Боярский на карантине спасается водкой, Кириенко — коньяком, а Пьеха запоем смотрит телешоу о ДНК

Боярский на карантине спасается водкой, Кириенко - коньяком, а Пьеха запоем смотрит телешоу о ДНК
Боярский на карантине спасается водкой, Кириенко — коньяком, а Пьеха запоем смотрит телешоу о ДНК. Фото: Андрей Кара/«Комсомольская правда», Personastars.com и Анатолий Белясов
Наталья Гвоздикова перед выходом из дома обрабатывает ноздри хозяйственным мылом

Под самым большим ударом из-за коронавируса оказались люди старше 60 лет. Из-за ослабленной иммунной системы и хронических болячек старики чаще страдают тяжелыми формами COVID-19. Именно поэтому власти просят людей преклонного возраста не выходить на улицу. «Экспресс газета» опросила звезд кино и телевидения, которые входят в группу риска, чтобы узнать: боятся ли они вируса, чем спасаются и как проводят время на карантине?

Наталья Гвоздикова, 72 года:

— Сидеть взаперти дома, как в тюрьме, не могу. Но делаю профилактику по совету моего врача-китайца. В течение дня выпиваю пять-шесть кружек горячей воды с лимоном. Варю себе кашу на воде, рис, делаю винегрет, лук с оливковым маслом. Когда есть возможность, пару рюмочек водки выпиваю. Перед тем как выйти из дома, смазываю ватную палочку хозяйственным мылом, обрабатываю обе ноздри и сморкаюсь. И так дважды. Хозяйственное мыло — отличный абсорбент. А вот маску не ношу. Зачем ее напяливать, если не кашляешь и температуры нет? Зато надеваю перчатки и общественным транспортом не пользуюсь. Лучше потихонечку пройдусь. На карантине полезно читать классиков и учить стихи, чтобы память развивать.

Гвоздикова советуется с китайцем
Гвоздикова советуется с китайцем

Юрий Назаров, 82 года:

— Я дитя войны. Мне кажется, в 1941-м пострашнее было. Надеюсь, коронавирус напал на нас не на четыре года, а как-то поскромнее. Паниковать не надо. В мае мне исполнится 83, если доживу. А то, может, и правда, залетит через форточку какой-нибудь вирус, хрен его знает! Главное — помнить, что наше дело правое! Кто помогает несчастной Италии с коронавирусом?! Китай, Россия и Куба! Ни одна из «цивилизованных» стран Запада там не отметилась. Так что и мы выстоим, и другим поможем.

Назаров и его жена стараются не паниковать
Назаров и его жена стараются не паниковать. Фото Руслана Вороного

Николай Дроздов, 82 года:

— Я профессор МГУ им. Ломоносова. Меня иногда, конечно, принимают за телеведущего, потому что вел «В мире животных» около сорока лет, но это всегда было моим дополнительным занятием, а основное — университет, диссертации, научные труды. Переживаю, что из-за вируса пришлось отменить лекции. Теперь работаю из дома, занимаюсь со студентами в режиме онлайн. Рад, что остается время на книги и статьи, которые давно собирался изучить.

Профессор Дроздов
Профессор Дроздов. Фото Елены Вахрушевой/«Комсомольская правда»

Клара Новикова, 73 года:

— Все концерты, спектакли и съемки отменились. Сижу дома одна. Сегодня впервые посмотрела передачу «Давай поженимся!». Весело! Еще у нас с подружками появилась традиция созваниваться по вечерам и выпивать по рюмочке. Мы называем это «Время "Ч"». Советую всем съедать по пять головок чеснока в день. Ни хрена не поможет, но никто не подойдет! На днях пошла в магазин. Манки нет, а сахар и маски с респираторами продали из-под полы. В небольшой очереди за овощами за мной стояла огромная женщина с пузом и дышала мне в затылок. Повернулась к ней и сурово попросила: «Отодвиньтесь на метр. Прошу меня простить, но время сейчас такое». Потом смотрю: две девушки впереди стоят в масках, а рядом набитые доверху тележки. «Зачем столько?» — спрашиваю. «Испугались», — отвечают. Мои дети уехали жить на дачу в Тарусу. Зовут в гости, но я решила не подвергать себя и их риску. В Италии столько случаев заражения, потому что живут большими семьями. Моя 18-летняя внучка Анна недавно вернулась из Берлина. Ездила туда на концерт, ходила по клубам. Отсидела в двухнедельном карантине — все хорошо.

Новикова осталась одна
Новикова осталась одна

Михаил Боярский, 70 лет:

— Теперь больше времени провожу с семьей. В основном нахожусь дома, с супругой, детьми, внуками. Нужно искать какие-то другие варианты. Может быть, уехать за город. Так сидеть дома просто невозможно. Как в камере какой-то, в комфортабельной тюрьме.

Как и все нормальные люди, закупился в магазине. Конечно же, это в первую очередь соль и картошка. Почему все покупают туалетную бумагу и гречку? Наверное, потому что у них понос. Я не отношусь к любителям гречки — ее не ем. Но с удовольствием ем рисовую, овсяную и манную каши. Для борьбы с коронавирусом использую старинный и проверенный русский способ — пью водку. Если и буду что-то покупать в массовом количестве, то только водку. Когда приходится выходить в аптеку, в продуктовый, надеваю маску.

Боярскому главное - чтоб водка была
Боярскому главное — чтоб водка была. Фото: Personastars.com

Светлана Немоляева, 82 года:

— К вирусу отношусь серьезно. Никто не предполагал, что так разрастется. Съемки отложили, театр не играет спектакли. Живу за городом. Практически ни с кем не общаюсь. Только с соседями, такими же пожилыми, как и я. За продуктами для меня сын, внучка и невестка съездили. В соседних с дачей магазинах все есть. Понимаю, что некоторые закупаются, боясь, что скоро продукты подорожают. Ведь у многих маленькие пенсии и зарплаты. Надо прислушиваться к рекомендациям врачей: руки мыть гораздо тщательнее и дольше, чем обычно.

Немоляева тщательно моет руки
Немоляева тщательно моет руки

Людмила Хитяева, 89 лет:

— Моя мама была врачом-хирургом первого разряда. Она всегда говорила: «Главное — без паники!» Надо просто придерживаться гигиены. Руки всегда мыть! Остальное образуется. Дома сиднем не сижу. Выполню общественные дела, а потом уеду на дачу.

Ни с кем не обнимаюсь, не здороваюсь за руки, не целуюсь. Я всегда была против таких приветствий. У артистов ведь стиль такой: только увидели и сразу лезут лобызаться. А я однажды подцепила от этих поцелуйчиков заразу — герпес 4-го типа. Так что больше мне такого не надо.

Хитяева - дочь хирурга
Хитяева — дочь хирурга. Фото Олега Рукавицына/«Комсомольская правда»

Аркадий Укупник, 67 лет:

— Карантин соблюдаю, но на улицу выхожу в перчатках и маске. Отказался от привычки здороваться за руку. Пользуюсь антисептиком. Несколько дней ел чеснок не пережевывая. Продукты не запасал. Моей дочке Соне восемь. Стараюсь меньше с ней контактировать тактильно. Хотя это сложно — живем ведь вместе. Просто боюсь и за нее, и за себя.

Укупник боится за дочку
Укупник боится за дочку. Фото: Instagram.com

Эдита Пьеха, 82 года:

— Я пережила туберкулез брата и силикоз (тяжелое заболевание легких) папы. Они оба были шахтерами. Мама тоже преждевременно ушла — сгубил рак крови. Поэтому что суждено, то и будет. Но меры предосторожности соблюдать надо, чтобы в дом эта гадость не постучалась. Родные мои в Москве — по телефону говорим. А сама живу в деревне под Питером. Тут все чисто — никаких масок не надо. С соседями не общаюсь. Выйду на свою территорию (у меня участок 30 соток), пройду пару кружочков — и домой. Телевизор смотрю. Долго не отвечала на ваш звонок, потому что интересная передача про ДНК-экспертизу шла.

Пьеха - сестра шахтера
Пьеха — сестра шахтера. Фото: Андрей Кара/«Комсомольская правда»

Наталья Андрейченко, 63 года:

— Живу в Мексике. Весь этот вирус — полнейшая ерундистика. Он создан искусственно, чтобы разжечь панику. Я бы побоялась говорить такое, но плюнула, когда узнала, что те же мысли имеют многие врачи, в том числе обожаемый мной доктор Леонид Рошаль. Элита хочет организовать мировой порядок для себя. Выбросьте зомбоящики, не смотрите глупость. Занимайтесь йогой, любовью к себе и к ближнему, молитесь.

Андрейченко призывает выбросить зомбоящики
Андрейченко призывает выбросить зомбоящики. Фото: Instagram.com

Татьяна Веденеева, 66 лет:

— Театр «Школа современной пьесы», где я служу, закрыт. Как и все театры Москвы. Сижу в загородном доме одна. Слушаю итальянскую и французскую музыку. Дом еще не доделан, поэтому думаю навести тут порядок. Приезжал сын недавно. Привез много цветов в горшках. Оставил их у порога — входить не стал. «Вдруг я носитель вируса? А ты же в группе риска», — говорит он мне. Наверное, это правильно, хотя и грустно.

Веденееву расстроил сын
Веденееву расстроил сын

Зинаида Кириенко, 86 лет:

— У меня правнук родился в конце февраля! Назвали Валерием в честь дедушки, моего покойного мужа. Теперь у меня две правнучки и два правнука. Но встречаемся редко — все отдельно живут. Поэтому ничем не рискую. Но чувствую одиночество. 25 апреля будет 16 лет, как моего мужа нет. Очень его не хватает... Внучечка простудилась, невестка вторую неделю на больничном сидит. И вот так на днях тоскливо стало. А по телевизору как раз показывали юбилей Вали Толкуновой. Наревелась! Вспомнила молодость, выпила коньячку. По утрам делаю зарядку. В «Пятерочку» вот ходила за болгарскими перцами, но все смели. Творог делаю сама из кефира или молока. Чеснок ем. Придумали болезнь, чтобы убрать пенсионеров… А может быть, Всевышний хочет так оздоровить наше общество? Или природа решила мозги вправить человечеству, показать, что мы всего лишь гости на этой земле.

Кириенко - четырежды прабабка
Кириенко — четырежды прабабка. Фото Анатолия Белясова

Читайте также: