Шантажировали деликатным диагнозом: вот почему Кейт Миддлтон выступила с заявлением о раке

Шантажировали деликатным диагнозом: вот почему Кейт Миддлтон выступила с заявлением о раке
Кейт Миддлтон
В королевской семье большое горе: онкологию поставили не только возрастному монарху, но и его молодой невестке. Несмотря на попытки Кенсингтонского дворца утаить детали случившегося, тайное стало явным благодаря сливу конфиденциальной информации.

В последнее время ходит все больше слухов о том, что мать троих детей и верная жена принца Уильяма больна раком толстой кишки. Стоит ли говорить, что выявленная в ходе плановой операции болезнь шокировала королевское семейство сразу по нескольким причинам. Мало того что онкология – диагноз страшный сам по себе, так ко всему прочему этот вид рака иначе как деликатным не назовешь.

Вполне понятно, почему Кейт Миддлтон старалась держать интимные подробности своего состояния подальше от чужих ушей. Более того, как сообщает популярный британский таблоид, принцесса и вовсе не собиралась откровенничать с подданными. Выступить с эмоциональным заявлением она решила лишь после нанесенного ей удара в спину. Речь идет о сливе конфиденциальной информации сотрудниками той самой клиники, где ранее проходила лечение представительница династии Виндзоров. На данный момент под подозрением находятся сразу несколько медицинских сестер, которые были в курсе ситуации, а значит, вполне могли связаться с любопытными журналистами.

Иными словами, подавленная морально и обессиленная физически Кэтрин столкнулась с грязным шантажом. Когда неизвестный связался с Кенсингтонским дворцом по поводу настоящего диагноза принцессы, королевская семья решила сработать на опережение. Так что трогательное и честное видеообращение, записанное Кейт Миддлтон 22 марта, – это вынужденная мера, а не искреннее волеизъявление несчастной.

«Когда я смотрела видеообращение Кейт, я сжимала подушку и подавляла рыдания, от которых у меня болело горло. И я, наконец, увидела женщину в безупречном наряде, хладнокровную и улыбающуюся. Больше всего меня тронуло то, что в день, когда она, должно быть, дрожала от волнения и, несомненно, устала, она приложила столько усилий к своей внешности – даже сделала для нас прическу. Она оделась просто, в джинсы и бретонский топ, но все равно безупречно. Она села прямо. Самое главное, ей удалось улыбнуться. Казалось, она заботилась о нас, как о своей семье. Она лишь однажды запнулась в своих словах, и от этого выглядела более человечной», – поделилась своим впечатлением от признания принцессы британская журналистка Лиз Джонс.



*включен Минюстом РФ в список физлиц-иноагентов