Юрий Аксюта: «Историю с победой дочки Алсу на «Голосе» мы переживали тяжело»

АКСЮТА (второй слева) с наставниками нового сезона «Голоса» - Сергеем ШНУРОВЫМ, Полиной ГАГАРИНОЙ, Константином МЕЛАДЗЕ и Валерием СЮТКИНЫМ. Фото Максима ЛИ / Первый канал
Главный продюсер музыкального и развлекательного вещания Первого канала Юрий Аксюта этой весной отметил 60-летие

По горькой иронии судьбы в ночь именно на ту субботу, когда у Юрия Викторовича наступил день рождения, грянул скандал с победой дочки Алсу - Микеллы на «Голос. Дети». Это шоу, а также другие «Голоса» и еще «Фабрика звезд», «Достояние РЕспублики», «Точь-в-точь» и прочие популярные проекты были запущены при непосредственном руководстве Аксюты. Плюс раз в два года он курирует от России международный конкурс песни «Евровидение». Будущей весной посланник именно Первого канала отправится в нидерландский Роттердам защищать честь страны. Наш собеседник наверняка уже знает, кто этот счастливчик.

- Юрий Викторович, вы же по образованию актер?

- Да, еще в Таллине, где родился и окончил школу, начал заниматься в студии при Государственном русском драматическом театре Эстонской ССР. На этой сцене в разные годы работали многие знаменитости, например Олег Стриженов, Анатолий Солоницын, Ада Роговцева. А однажды на гастроли с театром «Современник» к нам приехал Олег Табаков. Он прослушал меня и других учеников студии в качестве своих потенциальных студентов в ГИТИСе и пригласил на экзамены в Москву. В результате в 1974 году я поехал поступать. Но на последних турах срезался и попал на другой курс в ГИТИС, к великому Бибикову. Несмотря на то что Борис Владимирович был очень старенький, в 78-м он женился на своей ученице Малике Джурабековой и уехал жить на ее родину в Душанбе. Так что дипломы мы получали уже без мастера.

Когда-то Юрий Викторович был ди-джеем, звукорежиссером, диктором, режиссером и все приобретенные навыки теперь реализовывает в своих проектах
Когда-то Юрий Викторович был ди-джеем, звукорежиссером, диктором, режиссером и все приобретенные навыки теперь реализовывает в своих проектах. Фото Максима Ли/Первый канал

- У вас был звездный курс?

- Увы, нет. Из известных ныне артистов со мной учились лишь моя супруга Татьяна Аксюта, а еще Марина Яковлева, которая потом вышла замуж за Андрея Ростоцкого. Марина, насколько я знаю, ни дня не работала в театре, сразу начала сниматься. А я и вовсе попал на радио. Хотя, конечно, мечтал о сцене.

- По дому скучали?

- Очень. Мое детство прошло неподалеку от Балтийского вокзала в Таллине. Наш двор находился на пересечении двух улиц. Одна носила имя какого-то революционера, а вторая имела типично эстонское название - Вана-Каламая, что в переводе означает «Старый рыбный дом». Наверное, это многое объясняло. Мы, русские, бывало, дрались с эстонцами - выясняли отношения по национальному принципу. Хотя я не был хулиганом, но дружил с отвязными парнями. Среди них, кстати, эстонцев тоже хватало. Воспоминания о тех временах остались самые теплые. Эстонский уже забыл. Все понимаю, но разговаривать не получается.

- Как попали на радио?

- Нашим курсом в ГИТИСе практически в полном составе собирались укрепить труппу Брянского областного театра. Но мою Татьяну приняли в Центральный детский театр в столице, и я, как ее муж, получил свободный диплом. Должен был сам трудоустроиться. Причем из-за приближающейся Олимпиады-80 нас выпустили на месяц раньше. Так что с мая по декабрь я нигде не работал. По тем временам это было стремно.

И вот однажды, когда я почти отчаялся что-то найти, Александр Иванович Ушаков, который преподавал у нас сценречь, предложил устроить меня на Всесоюзное радио. В этот момент мы сидели на кухне, были не очень трезвые, и в голове Ушакова мгновенно созрела авантюра. Он тут же позвонил своей знакомой - легендарному диктору Ольге Сергеевне Высоцкой и попросил меня прослушать. «Ребята, что же вы так поздно? Мы уже провели конкурс», - вздохнула Ольга Сергеевна, но все же велела мне прийти в радиокомитет на Пятницкую, 25. Там меня встретил очень смешной Саша Баранов. Этот огромный мужчина, облаченный в элегантный костюм с широким галстуком, внимательно посмотрел на меня сквозь очки в роговой оправе и низким красивейшим голосом сказал: «Здравствуйте». Мой голос по сравнению с ним казался щенячьим визгом. Я подумал: «Куда я, идиот, пришел? Меня же отсюда поганой метлой погонят!» Но не погнали, а взяли на работу диктором, чем очень выручили. С местом мне надо было обязательно определиться, прежде чем уйти в армию.

На миниатюрной однокашнице Тане (в девичестве ГОЛУБЯТНИКОВОЙ) Юрий женился на втором курсе. Вскоре Татьяна АКСЮТА прославилась ролями в фильмах «Вам и не снилось…» и «Сказка странствий»
На миниатюрной однокашнице Тане (в девичестве ГОЛУБЯТНИКОВОЙ) Юрий женился на втором курсе. Вскоре Татьяна АКСЮТА прославилась ролями в фильмах «Вам и не снилось…» и «Сказка странствий»

- Где служили?

- В «потешных» войсках. А точнее, в Ансамбле песни и пляски военно-строи­тельных частей. У нас в институте не было военной кафедры, поэтому все студенты мужского пола старались попасть в Театр Советской армии, где было отделение срочников, в спортивные роты или в конные полки, из которых приглашали на съемки массовых сцен. Мне же посчастливилось стать ведущим концертов в Ансамбле песни и пляски. Кстати, там же, только в другое время служил Сергей Жилин. Тот самый, что руководит оркестром «Фонограф», работающим у нас на «Голосе».

- Всесоюзное радио оставило у вас приятные воспоминания?

- Конечно! В дикторском отделе работали профессионалы высочайшей культуры. Но в период перестройки к людям этой профессии принято было относиться чуть ли не с презрением. На самом же деле дикторы на все имели свою точку зрения. Плюс все они были бывшими или действующими артистами. Работали мы бригадным методом и охватывали абсолютно все радиостанции. Свободного времени в течение рабочего дня хватало. Я говорил в микрофон «Московское время такое-то» и запускал, например, радиоспектакль, который длился два часа. И это время мог потратить на чтение художественной литературы. Позже мне доверили стать голосом очередной демонстрации на Красной площади. Студия с окнами на Мавзолей находилась в ГУМе, в том самом месте, где сейчас кабинет Михаила Куснировича. Сидя там, я объявлял, что на площадь вступает очередная колонна. Эта трансляция шла в радиоэфир. К телевидению тогда никакого отношения не имел.

Политические соображения

- До прихода на ТВ вы же долго трудились на коммерческих станциях. В 1990 году, как известно, открывали эфир «Европы Плюс», которую потом возглавили как программный директор, а потом генеральный продюсер.

- Я, по сути, стал первым радио-ди-джеем в СССР. Объявил, что в эфире отныне звучит станция «Европа Плюс Москва», и запустил музыку.

- А как до начальника доросли?

- Помогли врожденные амбиции. Уже тогда я руководил театральной студией в поселке Рублево. По тем временам это было очень модно. Занимался с учениками 9 - 10-х классов. В течение пяти лет мы выпустили несколько неплохих спектаклей. Режиссерская профессия предопределяет не только лидерство, но и самостоятельность, а главное - ответственность. Еще озвучивал документальное кино, начитывал книги для слепых...

В 2002 году Константин Львович Эрнст пригласил комментировать «Евровидение», которое проходило в моем родном Таллине. С тех пор начался мой роман не только с этим конкурсом, но и с телевидением. Пришел туда в 2003-м, когда еще клипы в программе «Доброе утро!» крутили. А потом клиповое искусство стало умирать и началось время шоу. Моим дебютным проектом стала вторая «Фабрика звезд», так же как и группа t.A.T.u. на «Евровидении».

- В этом году за «Евровидение» отвечал телеканал «Россия», значит, следующий год - ваш. Уже знаете, кто из артистов поедет?

- У меня есть предложение по этому поводу. И даже альтернатива имеется. Пока это все в голове, но, думаю, уже скоро будем записывать песню.

После нечестной победы Микеллы АБРАМОВОЙ в шестом сезоне «Голос. Дети» Первый канал изменил систему голосования на проекте
После нечестной победы Микеллы Абрамовой в шестом сезоне «Голос. Дети» Первый канал изменил систему голосования на проекте

- Есть формула победы на конкурсе?

- Победа состоит из массы нюансов. И не всегда политика, как принято считать, становится виной неудач. Например, мы возили на «Евровидение» Полину Гагарину в самый разгар санкций, и она смогла занять второе место. Причем нам было правильнее стать именно вторыми, потому что в случае победы возникла бы неловкая ситуация. Пришлось бы принимать конкурс у себя (мы, уверен, сделали бы все на высшем уровне, как доказали это после победы Димы Билана), но по политическим соображениям некоторые страны могли бы к нам не приехать. Точнее, спихнули бы все на политику, а не приехали из-за собственных экономических проблем. Полина, на мой взгляд, была лучшей на конкурсе. Но, уверен, ей не стоит больше пытаться штурмовать эту вершину, как это повторно сделал Сережа Лазарев. Иначе человек может вызвать отторжение.

- Но Билан же ездил дважды.

- Во второй раз Дима точно должен был победить, вот и поехал.

Кстати! Юрий Аксюта коллекционирует раритетные виниловые пластинки. Их он покупает в России и привозит из каждой заграничной поездки.

- «Евровидение» часто называют гей-конкурсом.

- Это не так. Фан-клубы многих артистов действительно состоят и в ЛГБТ-сообществе. И не секрет, что в том числе представители этих клубов стоят в первых рядах перед сценой с флагами своих стран. Никто не против. До тех пор, конечно, пока там нет пропаганды гомосексуализма.


Поздравления Юрия Аксюты с юбилеем по окончании прямого эфира финала «Голоса.Дети»


Миллион голосов

- Шоу «Голос» во всем мире сохраняет популярность?

- Да. Более того, состав участников «Евровидения», по-моему, уже на четверть состоит из участников «Голоса». Мы тоже первую же победительницу «Голоса» Дину Гарипову отправили на «Евро». Потому что глупо было проводить дополнительный национальный отбор, если за Дину проголосовал миллион телезрителей. Единственное, что может вызывать вопросы, - это с какой песней надо было отправлять Гарипову. Если есть качественная песня, как в случае с Гагариной - «Миллион голосов», тогда и успех гарантирован.

- Почему о многих участниках и даже победителях «Голоса» люди быстро забывают?

- Мы в этом году проводим уже восьмой сезон взрослого «Голоса». (Финал проекта «Голос 60+» состоится 4 октября, а затем стартует тот самый, восьмой сезон обычного «Голоса». - Д. Л.) У детей в этом плане ситуация проще. Они еще могут поменять решение и стать не артистами, а кем-то еще. А когда мы имеем дело с совершеннолетними, то надо понимать, что они дорогу в жизни для себя определили - решили быть певцами, и, конечно же, популярными. Я всегда предупреждаю на начальном этапе: «Ребята, у вас появилась фантастическая возможность заявить о себе. Но вас забудут так же быстро, как полюбили, если не найдете себе уникальный репертуар». Пример тому - «Фабрика звезд». Проект выдержал семь сезонов. Парни и девушки не вылезали из экрана, в них вкладывалась вся тогдашняя мощь шоу-индустрии. А потом они встали перед колоссальной проблемой: где их лицо? После «Голоса» - то же самое. Только что ты, скажем, исполнял песню Рики Мартина или Магомаева. Но это не твой репертуар, и на радио ты с ним не пойдешь. Ты должен или найти свою собственную песню, или исчезнуть со сцены.

- Вы уже отсняли «слепые прослушивания» восьмого «Голоса». Какие впечатления?

- Очень хорошие. Перед началом съемок я всегда волнуюсь о том, как сработается очередная команда тренеров. Потому что «слепые прослушивания», которые составляют 6 из 13 эпизодов всего сезона, - это свободная драматургия. И от наставников зависит успех проекта. К Полине Гагариной, которая отработала в одном из сезонов, и Константину Меладзе с Сергеем Шнуровым, которые появлялись в другом сезоне, сейчас присоединился новичок Валерий Сюткин. И они все справились на отлично.

Перед каждым сезоном телешоу знаменитый продюсер предупреждает конкурсантов, что зрители их забудут так же быстро, как и полюбили

- Кто из наставников оказался самым популярным среди конкурсантов?

- Шнуров. Он стал абсолютным лидером по выигрыванию «торгов». Хотя, казалось бы, люди должны были в первую очередь идти к Константину Меладзе, как к самому лучшему и профессиональному музыкальному продюсеру в нашей стране.

- Скандал с Микеллой Абрамовой, дочкой Алсу, как отразился на проекте?

- За время своего существования «Голос» успел показать всем, что честность и порядочность - это не искусственно пришитые ярлычки, а суть проекта. У нас (я имею в виду себя, команду, которая со мной работает, и Первый канал в целом) нет никакой заинтересованности в том, чтобы побеждал конкретный человек. Нам важно, чтобы первым стал тот, кто ярче всех смог проявить свою самобытность и талант, кто больше всего понравился зрителям. Поэтому по правилам на последнем этапе соревнований даже тренер не может высказывать свое мнение.

- Вам этот скандал испортил юбилей…

- Да. Хотя я и не собирался никак отмечать, потому что физически не успел бы ничего организовать. Но эту историю мы все тяжело переживали.

- Вашей дочке Полине уже 35 лет. Дедушкой вас пока не сделала?

- Пока нет. Дочка вместе со своим мужем с некоторых пор живет в Таллине. Видно, гены сказались. Они работают на эстонском русскоязычном канале ETV+. До этого муж Полины несколько лет трудился у нас на Первом канале, в Дирекции информационных программ. Полина окончила Литературный институт, потом два года проучилась во Франции. Сейчас у них тот самый возраст, когда мы, родители, им уже не нужны.


Прикинь!

  • До прихода на телевидение Аксюта думал, что работа там окажется гораздо жестче. «Ну, знаете, интриги, подсиживания, все такое, - улыбается Юрий Викторович. - Но нет, обошлось. А работа, конечно, вредная: вы сходите разок на наши съемки. Воистину за дверями «Останкино» скрывается вселенная бесконечного стресса».

Читайте также:


‡агрузка...