Амбал в красном пиджаке сделал известную актрису инвалидом

Стоянова (справа) сейчас отказывается фотографироваться. Говорит: «Пусть меня запомнят молодой, как в роли Людочки»
Стоянова (справа) сейчас отказывается фотографироваться. Говорит: «Пусть меня запомнят молодой, как в роли Людочки»
Людмила Стоянова до сих пор жива благодаря Евгению и Марии Мироновым

Людмила Стоянова исполнила в фильме «Москва слезам не верит» крошечную роль корреспондентки Людочки, которая приходит на завод брать интервью у передовицы Кати. У нее и потом были роли, тоже небольшие. А в 1995 году вся жизнь перевернулась. 

- Когда я пропала с экрана, Ира Шевчук, моя коллега и бывшая жена Виктора Мережко, стала всем рассказывать, что я эмигрировала в Болгарию, где вышла замуж за богача. Это неправда! В 1991 году в Болгарию я действительно уезжала. На пять месяцев, озвучивать «Богатые тоже плачут». Там у меня было несколько «ролей», - поведала специально для этого выпуска «Экспресс газеты» 73-летняя Стоянова. - Конечно, ни за какого богача я не выходила. Со студенческих времен, со ВГИКа, для меня существовал только один мужчина - мой супруг. Он был оператором, потом стал режиссером-документалистом. На «Таджик-фильме» снимал ленты по заказу нашего ТВ. Больше 20 лет его нет в живых. Я совсем одна. Детей, к сожалению, завести не получилось.

А пропала я с экрана по вине одного лихача. Ушла из профессии в 1995-м после того, как меня сбила машина. Как сейчас помню эту пятницу 13-е.

Стоял октябрь. Муж лежал в больнице. Я возвращалась от него. Вышла из автобуса около дома и ждала перехода, стоя на зебре. Рядом мужчина. Вдруг откуда ни возьмись выскочила машина. За рулем амбал в красном пиджаке и с огромной цепью на шее. От удара я потеряла сознание. Очнулась через несколько дней в реанимации.

Чудом меня вытащили с того света, буквально по частям собирали. Мужчина, который стоял со мной на зебре, скончался в больнице на десятый день. А я два месяца лежала в клинике: реанимация, несколько операций. Черепно-мозговая, ноги переломаны. Разрыв связки в левом колене до сих пор дает о себе знать - самостоятельно передвигаюсь с трудом.

Когда муж узнал об аварии, у него случился четвертый инфаркт. Угасал на глазах. Через два с половиной года его не стало.

А что водитель? Думаете, посадили? Какое там! У него было все куплено. Долгое время нас с тем уже покойным мужчиной обвиняли в том, что мы сами виноваты в аварии - мол, бегали по дороге в потоке машин. Чушь полнейшая! Потом стали говорить, что мы с ним эмоционально болтали и поэтому не заметили приближающийся автомобиль. Мы даже знакомы не были! Пять раз закрывали и открывали дело.

Все было куплено у того нового русского. Навсегда запомнила фамилию негодяя - Цандлер. Он в одну секунду мою жизнь разрушил! Его адвокаты доболтались до того, что начали угрожать - мол, водитель на меня в суд может подать, потому что я повредила ему машину. Беспредел! Еще бы немного и сказали, что я сбила его машину!

Мне в гильдии дали юриста, но он оказался не очень компетентен в автодорожных делах. Мы только и добились экспертизы, но нашлись «свидетели» ДТП, и все мои слова остались только словами. Дело закрыли, виноватых нет. Меня даже потерпевшей не признали, представляете!

Как и на что я сейчас живу - не спрашивайте. Гильдия немного помогала, когда спонсоры были. А так никто не звонит, не интересуется. Спасибо Жене и Маше Мироновым за их фонд «Артист». Они два раза в год покупают мне необходимые дорогие лекарства. Наверное, только благодаря им до сих пор жива.

Итальянская кофта стала талисманом

А в образе телередактора в картине мелькнула Инна Выходцева, ставшая звездой еще в конце 50-х, сыграв в «Балтийской славе» и «Тихом Доне». Актриса вспоминала:

- Была счастлива сняться у Меньшова. Сценарий проглотила за несколько часов - очень понравился. Да, я сыграла не главную героиню, но не бывает маленьких ролей - бывают маленькие актеры. К работе я подошла со всей серьезностью. Муж - актер Лев Поляков - подсказал, как мне одеться. Накануне он ездил с Сергеем Бондарчуком в Италию, откуда привез мне туфли на высоком каблуке и симпатичную кофту. Она до сих пор висит в шкафу - храню как талисман. С Левой мы придумали темные очки и жест «коза» - оператор Игорь Слабневич был в восторге. Да и Меньшов меня похвалил, что я полностью подготовленная вошла в кадр.

Читайте также:


‡агрузка...