу, что не дрались. Но от такого человека, как Юра, можно было многое и вытерпеть.
- Но вы все же разбежались…
- Никто ведь никого и не удерживал. И главное - не предавал! Юрка ходил постоянно в кого-то влюбленный. Да и я от него не отставала: вокруг сплошь одни поклонники. Бывшие его жены ко мне до сих пор очень прилично относятся (Евгения Уралова и Нина Тихонова. - Б.К.). Делить нам уже нечего.
У Юры было поэтическое чувство юмора. Он очень любил выражение нашего общего друга Зямы Гердта - «три жены тому назад». Со всеми своими женами Визбор сочетался законным браком. Конечно, сердце мое греет мысль, что Якушеву называют первой музой Визбора.
После того как Визбор от меня сбежал, мне передавали: видели твоего Юру на телевидении с красивой молодой девушкой. Оказалось, это наша дочка - Таня.

Ада ЯКУШЕВА

Ада ЯКУШЕВА

- Откуда у Визбора такая редкая фамилия?
- В Литве живет дальняя родственница Юры - Гражина Визборас. Мы с ней никогда не виделись. Отца своего Юра тоже не видел. Он был репрессирован и расстрелян где-то в Сибири.
Поженились мы в 1957 году. У меня даже когда-то была его фамилия, которую коверкали по-всякому. «Хорошо еще, что Визборгом не называют», - шутил Юра. Но отчество его все же исказили: вместо Иозефовича он стал Иосифовичем. У дочери Татьяны фамилия так и осталась. Ее даже еврейкой в школе считали.
- Как вам удалось заарканить такого ловеласа?
- За Визбором бегали все студентки, включая молоденьких аспиранток. Но ревновать его было бессмысленно. Он купался в любви. Жил и творил по ее законам. Мне оставалось только страдать. Что я и делала - писала стихи и песни. Да в нашем институте все что-то сочиняли.
Со своими будущими мужьями мы учились в одном институте (Московский педагогический. - Б.К.). Максим Кусургашев (второй муж. - Б.К.) был свидетелем на нашей с Юрой свадьбе. Он и Таньку мою вместе со мной из роддома забирал. Юра в это время был где-то в командировке.
Танька моя как-то ляпнула: «Моя мама, конечно, не Нефертити, но двух прекрасных мужиков все же ухватила».

Мой фанат - внук Вовик

Ада ЯКУШЕВА

Ада ЯКУШЕВА

- Кто поздравит вас с юбилеем, как думаете?
- У меня подружек навалом. А из друзей-бардов… Может, они и не в курсе, что мне уже столько лет настучало? Митя Сухарев подарил мне недавно свои новые книжки, обалденные совершенно. Всех старых друзей очень люблю: Кима, конечно, Юру Ряшенцева, Городницкого, Вадика Егорова, Вероничку Долину. Кого подзабыла, пусть не обижаются. Но столько поздравлений мне и не надо.
- Праздновать-то как будете?
- Да никак. Дома буду сидеть. Старшая дочка (Татьяна Визбор. - Б.К.), уезжает куда-то отдыхать. В гости придет внук Юра со своей девушкой. Им у меня весело - никто же не ругает. Сын Максимка поздравит. Ему скоро 40 лет исполнится. Работает в Большом театре.

Ада ЯКУШЕВА

Ада ЯКУШЕВА

Знаешь, Боря, с датами у меня всегда была путаница. Когда наступает день рождения Таньки, я ей звоню и спрашиваю: «Когда ты родилась?» Записываю даты, куда-то засовываю. И забываю… Но внуков хорошо помню - их ровно пять: трое у Дашки, у Таньки - двое. Ужасно, что на моей кухне всего пять мест. Да, мой средний внук Вовик, которому пять лет, мой настоящий фанат. Как-то я подарила ему диск. Он послушал и сам запел! Да так чистенько.
- Ада Адамовна, когда несколько лет назад я брал у вас интервью, рядом крутился какой-то странный котик...
- Кузя, что ли? Вон он, шкодник очумелый. Отец у него русский голубой, а мать белая персиянка. Смесь действительно странноватая… И котик наш любит погоняться почему-то за котиками. Кастрата даже какого-то полюбил.
- Раньше вы говорили, что бардовская песня была отдушиной от всего, что нас окружало. А теперь-то как?
- Вспомни, где мы тогда пели? По лескам да по полянкам. Больше негде было, власти просто не позволяли. Грушинский фестиваль запрещали потому, что там якобы собиралась какая-то неформальная публика. А ведь ни одной политизированной, протестной песни не звучало. Даже Высоцкий туда никогда не приезжал. А теперь вон как повернулось - Олег Митяев в Кремле поет!

Ада ЯКУШЕВА, Максим КУСУРГАШЕВ

Ада ЯКУШЕВА, Максим КУСУРГАШЕВ

- И мне хочется от читателей наших и редакции сказать: с днем варенья, дорогая Ада Адамовна! Берегите себя!
- Намекаешь, Боря, что Якушева давно уже исторический человек? Пожелай мне лучше подольше жить и поменьше хромать… Знаешь, время бежит, а рифмовать по-прежнему очень люблю. Вот дарю читателям «Экспресс газеты»:

Стало холодно. Что делать?
А кому теперь тепло?
То, что было - снегом белым,
замело, заволокло.
То, что будет, нам, как видим,
знать пока что не дано.
И, подобно Атлантиде,
опускаюсь я на дно.
Не права - я это знаю.
Хоть жива, да не живу.
Помоги ты мне, родная,
продержаться на плаву.

Вам может быть интересно: