«Татушек» зверски избивает женофоб-директор?


Уважаемый Михаил! В "ЭГ" № 45 вы напечатали откровения гада Галояна, что Юлечка и Леночка якобы переспали с композитором Войтинским. Ну, это ладно. Я уже подумал, что Галоян успокоился. Ан нет! Вот передо мной лежит "ЭГ" № 52. И тут опять этот лох-boy гонит пургу, что Лене и Юле платят за концерт по $100 и что Юля стреляла деньги на обеды у какой-то Лены. Никогда в это не поверю! Я не сомневаюсь, что это именно Галоян подстроил эту фигню, что спонсор теперь продает "Тату". Ему лишь бы загрести побольше денег. Из-за него вообще вся группа может развалиться. В итоге Галоян сам ничего не получит и супер-проект завалит.

Сергей Шаламов, г. Пермь

Галоян - большая-пребольшая скотина. Сразу видно, что он погнался за славой и деньгами. Шаповалов, конечно, тоже поступил неправильно. Но они что, не могут договориться по-хорошему? Ведь страдают невинные люди - Юля и Лена. Как написано в газете, теперь спонсор хочет избавиться от дуэта. По-моему, наоборот, это дуэт должен избавиться от спонсора. А что вы хотите приобрести "Тату" - я вас в этом поддерживаю. Будь у меня деньги - я бы сама их приобрела. Я не хочу, чтоб они распались. Тогда я опять потеряю веру в жизнь.

Габри, 18 лет, г. Самара

Мы узнали, что "Татушки" продаются, и теперь боимся, что нашей любимой группы не станет. Еще мы прочитали, сколько девчонки получают за один концерт. Если вы не задумывались над этой суммой, советуем вам и всем остальным задуматься. Если "Тату" не повысят зарплату, пускай их продюсер Шаповалов наденет юбочку, идет на сцену и сам поет песенки! "Тату" - superские девчонки. По вине этого козла Шаповалова они не должны страдать.

Алина Панфилова и Люба Реуцкова, г. Тольятти

Пишет вам военнослужащий срочной службы. Прочитал вашу статью "Тату" выставлены на продажу". Мне стало интересно, почему этим девушкам, которые занимают не последнее место в сердцах российской молодежи, платят за концерт всего по 100 баксов. Мне кажется, что их просто никто не воспринимает всерьез или считают их за малолеток. Обидно, что такой талант так низко ценится. Лично мне "Тату" очень нравятся. Под их музыку можно расслабиться, душевно отдохнуть и подумать о своем бытие. Если честно, мне бы хотелось переписываться с этими девушками.

Александр Пивнев, 22 года, Новосибирская область, р-п Коченево, в/ч 86733

Я хочу пожаловаться на спонсора "Татушек" Бориса Ренского, потому что он хочет отдать их в чужие руки. Пусть прежде задумается, что будет тогда с ним самим. Он же прогорит. Мне кажется, что все его финансы держатся на "Татушках". Если вы купите "Тату", я буду очень рада. Тогда вы будете печатать больше всякой информации про этих очаровательных девушек.

Юля Степанова, 15 лет, г. Нижний Новгород

Дорогой Михаил! Хочу поблагодарить вас за то, что вы напечатали мое письмо в вашей замечательной "ЭГ". А вот от того, что "Тату" хотят продать, я просто в ужасе. Девчонками манипулируют, как всем только захочется. Но они же не игрушки, а такие же люди, как все остальные. Михаил, может, вы поможете деньгами беззащитным "Тату". Наверное, это глупо, но, может, надо попросить Аллу Борисовну Пугачеву, ведь она помогла многим ныне знаменитым певцам. Надо что-то делать. Нельзя спокойно на это смотреть. Мне бы очень хотелось, чтобы все члены проекта были вместе и все встало на свои места, чтобы проснулись девчонки когда-нибудь и подумали, что это был только сон.

Яна, Красноярский край, г. Железногорск

ЛЕНА И ЮЛЯ: находятся в финансовой кабале

ЛЕНА И ЮЛЯ: находятся в финансовой кабале

Искреннее сопереживание вызвала у читателей наша публикация "Тату" выставили на продажу" о бедственном положении, в котором оказалась популярная группа в результате склоки между продюсером Иваном Шаповаловым и композитором Сергеем Галояном ("ЭГ" № 52, 2001). Особенно негодовали многие, узнав, какие смехотворные гонорары получают Лена Катина и Юля Волкова. Но оказалось, что это лишь цветочки. Думаю, сердобольным поклонникам даже в страшном сне не могло привидеться то, о чем мне недавно удалось узнать…

- Я прошла кастинг, и меня брали в балет "Тату", но я не пошла туда работать, - поведала мне 17-летняя танцовщица Лена, умолявшая не называть в газете ее фамилию. - Нет-нет, не подумайте, зарплата меня вполне устраивала. За каждый концерт участницам балета платят по 30 долларов. Когда много гастролей, можно заработать до 700-800 долларов в месяц. Но пока я ходила на репетиции, я пообщалась с другими девчонками и наслушалась от них такого, что мне, честно говоря, стало страшно. У них там творится настоящий беспредел. Директор "Тату" Леонид, который сопровождает группу на всех концертах, девчонок просто ненавидит. Штрафует их за малейшие провинности. Постоянно орет на них матом. И даже иногда распускает руки. Например, одну танцовщицу по имени Марина на гастролях в Туле он зверски избил всего лишь за то, что она курила в туалете. Она плакала, кричала, но его было не остановить. Все об этом знали, но были так напуганы, что не решились ничего сказать продюсерам. В результате этой девчонке пришлось уйти из "Тату". Сейчас она лежит в больнице, лечит почки. Да что там балет! Мне рассказывали по секрету, что однажды в Америке этот Леонид избил даже Лену Катину. Она прощалась в аэропорту со знакомым парнем, а директор начал ее при всех материть. Лена, естественно, возмутилась. Тогда он схватил зонт и несколько раз ударил ее по голове. Вроде бы потом Лена пыталась на него пожаловаться. Но даже ей не удалось добиться, чтобы его наказали…

На мысль о возможных причинах столь изуверского отношения директора к бедным девочкам невольно натолкнули любопытные наблюдения, сделанные нашим читателем Максимом Скомовским на концерте "Тату" в Нижнем Тагиле:

ТАТУШКИ: с таким контрактом можно голыми остаться

ТАТУШКИ: с таким контрактом можно голыми остаться

- Концерт оставлял желать лучшего. Девочки пели лениво и целовались тоже без особой охоты. Гораздо интереснее было наблюдать не за действием на сцене, а за тем, что творилось у входа на нее. Из находившихся там людей выделялся мужчина средних лет в очках и с откровенно "голубыми" замашками, которого Юля и Лена позднее представили как своего концертного директора Леонида Дзюника. Во время выступления "разогревающей" группы "Испанские летчики" он активно разговаривал с несколькими молодыми людьми. По всей видимости, особенно ему приглянулся блондин со стрижкой "каре". Они общались достаточно разгорячено, и потому как стояли недалеко от воспроизводящей аппаратуры, расстояние между ними было достаточно близкое (просто иначе они не слышали бы друг друга). Каково же было мое удивление, когда после очередной реплики, выкрикнутой на ухо собеседнику, рука Леонида соскользнула с плеча блондинчика и начала гулять у него чуть ниже талии. Как известно, на своих концертах "Тату" проводят своеобразный конкурс: вызывают на сцену две пары молодых людей и пару девушек, заставляют их раздеваться по пояс и целоваться "мальчик с мальчиком" и "девочка с девочкой". Надо заметить, что город Нижний Тагил отличается тотальной гомофобией, и когда молодые люди на сцене стали бахаться взасос, зал охнул. Присмотревшись, я узнал в них собеседников г-на Дзюника. С особенно блаженным выражением на лице целовал своего напарника тот самый блондин, которого Леонид щупал за северо-восточную часть тела несколько минут назад. За этим беспределом "татушки" наблюдали с откровенным интересом. Похоже, страсть своего директора к мальчикам Лена и Юля разделяют. А толпа с удовольствием освистала ненавистных гомиков…

Но окончательно меня добило ознакомление с контрактами, заключенными компанией Ивана Шаповалова "Неформат" с Леной Катиной и Юлей Волковой. Копии этих презанятных документов мне дали почитать в Дорогомиловском суде, куда они предоставлялись Шаповаловым при рассмотрении иска Галояна. Оказалось, что ушлый продюсер не оставил девочкам практически никаких возможностей бороться со своим унизительным положением. Судите сами:

"…8.3. Исполнитель имеет право расторгнуть настоящий контракт:

8.3.1. Не ранее выхода в свет пятого альбома и не позднее даты окончания контракта. Исполнитель обязуется в бесспорном порядке в период 3-х месяцев с момента расторжения контракта выплатить Компании рублевый эквивалент $50000 по курсу ЦБ РФ на день выплаты, а также заплатить штрафные санкции в размере 5% от суммы расходов, если стороны не договорятся об ином.

8.3.2. Если Исполнитель не может выполнять свои обязательства по состоянию здоровья вследствие стойкой потери трудоспособности, что должно быть подтверждено документами органов государственного здравоохранения. Компания имеет право освидетельствовать состояние здоровья Исполнителя с помощью независимой медицинской экспертизы…

11.3. Стороны обязуются не разглашать в СМИ и печати аспекты личного взаимодействия в течение действия настоящего контракта и после его прекращения в течение 20 лет…".

Дополнительным соглашением от 5 июня 2001 года в контракты были внесены некоторые изменения. Так, в пункте 8.3.1. сумма в $50000, которую Исполнитель должен выплатить при расторжении контракта, была увеличена до $100000. Кроме того, был добавлен новый пункт, оговаривающий размер гонорара Исполнителя, о котором в исходном тексте контракта не говорилось ни слова. Увы, выглядел этот пункт не слишком впечатляюще:

"…6.5. Гонорар Исполнителя составляет $100 (сто долларов США) за каждый коммерческий концерт…".

Понятное дело, суммы, необходимой для расторжения контракта, с такими гонорарами никогда не собрать. Правда, контракт предполагал их повышение. Но необходимые для этого условия были практически невыполнимыми:

"…6.4. Повышение гонорара Исполнителя возможно только после возврата всех расходов Компании на подготовительные работы (запись альбома, съемки видеоклипов, мастеринг, дизайн, реклама, ТВ-промоушен и т.д.)…".

НА РАДИО: Тату с Леонидом Дзюнико

НА РАДИО: Тату с Леонидом Дзюнико

Самое интересное, что обращаться за комментариями по поводу всего этого безобразия оказалось по сути не к кому. Как я уже сообщал, сопродюсер "Тату" Елена Кипер, которая раньше работала с прессой, из "Неформата" свалила. А у Ивана Шаповалова телефон глухо молчал. Оставалось призвать к ответу только драчуна-директора Леонида Дзюника.

- О, г-н Филимонов, а я вас только сегодня вспоминал! - радостно воскликнул г-н Дзюник. - Иду по подземному переходу, а за мной - какой-то бородатый мужчина. "Господи! - думаю. - Неужели это Филимонов?". Но потом присмотрелся и понял, что обознался. Ну, что про нас на этот раз интересного рассказывают? Что я избиваю девочек? - Леонид залился смехом. - Вообще, я могу сказать, что Станиславский ТОЖЕ бил своих артистов. Но я себе такого не позволяю. Я даже детей своих не бью. Да, я могу накричать, могу оштрафовать. Но чтоб избить до полусмерти… Да что вы! Боже упаси! Такого быть не может! Да, была у нас стычка с Леной в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке. Мы спешили на самолет, а Ленка разговорилась с ребятами, с которыми мы познакомились на Брайтон-бич и которые приехали нас провожать. Я собираю вещи, боюсь, как бы нам не опоздать, а она стоит: ля-ля-ля, ля-ля-ля. Я не выдержал и говорю: "Лена! Елки… (я, конечно, чуть пожестче сказал), ты идешь или нет, в конце концов?". Но никакой драки, конечно, не было. И эту танцовщицу я не избивал. У меня есть свидетели этого инцидента. Просто она сама по себе человек такой… К ней и в коллективе-то у всех отношение было плохое. На гастролях мы снимаем для балета два двухместных номера. Но она всегда жила одна, потому что с ней никто не хотел жить. Она прекрасно знала, что в коллективе строжайше запрещено курение. За каждую сигарету накладывается штраф в размере гонорара за один концерт. Тем не менее, она потащила двух наших девчонок курить почему-то в мужской туалет. Мне об этом сказали. Я их тут же нашел. Две другие девочки были наказаны штрафами. А с ней я попытался провести разговор. Просто он получился на повышенных тонах. Я уже был вне себя. Ну, и накричал на нее: "Я не знаю, что сделаю, если еще раз увижу тебя курящей!". После этого она ушла из коллектива. Я пытался уговорить ее остаться, но она сказала, что не хочет. "Ну, не хочешь - тогда до свидания! Верни костюм и получи расчет". А в больницу она попала, потому что застудила почки. К той истории это никак не относится. Тула была у нас в начале августа. После этого она еще в Германию с нами ездила и преспокойно работала по 30 концертов в месяц. Ну, и Бог с ней! Сейчас в нашем балете такие классные девчонки работают - просто супер! Дашка Пескова у нас танцует, Саши Пескова дочка. Ни у кого нет такого балета, как у "Тату". Я их очень люблю. Мы с ними как одна семья. Вот на одного мальчика, который участвовал в нашем конкурсе, я и впрямь бросился с кулаками. Он уже собирался уходить со сцены и вдруг ущипнул Юльку за задницу. Увидев это, я его догнал, и только милиция меня удержала от расправы над ним. Да, за девочек я могу кому-то и рот порвать. Но чтоб я при всех лапал мужиков… - директор засмеялся, но на этот раз как-то натужно. - Это полный абсурд! Я не имею привычки делать что-то публично. Правда, после случая в Петербурге, когда на сцену бросили нож, мы стараемся предварительно обыскивать ребят, но обычно этим занимается охрана. Я могу только выйти и чисто внешне их отобрать, чтоб потом на сцене на них приятно было посмотреть. Впрочем, в Нижнем Тагиле никакого отбора и не требовалось. Открою вам маленький секрет: там в конкурсе участвовали ребята из Екатеринбургского фан-клуба. Я их всех хорошо знаю. Они ездят за нами по всему Уралу, когда мы там бываем. А что зал их освистал… Ну, что вы хотите?! Дикий народ! Дикие нравы! Бывали даже случаи, когда публика избивала ребят, участвовавших в конкурсе. Например, в Волгограде один парнишка открыто заявил со сцены, что он гей. Так нам пришлось потом отбивать его у толпы и выводить через служебный вход. Что же касается контракта… Понимаете, компания "Неформат" и проект "Тату" изначально создавались не по принципам российского шоу-бизнеса, когда люди подписывают на всякий случай какую-то бумажку, зачастую даже без печати, и считают ее контрактом, имеющим полную силу. У нас все было сделано профессионально, в соответствии с мировыми требованиями. Контракт подписывался в присутствии адвокатов и был заверен нотариусом. Причем, все листки были сшиты, чтобы нельзя было ничего изменить. Да, в контракте были предусмотрены достаточно жесткие штрафные санкции. Вы же понимаете, что в "Тату" вкладывались большие деньги. И надо было как-то застраховаться от непредвиденных ситуаций. Но если, не дай Бог, что-то случится, поверьте, никто про это не вспомнит и не будет от девочек ничего требовать. То же самое можно сказать и об упомянутых в контракте гонорарах. Просто надо было оговорить какой-то минимум. Только не подумайте, что мы что-то скрываем от налоговых органов. Мы легальная контора. И все отчеты у нас ведутся, как положено. Я догадываюсь, от кого исходят все эти гадкие слухи. От бывшего сопродюсера "Тату" Лены Кипер. Я мог бы рассказать много правды об этом человеке, но не хочу этого делать. Кипер ведет себя как смертельно раненый зверь, у которого нет выхода. Она сейчас завела активную дружбу с Галояном, которого еще недавно сама обличала. И на пару с ним поливает "Тату" грязью. Знаете, почему кошка зарывает свои фекалии? Потому что ей когда-то сказали, что они золотые. Так же и эти люди возомнили о себе слишком много. Мне очень жаль, что так получилось. Думаю, перестав работать с "Тату", они много потеряли. Не столько в материальном, сколько в творческом плане. Ведь проект не стоит на месте. Он растет, развивается. 9 января девочки вместе с Ваней улетели в Лондон записывать песни для выпуска сингла в Германии. А сейчас они находятся в Лос-Анджелесе. Они там записывали песни для выпуска сингла в США. А сейчас пишут новую песню для России. Эта песня вместе с ремиксами и клипом "Полчаса" войдет в переиздание нашего альбома, который готовится к выпуску на "Юниверсал". По возвращении из США мы едем в Прибалтику. Потом у нас намечены поездки в Болгарию, Словакию и Израиль, участие в фестивале в Майами, промо-концерты в Берлине, Лондоне и Праге. В общем, график расписан практически до лета. Думаю, когда "Тату" будут в Москве, вы сможете встретиться с девочками и сами убедиться, что у нас все в порядке. Я ведь так понимаю, что вы хотите что-то написать, - тут Леонид неожиданно спохватился. - Подождите! Вы что же, у меня сейчас берете интервью? Коварный! Я-то думал, что мы просто с вами общаемся по-дружески. А то я бы вам рассказал для интервью что-нибудь поинтереснее…

Вам может быть интересно:


‡агрузка...