Алибасова довели до психушки украинские лазутчики

Бари Алибасов
Бари Алибасов
Первому солисту легендарной группы «На-На» Валерию Юрину, спевшему когда-то хиты «Пустынный пляж», «Соловей-разбойник», «Эскимос и папуас» и сводившему с ума всех девчонок Советского Союза, не так давно исполнилось 55 лет. Музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» встретил юбиляра на одном из мероприятий и предложил поделиться воспоминаниями о бурном творческом пути.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

- Я родился и вырос в Сталинграде, который хоть и был переименован в Волгоград, для меня всегда оставался Сталинградом, - поведал Юрин. - С юных лет я играл на гитаре в самодеятельных ансамблях при ДК «Строитель» и ДК «Судоверфь», которыми руководили Алексей и Сергей Балакины.

В 1987 году, когда я вернулся из армии, к нам приехал на гастроли Бари Алибасов со своей группой «Интеграл». А братья Балакины, когда учились в Усть-Каменогорске, вместе с Алибасовым играли на танцах. И перед концертом меня с ним познакомили.

- О, мне как раз нужен гитарист! - обрадовался Бари. - У меня Серега Перегуда уходит в «Веселые ребята».

Пригласил меня на прослушивание в Саратовскую филармонию, к которой был приписан «Интеграл». В прослушивании участвовали еще 50 претендентов. Я привез самопальную гитару Fender Telecaster и «примочки», которые сделал сам. И дал такое мощное соло из Гарри Мура, Ричи Блэкмора и Пола Гилберта, что все рты пораскрывали.

Юрин (слева в нижнем ряду) с Женей Белоусовым (справа) и Андреем Потаниным (лысый) в группе «Интеграл»
Юрин (слева в нижнем ряду) с Женей Белоусовым (справа) и Андреем Потаниным (лысый) в группе «Интеграл» 

- Ты принят, - сказал Алибасов. - Только имей в виду, дисциплина у нас жесткая. Пить нельзя. Девок с улицы водить нельзя. Все должно быть на высоком уровне.

Как выяснилось, насчет слабого пола он предупреждал не напрасно. Через месяц репетиций я поехал с «Интегралом» на гастроли. Гастролировали мы по несколько месяцев без заездов домой. И в каждом городе нас осаждали поклонницы, жаждавшие интима. Однажды мы с Женькой Белоусовым, который тогда играл в «Интеграле» на бас-гитаре, пришли после концерта в гостиницу.

- А ключи от номеров забрали ваши невесты, - объявил администратор. - Сказали, что хотят сделать вам сюрприз.

Мы в недоумении поднялись в номера и увидели там накрытые столы с едой и незнакомых девушек, сидевших на кроватях практически в раздетом виде. Как культурные ребята мы, конечно, ничего с ними делать не стали и после совместного ужина вежливо их выпроводили.

Было много случаев, когда родители таких «невест» по ночам искали их у нас с милицией. А одна юная поклонница, пытавшаяся проникнуть ко мне в номер, и вовсе заявила дома, будто переспала со мной. Ее отец был генералом МВД и потребовал, чтобы я на ней женился.

- Не было у меня с вашей дочкой ничего! - заверил я. - Давайте съездим в больницу и проверим!

К счастью, врачи подтвердили, что девственности ее никто не лишал.

На обложке легендарной пластинки «На-на» кроме Валеры (в центре) - два Володи Левкин и Политов
На обложке легендарной пластинки «На-на» кроме Валеры (в центре) - два Володи Левкин и Политов 

Конфуз Левкина

- «Интеграл» исполнял рок, и вид у участников группы был соответствующий. Почти все носили лохматые длинные волосы. А у Алибасова на голове красовались какие-то белые перья, как у дикобраза. Как-то мы выезжали из моего родного Сталинграда в Москву и на вокзале заскочили в магазин, чтобы взять в поезд продуктов. Там стояла бешеная очередь. Алибасов обошел ее и проследовал к прилавку.

- Я ветеран войны 1812 года, - с серьезным видом заявил Бари.

- Милок, где же ты такой работаешь? - поинтересовалась у него бабулька из очереди, с удивлением глядя на его прическу.

- Обезьяной в зоопарке, - ответил он. - Вот пришел на обед.

Солиста «На-На» закодировал от пьянства Владимир Путин
В молодости Валера мог дать жару 

Все расхохотались, и из магазина мы выходили под аплодисменты.

В 1989 году Алибасов переключился на попсу и создал группу «На-На». Солистами взял меня и найденного по объявлению Володю Левкина. Первый «на-найский» альбом «Не женись!» записывался еще участниками «Интеграла» - мной, Андреем Потаниным, Альбертом Гумаровым, Сергеем Шмелевым и Андреем Потемкиным. И Левкину где-то год или два приходилось выступать под фонограммы с голосами Потанина и Потемкина.

Во Дворце спорта в Риге с Володей случился конфуз на песне «Бабушка Яга». Во время проигрыша он внезапно исчез в клубах заполнившего сцену дыма. Уже зазвучал очередной куплет, а Левкин как сквозь землю провалился. Мы с бас-гитаристом Сашей Карпухиным стали на ощупь искать его в дыму и обнаружили спящим посреди сцены. Нам стоило немалых трудов его растолкать и вернуть к работе. То ли он перед выходом выпил коньяка, то ли просто отключился от нервного переутомления. Мы тогда давали до пяти концертов в день и к последнему плохо понимали, где находились.

«Боря
Боря Моисеев и Бари Алибасов млели от близости друг с другом 

Благодарность Моисеева

- В 1990 году я начал встречаться с будущей женой и матерью моего ребенка - танцовщицей из нашего балета Анжелой Сухановой. Пока не обзавелся жильем, несколько лет жил в гостинице «Россия». То ли за 6, то ли за 8 рублей снимал люкс на 12-м этаже. Подо мной в таком же люксе жила Лариса Долина. А надо мной - Игорь Тальков.

В 1992 году в холле концертного зала, где находились гардероб и буфет для зрителей, поставили сцену и открыли ночной клуб. На открытие пригласили много артистов. Нас с Левкиным посадили за столик с Борей Моисеевым. Метрах в десяти сидели какие-то бандюки. Они показывали в сторону Моисеева неприличные жесты и называли его «петушком». Боря, к тому моменту уже немножко подпивший, обиделся и сказал нам:

- Смотрите, я сейчас опущу их стол!

Подошел к бандюкам, оголил задницу и со словами «Вот вам, сволочи!» сел на край их стола. Они пришли в ярость, повытаскивали пистолеты и начали грозить ему расправой. Я понял, что Борю сейчас убьют, схватил его за шиворот, через подвальные помещения, которые были мной уже хорошо изучены, вывел из клуба и затащил в свой номер. Выглянул в окно и увидел внизу этих бандюков, бегающих у выхода в поисках Бори.

- Пока они не успокоились, тебе лучше остаться у меня, - сказал я ему. - Здесь две комнаты. Можешь спать на диване.

- А почему не с тобой? – расстроился Моисеев. - Я тебя хочу отблагодарить.

Каким образом - он не уточнил, но можно было догадаться.

- Спасибо, не надо, - отказался я и на всякий случай закрылся в другой комнате.

Потом, когда мы где-то встречались, Боря всегда вспоминал эту историю и говорил:

- Ты меня спас, моя несбывшаяся мечта.

Кстати, его директор Сергей Горох, который работал с ним последние годы, начинал в «На-На» фокусником. Пока мы с Левкиным отдыхали между песнями, он со своим партнером заполнял паузы и доставал из шляпы кроликов.

Собчак и Нарусова на 18-летии дочки Ксюши
Собчак и Нарусова на 18-летии дочки Ксюши 

Фанатство Собчак

- В 1994 году я ушел из «На-На» и начал работать самостоятельно. Алибасов отпустил меня мирно, без ругани, и первое время даже подкидывал работу. Как-то позвонил и говорит:

- Нас зовут выступить на предвыборном концерте в поддержку питерского мэра Анатолия Собчака. А у «На-На» уже забит гастрольный маршрут. Можешь поехать в Питер вместо нас?

- Поеду с удовольствием, - согласился я.

Со мной связался организатор концерта - продюсер группы «Земляне» Владимир Киселев. Тот самый, который сейчас контролирует «Русское Радио» и дети которого являются крестниками нашего президента Владимира Владимировича Путина. Мы с Киселевым договорились обо всех условиях, и я со своим коллективом вылетел в Питер.

Вместе с нами летели другие участники концерта - Миша Муромов, Игорь Николаев с Наташей Королевой, Алена Апина и группа «Технология».

В Питере у трапа самолета нашу делегацию лично встречал Путин - в то время первый заместитель Собчака. Нам подали «Чайки». Поселили в крутой гостинице. А перед концертом пригласили на обед, на котором присутствовал сам Собчак. Он вел себя очень демократично. Просил нас называть его Толей и на «ты». А его 13-летняя дочка Ксюша с брекетами на зубах фанатела от «Технологии» и бегала за их солистом Ромой Рябцевым.

Все пили шампанское и общались. Только Путин грустный стоял в стороне и смотрел в окно. Я подошел к Собчаку и спросил:

- Толя, а что твой заместитель грустит?

- Володя, что ли? - усмехнулся Анатолий Александрович. - Иди ему шампанского налей!

Недолго думая, я взял у официанта два бокала и предложил Путину.

- Валерий, вы знаете, я не пью, - ответил он. - И вам не советую. У вас сегодня выступление в концертном зале «Октябрьский». Вы сможете петь?

- Конечно, смогу, - заверил я и вернулся к столу.

Честно говоря, от его ответа я слегка обалдел. Он мог бы просто меня послать. А вместо этого произнес целую речь и заставил задуматься о здоровье. Да, в дальнейшем я не раз срывался и начинал пить. Но сразу вспоминал его слова и находил в себе силы остановиться. А с определенного момента вообще завязал с выпивкой. Можно сказать, Владимир Владимирович меня закодировал.

«Владимир
Владимир Путин 

Контейнер для «Тойоты»

- К сожалению, со временем у меня начались раздоры с Алибасовым. Так сложилось, что на протяжении шести лет моей работы в «На-На» я не получал положенную мне зарплату. В целях нашей безопасности все деньги, которые нам платили в городах организаторы концертов, у нас сразу забирали и мешками отвозили Алибасову в Москву. Одно время этим занимался мой нынешний директор Андрей Назаров, которого еще пацаненком пристроил в «На-На» его старший брат, служивший в МВД в Усть-Каменогорске.

Из этих мешков с деньгами нам выдавали только суточные. Иногда удавалось со скандалом вырвать более крупные суммы на какие-то покупки. Помню, я договорился по очень низкой цене купить в Южно-Сахалинске «Тойоту» с правым рулем. Позвонил Алибасову и сказал, что не выйду на сцену, пока мне не дадут на нее денег. Правда, по молодости и неопытности я не учел, что машину придется в контейнере стоимостью 2 тысячи долларов переправлять самолетом до Новосибирска, а оттуда - поездом до Москвы. Так что вместе с доставкой она будет стоить ничуть не дешевле, чем в московском автосалоне. Тем не менее Бари тогда разрешил взять нужную сумму.

За недополученную часть своих денег я не переживал. Был уверен, что они лежат у Алибасова, как в сберегательной кассе. А когда я уходил из группы и попросил мне их отдать, Бари неожиданно признался, что купил на них квартиру и сделал в ней ремонт.

- Вот они, твои деньги! - обвел он руками свое жилище. - Если хочешь, живи здесь вместе со мной!

Естественно, меня такой вариант не устраивал. По моим подсчетам, Алибасов задолжал мне около пяти миллионов долларов.

- Верни мне хотя бы три! - настаивал я. - Или перепиши на меня свою квартиру!

После этого Бари начал строить мне козни. Ездил в звукозаписывающую компанию J.S.P., выпустившую мой сольный альбом «Жизнь моя грешная», и наезжал на них, что они якобы не имели права выпускать мои записи без его разрешения. Пытался отодвинуть меня с радио и телевидения и лишить гастролей. Запрещал исполнять «Фаину» и другие песни, в написании которых я участвовал. Мы-то, лошары молодые, не думали об авторских правах. А он, не написав ни одной ноты, зарегистрировал все права на себя.

«Сейчас
Сейчас патриот Юрин продолжает сольную карьеру 

По прозвищу Рыба

- Лишь несколько лет назад мы с Алибасовым вроде бы помирились и пришли к какому-то согласию. Денег я от него, конечно, не получил. Но он признал за собой долг и обещал потихоньку его компенсировать за счет концертов и телевидения. А потом - хлобысть! - хлебнул из горла «Крота» и напрочь забыл обо всех обещаниях.

Года полтора назад мы с Андреем Назаровым приехали его навестить.

- Привезите мне две бутылки водки! - попросил Алибасов. Мы выполнили его просьбу. Сели у него на кухне. Поставили ему рюмку и стакан с водой для запивки. Но Бари не захотел пить из рюмки. Выплеснул воду из стакана в раковину и налил водку в него.

- Надо сразу выпить нормально, - объяснил он. - Чего там какими-то рюмками баловаться!

Залпом опустошил 200-граммовый стакан и закусил яблочком. А после второго стакана стал кричать:

- Что вы здесь делаете, придурки? Споить меня хотите? Идите на хрен отсюда!

За 30 с лишним лет знакомства я его таким никогда не видел. В какой-то момент Алибасов совсем ушел в запой, и его пришлось положить в психушку у метро «Щукинская». Его там обдалбливали такими мощными препаратами, что он ходил по коридору с постоянно открытым ртом и получил от других пациентов прозвище Рыба.

Насколько я понимаю, до такого плачевного состояния Бари довело его сомнительное окружение. Вокруг него крутились два хлопца с Украины - актер гей-порно Сергей Моцарь и еще один такой же. Они охмурили Алибасова своими массажами и заставили переоформить на Моцаря квартиру его жены Лидии Николаевны Федосеевой-Шукшиной. Хорошо еще, что ее адвокатам удалось оспорить сделку и вернуть ей имущество. Мне кажется, эти украинские лазутчики специально Бари что-то подливали, чтобы он не соображал, что делает. Наверное, поэтому у него и возникли такие проблемы с головой.



Источник фото: Личный архив,Рифат Юнисов/Архив «ЭГ»,Лариса Кудрявцева,Анатолий Белясов,Архив «ЭГ»,Борис Кудрявов




На эту тему:
«Помню, как вчера»: Распутина рассказала о грязных приставаниях Алибасова
Алибасов о бездарности Шукшиной: «Опустить, изгадить, оплевать»