X

Ширвиндт уходит с поста, не дожидаясь маразма

Александр Ширвиндт
Александр Анатольевич будет жить на одну пенсию. Фото Ларисы Кудрявцевой
Признание 87-летнего Александра Ширвиндта, что в связи с возрастом и болезнями он покидает пост худрука Театра сатиры, положительно восприняли в творческих кругах. Если не считать Владимира Андреева, при жизни передавшего бразды правления Театром им. Ермоловой Олегу Меньшикову, и Татьяны Дорониной, которую «ушли» из МХАТа, столичные театры давно уже переживают «старческий кризис».
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Еще в 2018-м журналистка с актерским образованием Ксения Ларина, обратив внимание на преклонный возраст большинства худруков, назвала их всех «безобразным политбюро». С тех пор многое изменилось. Свои посты в связи со смертью покинули Галина Волчек (ей было 86 лет), Марк Захаров (85), Армен Джигарханян (85) и Николай Губенко (78). Но уютные кресла еще занимают Юрий Соломин (86), Генриетта Яновская (81) и Александр Калягин (79).

- Великий Гончаров довел свою труппу до бесстыдного режима ожидания - когда замечательные актеры вынуждены были играть в постановках жалких, старческих, убогих. И все ждали конца. И все старели в ожидании конца. Это немыслимо, преступно, - негодовала Ларина. - У главных режиссеров есть свой ресурс, они стареют и немощь становится видна! Нельзя этот маразм продлевать и делать вид, что все нормально. Это ненормально.

Театральное сообщество не верило, что гигант сцены Ширвиндт добровольно уйдет на пенсию, хотя за время своего 20-летнего правления вроде бы не раз оказывался в шаге от этого:

- Всю жизнь Театр сатиры - второй эшелон. И эту тенденцию никак побороть нельзя. Она и сейчас существует, хотя сегодня все размыто, - писал Ширвиндт в мемуарах «Проходные дворы биографии». - Мы не жалуемся на сборы, но иногда смотришь на щелочку перед спектаклем, из кого эти две тысячи мест состоят, и хочется, чтобы были другие лица.

Александр Анатольевич с самого начала сделал из себя руководителя-жертву:

- Я случайно попал в кресло руководителя - меня уговорили… Среди актеров нет хороших худруков. И Михаил Ульянов был неважным худруком, и Армен Джигарханян… Исключение из нашего актерского цеха составляет Олег Табаков. Правда, Олег - больше, чем худрук… и больше, чем актер.

Сразу же после смерти Олега Павловича Ширвиндт сказал важные вещи, которые, возможно, объясняют его нынешнее решение:

- В 1965 году я приехал в Градскую больницу: у Олега Павловича был инфаркт. А ему всего было 29 лет. И он мне сказал тогда: «Видишь, Шурок, как быстро все заканчивается». К счастью, Олег Павлович поправился и радовал нас много-много лет, но его слова я запомнил навсегда. Тогда я подумал: «Жизнь важнее и кино, и театра… ведь все быстро заканчивается».






На эту тему: