Наргиз Закирова с любовником задолжали 30 тысяч за выпивку

Певица и ее хахаль Антошка (в круге) хотят жить красиво
Певица и ее хахаль Антошка (в круге) хотят жить красиво. Фото: Instagram.com
Из-за нецензурной брани певицы прокуратура возбудила административное дело

После ухода от продюсера Максима Фадеева певице Наргиз Закировой пришлось столкнуться с серьезными проблемами. Концертная деятельность у нее застопорилась задолго до того, как все публичные мероприятия в стране были запрещены из-за эпидемии коронавируса. Еще в феврале, когда никаких запретов не было, один за другим отменили ее концерты в Краснодаре, Ростове-на-Дону и Ставрополе.

- Организаторы в последнюю минуту создали условия, по которым мои выступления не могли быть возможны, - объясняла Наргиз своим поклонникам в Instagram. - Отменился бы и концерт в Воронеже, если бы моя команда юристов не занялась спасением этой ситуации, выведя промоутеров-мошенников на чистую воду. Я все же надеялась, что конфликт с покинутым мной продюсером завершен. Но, не умея достойно проигрывать, господин продюсер до сих пор преследует меня по пятам, одержимо задавшись целью уничтожить меня любыми возможными путями. И в случае с отменой концертов он в сговоре с организаторами вновь решил подорвать мою репутацию перед поклонниками.

Но неожиданно выяснилось, что певица лишилась возможности порадовать публику своим творчеством вовсе не из-за чьих-то козней и - что самое интересное - даже из провалившихся гастролей ухитрилась извлечь для себя определенную выгоду.

- Наргиз лила на нас клевету, якобы мы без всякой причины отменяли ее концерты, - пожаловался «Экспресс газете» один из организаторов того злополучного тура - директор концертного агентства «Арт-Леон» из Воронежа Игорь Малюков. - А ради чего нам было их проводить? В Краснодаре было продано всего 100 билетов. В Ростове-на-Дону - 130. В Ставрополе - столько же. Написала бы: «Мои дорогие поклонники, что же вы не покупали билеты? За 30 тысяч рублей в кассе я выступать не буду». По крайней мере, это было бы честно. А Наргиз сделала крайними нас: «Организаторы - такие-рассякие мошенники». А где я мошенник? Я только деньги теряю. Она забыла уже, что ее прошлогодний осенний тур был полностью сделан за мой счет. А я ей не продюсер и не спонсор. Я всего лишь прокатчик. Беру готовый проект, продаю его и зарабатываю на этом. Проекты, на которых нельзя заработать, мне на фиг не нужны.

Наргиз я брал, когда она еще работала с Максом Фадеевым и хорошо продавалась. А когда я уже внес предоплату, потратил кучу денег на рекламу и начал продавать билеты, обнаружилось, что она от Фадеева ушла и он запретил ей исполнять свои песни. А попробуй вернуть у нее деньги! «Нет, Наргиз все равно будет выступать, - лили мне в уши ее представители. - У нее куча новых песен». Но я же не знал, что эти новые песни будут нецензурные.

Я еще их спрашивал, надо ли указывать на афишах ограничение по возрасту 18+. «Нет, у нас с этим все нормально», - уверяли они. А Наргиз выходила на сцену с алкоголем, пила прямо перед зрителями и ругалась матом. Из-за этого у меня в каждом городе возникали проблемы. В Белгороде 60 человек возмутились и вышли из зала. Но мы разошлись с ними по-доброму. Извинились и вернули деньги за билеты. А в Орле один зритель написал заявление в прокуратуру. И меня как организатора за ее мат привлекли к административной ответственности. «Вы понимаете, два таких правонарушения, и Наргиз из страны уедет», - предупреждал я ее людей. «Фигня все это! - отвечали они. - Это не федерального значения города. Нам на это наплевать!»

В результате в следующих городах продажа билетов встала намертво. Люди не захотели за такое платить деньги.

Малюков с Любонькой Успенской, которая в отличие от Наргиз его никогда «не нагибала раком»
Малюков с Любонькой Успенской, которая в отличие от Наргиз его никогда «не нагибала раком». Фото: Instagram.com

Безудержное «маппет-шоу»

- Я провел семь концертов и понес колоссальнейшие убытки, - продолжает Малюков. - В конце концов, три города я отменил - те самые Краснодар, Ростов-на-Дону и Ставрополь. В каждом из них я потерял как минимум тысяч по триста. Но мне это было выгоднее, чем провести концерты и потерять в 5 раз больше. В Воронеже концерт был запланирован с участием оркестра. С ним уже заключили договор. Сделали партитуры. Если бы я отменил Воронеж, я бы потерял еще полтора миллиона. Пришлось из двух зол выбирать меньшее.

Но люди Наргиз начали нагибать меня раком. Потребовали с меня письменные обязательства, что я заплачу им дополнительную сумму, которую я, по их мнению, остался им должен за прошлогодний тур. «Иначе концерта в Воронеже не будет», - сказали они. Причем поставили меня на жесткий счетчик: сегодня не подпишешь - завтра сумма будет на 200 тысяч больше. Пугали, что могут привлечь меня за мошенничество.

Якобы я продавал билеты без договора с артисткой. Хотя у меня были платежные поручения о перечислении предоплаты и переписка с ее директором, где он подтверждал мне даты. Это был шантаж чистой воды.

Фактически меня заставили подписать договор поручительства. Ее юрист Бахром Исмаилов, который вел со мной переговоры, не стеснялся в выражениях. Прямо называл себя профессиональным взыскателем долгов.

Договор заключался не с самой Наргиз, а с индивидуальным предпринимателем Антоном Ловягиным. Это ее любовник - известный любитель пожить за чужой счет. В свое время он пытался пристроиться к директорше Григория Лепса. Но, насколько мне известно, она его послала куда подальше, так как он особо не блистал в такие моменты талантами. Тогда Ловягин прицепился к Наргиз. С ней у него все сложилось хорошо. Она в него влюбилась и стала везде возить его с собой. А на фига нам было платить за его проезд, проживание и питание? К концертам он никакого отношения не имел. Просто ездил с ней и бухал.

После концерта в Воронеже они устроили в отеле такое безудержное «маппет-шоу», что пришлось расселять людей, у которых были номера рядом с ними. За один день Наргиз с Ловягиным выгребли из мини-бара весь алкоголь, какой там только был, - и водку, и коньяк, и текилу. Заказывали виски Jameson по 7 тысяч рублей. А счет за бухло на 30 тысяч не оплатили и повесили на меня. По райдеру я должен был поставить ей один литр виски в гримерке. Я этот литр поставил. А если им захотелось побухать вечерком в отеле, я-то здесь при чем? Я делал им только добро. Помогал им во всем. А они начали вот так ноги об меня вытирать. Повели себя как последние подонки.

Читайте также: