Дочку Найку Борзову родила бэк-вокалистка Валерия Меладзе

Борзов гордится, что в его песнях можно прочесть 10 смыслов
Борзов гордится, что в его песнях можно прочесть 10 смыслов. Фото Михаила Фролова/«Комсомольская правда»
Рок-музыкант Найк Борзов на днях отметил 48-летие и закончил запись новой пластинки «Капля крови Создателя»

Причем неугомонный бунтарь, полюбившийся многим по хитам о маленькой лошадке (которой живется несладко), «Три слова», «Верхом на звезде» и другим, уверяет, что в добровольной самоизоляции находился не последние пару-тройку месяцев, как все мы, а целый год - столько времени ушло на работу над альбомом.

- Мои родители в душе были хиппи, - начал рассказ Борзов. – Папа-музыкант играл и сочинял тяжелую музыку, а мама работала в физико-химическом институте. Ей от работы дали квартиру в городе Видное, рядом с Москвой. Вначале меня в семье все звали Малышом. Ждали девочку, поэтому до четырех лет я ходил в розовых и желтых вещах. Плюс ведическая культура развита в нашей семье. Из-за этого и возникло имя Найк, означающее «звезда», хотя по святцам бабушка меня крестила как Николая. Летом, когда мне было 14, от нечего делать я создал группу «Инфекция». На это меня вдохновила группа «Гражданская оборона» - тоже захотелось петь матом. К 1990 году мы выпустили альбом «Онанизм», который крышу тогда всем сорвал, а спустя два года альбом «Отверстие для пупка». Мама говорила: «Ребята, у вас отличная музыка, но мат-то зачем?» И когда я со временем стал сольно выступать, его почти убрал.

- В свое время вы сыграли Курта Кобейна, который покончил с собой в 27 лет, в спектакле Юрия Грымова «Нирвана»…

- Это было 17 лет назад. Премьера почти совпала с рождением моей дочери  Виктории. У Кобейна незадолго до смерти тоже дочка родилась. На мою роль вначале Павел Деревянко пробовался, но в результате сыграл я. Сейчас в театре «Модернъ» Грымов реанимировал этот спектакль с другими артистами. А когда я начинал играть, вспоминал старый театральный анекдот: «Премьера. Две гримерки. В одной - старая, опытная актриса, в другой - начинающие. Они галдят, обсуждают: «Что там эта прима! Ей давно пора в утиль». Открывается дверь, на пороге стоит в жопу пьяная народная артистка. «Молодежь! - говорит она. - Вы не видели мое бооооаааааа...». В общем, ее стало рвать. Вот и мне казалось, что театр именно такой изнутри. Но Грымова перло, и репетировать было очень круто!

Руслана обожает их с Найком Вику
Руслана обожает их с Найком Вику. Фото: Instagram.com

- Ваша дочь с тех пор выросла, чем сейчас занимается?

- Вике осенью будет 17. Она учится в лицее. С ее мамой - певицей Русланой Еремеевой - мы уже с разводе, но по-прежнему дружим. В свое время, в 2007 году,  я решил спродюсировать альбом Русланы «Волшебство». Она пишет очень красивые песни, все ее творчество - очаровательная женская лирика. В Руслану и влюбился в 1995 году, после того как услышал ее музыку (она была бэк-вокалисткой у Валерия Меладзе и участницей поп-группы «Армия». - Я. Г.). То есть сначала влюбился в песни, а потом уже в нее. Сейчас Руслана -  педагог по вокалу и психолог, помогает людям справиться с внутренними проблемам посредством музыки.

- А рядом с вами другая женщина?

- Да, ее зовут Юлия, но она запрещает о ней говорить. Мы не официально женаты, но для меня это и не важно. Юля приучила меня к вкусной и здоровой пище. Она - не певица и не актриса, но как-то принимала участие в одном моем проекте как бэк-вокалистка. Общих детей у нас нет. Любим смотреть мир. Прилетаем в страну, берем машину или мотоцикл - и вперед. Но после аварии с байком в Индии, в которой я был виноват и сильно упал, любовь к ним резко прошла.

Читайте также: