Защитникам Ефремова нужно брать пример с фанатов Кокорина и Мамаева

1080
Защитникам Ефремова нужно брать пример с фанатов Кокорина и Мамаева. Фото: Борис Кудрявов, Веленгурин Владимир
Следствие по делу пьяного водителя Михаила Ефремова, из-за действий которого погиб курьер Сергей Захаров, неспроста сравнивают с громким процессом над футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым

Восьмого мая 2019 года Пресненский суд Москвы признал Кокорина и Мамаева виновными по статьям «Хулиганство» и «Побои» и приговорил к наказанию в общей колонии сроком на год и пять месяцев. С 11 октября и до вынесения вердикта футболисты находились в Бутырской тюрьме (в отличие от домашнего ареста Михаила Ефремова), хотя никто из их жертв физически сильно не пострадал.

Я была на всех судебных заседаниях по делу Кокорина и Мамаева, беседовала с адвокатами, с родственниками футболистов, и хочу провести некоторые параллели с трагедией 8 июня на Смоленской площади столицы. Следствие по делу Михаила Ефремова началось только 8 июня, и пока рано делать выводы, но уже есть много всего похожего на футбольный процесс, который окрестили «показательным».

В обоих ЧП (действия Михаила Ефремова пока не получили юридической оценки) участвовали известные люди — слава и гордость России. К расследованию «подвигов» Кокорина и Мамаева было приковано повышенное внимание общественности, СМИ и, что скрывать, органов власти. Дело Кокорина и Мамаева было более тайным (при всей открытости судебных заседаний), потому что в нем затрагивалась репутация ведущих футбольных клубов страны: «Зенита» и «Краснодара», сборной России по футболу.

Михаил Ефремов, по большому счету, свободный художник (в театре «Современник» он — приглашенный артист), и его проблемы, интересы — только его и нашего общества. Футболистов поддерживали представители спорта, культуры, политики, но делали это осторожно, корректно, не впадая в крайности. Так, на процессах фанаты вели себя исключительно прилично, подчиняясь всем правилам поведения в суде. Замечу, что и футболисты на судебных заседаниях и при вынесении вердикта поражали интеллигентностью и хорошими манерами. Поверить в то, что они били водителя, оскорбляли чиновника, матерились и занимались сексуальными играми в общественном месте было невозможно.

Повторю, что футболисты до начала судебных заседаний отсидели в тюрьме полгода, и наверняка что-то осмыслили. Да, в своих допросах на суде они предлагали компенсанцию за моральный вред, но это не выглядело грубо, как торг или откуп. Разумеется, с ними хорошо поработали адвокаты, которые получили большие гонорары за защиту своих подопечных. К слову, доходы Кокорина и Мамаева гораздо выше доходов Михаила Ефремова. В год нападающий «Зенита» Александр Кокорин зарабатывал 351 миллион долларов. СМИ пишут о годовом доходе Михаила Ефремова — 30 миллионов рублей в год (а с его расходами — дети, жены, попойки — это не так много). Сразу после происшествий с участием Кокорина и Мамаева мы не слышали циничного торга о компенсации, как это происходит со стороны адвокатов Михаила Ефремова.

Можно по-разному относиться к поведению родственников погибшего Сергея Захарова, которые ходят на телевизионные шоу, но вот так открыто доставать их с предложением о компенсации, как это делают адвокаты, друзья и родственники Михаила Ефремова, — аморально и даже цинично. Не хочется обсуждать поведение адвокатов как обвиняемого, так пострадавшей стороны, но все мы слышали о том, что Михаил Ефремов после ДТП хвастался своими деньгами, и в публичном покаянии тоже сказал о компенсации. Наверное, пока не завершилось расследование, рано говорить о компенсации, не так ли? Было бы правильно, если бы расследование и суд над Михаилом Ефремовым происходили по закону, справедливости, без явного участия «золотого тельца».

Нельзя не сказать о том, что актеры, танцовщики, писатели, журналисты, поддерживающие Михаила Ефремова и подписывающие петиции в его защиту, устроили настоящую вакханалию, которая может повредить Михаилу Ефремову и объективному расследованию. Артисты-адвокаты оскорбляют публику (как это делает Александр Домогаров), журналистов, следователей. Они возомнили себя пророками и носителями высшей мудрости. Невольно думаешь: «А ведь прав был Константин Богомолов, когда говорил, что "шумиха артистов, журналистов вокруг дела Седьмой студии может только повредить расследованию и обвиняемому в хищении Кириллу Серебреникову"». Вокруг дома, где находится под домашним арестом Михаил Ефремов, творится невиданное безумие: толпы журналистов с камерами, визиты друзей и родственников через «черный вход», интервью его странной домработницы Евы. Все это напоминает великое творение испанского художника Гойи «Капричиос» и слова из него: «Сон разума порождает чудовищ».

Возвращаясь к процессам над Кокориным и Мамаевым, не могу не сказать о том, что «футболисты все делали для того, чтобы вернуться в большой спорт, и сожалеют о том, что подвели свои команды». Александр Кокорин и Павел Мамаев и в колонии играли в футбол, и за примерное поведение были отпущены раньше срока. Пока трудно говорить, что будет с ними дальше, но можно считать, что суд над Кокориным и Мамаевым был относительно справедливым и гуманным. По закону. Не без участия денег, связей, влиятельных покровителей, но все-таки в рамках…

Читайте также: