X

Упавший с неба: что стало с единственным выжившим в авиакатастрофе с «Локомотивом»

мемориал2
Мемориал погибшим хоккеистам команды «Локомотив». Фото: Смирнов Владимир/ITAR-TASS
Седьмого сентября 2021 года исполняется десять лет авиакатастрофе в Ярославле, которая унесла жизни 44 человек. На борту самолета Як-42 в тот несчастливый день, помимо экипажа, находились все игроки основного состава и весь тренерский штат хоккейной команды «Локомотив». Выжил лишь один человек — бортинженер Александр Сизов.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

В обломках самолета спасатели обнаружили двух выживших — форварда «Локомотива» Александра Галимова и бортинженера Александра Сизова. Первый скончался в больнице — 90% тела было обожжено, а вот Сизов с многочисленными ожогами, переломами и травмой головы был доставлен в столичный Институт Склифосовского, где перенес несколько операций и пошел на поправку.

Спустя месяц лечения бортинженер, соприкоснувшийся с чудом, дал интервью Первому каналу из больничной платы. Александр рассказал, что сидел в хвосте самолета, в последнем ряду, и не был пристегнут, что, видимо, и помогло ему чудом спастись. Настроение в тот день у него было хорошее, перед вылетом позвонил супруге, сказал, что по прилете в Минск снова позвонит.

«Через какое-то время пассажиры стали волноваться, почему не взлетаем, немного времени прошло, я понял, что по грунту идем. С грунта взлетели, и я понял, что самолет заваливается, и мы сейчас разобьемся. Когда очнулся, вокруг горела вода», — рассказал журналистам Сизов.

Тогда бортинженер добавил, что из профессии уходить он не думает, все-таки слишком много лет ей отдал, а вот летать, наверное, больше не будет. После выписки Александр вернулся домой, в подмосковный Жуковский, сменил номер телефона и категорически отказывался общаться с прессой. Его жена Светлана и сын-студент Антон тоже никаких комментариев не давали. В суде, который состоялся спустя некоторое время после катастрофы, Сизов появился неожиданно для всех — дал показания, ответил на вопросы и резко ушел, не оставив никаких контактов.

«Извините, мой муж пока с прессой не общается. Да и я, если честно. Некоторые журналисты вели себя так, что меня колотило. Представьте, возвращаюсь я из Ярославля, а меня… в квартиру не пускают! Стоит передо мной журналистка ростом под метр восемьдесят, а сама я 1 метр 60 см, и объявляет: «Пока не поговорите со мной, пройти не дам». Как так можно? Я с ног валюсь, муж в реанимации...» — заявляла в 2012 году супруга Сизова пробившимся к ней корреспондентам.

«Александр
Фото: кадр из выпуска новостей на «Первом канале» (2011)

В следующий раз «пробиться» к Сизову удалось зимой 2013 года одному из журналистов небольшой газеты «Труд». Александр в тот день был дома один, чинил дверной звонок в своей двухкомнатной небогато обставленной хрущевке на улице Гагарина в Жуковском и незваного гостя, который хотел расспросить его об аварии и жизни после нее, решил пустить.

«Да нормально живу. Сами видите. Все у меня нормально. Вот кухня, квартира, мебель. И работаю нормально, здесь же, в Жуковском, в ОКБ имени Яковлева, авиатехником. Что еще? Ничего такого, из разряда аномальных способностей, у меня не появилось. Как было до падения, так и осталось», — рассказал бортинженер.

На популярные авиасалоны, которые каждый год проходят в его родном городе, Александр не ходит — считает, что смотреть там особо не на что. Разговор, по словам корреспондента, уж было начал налаживаться, но тут в квартире появилась разъяренная супруга Сизова, которая принялась выгонять незваного гостя, прямо заявив, что общаться с прессой семья не желает.

«Мы же договорились — никаких журналистов. Как он сюда попал? Что вы здесь делаете? Я пришла с работы, мне что, думаете, приятно видеть вас у себя, смотреть на вас?» — кричала женщина.

Журналисту пришлось уйти, договориться с женой Александра не удалось. С тех пор семейство Сизовых окончательно ушло «в глухую оборону» и живет обособленно. Даже соседи об Александре предпочитают не говорить — уж больно «странный» он стал, по их словам, замкнутый. Перед очередной годовщиной катастрофы вся семья Сизовых город покидает — едут на дачу. В 2020 году бортинженер уволился из ОКБ имени Яковлева, где трудился после своего чудесного спасения, и со всех радаров окончательно пропал. В местных супермаркетах продавцы приметили «странного» мужчину, который обычно покупает сливки, но ничего рассказывать о нем не хотят.

«Я не знаю, кто это. Ну... Это наш покупатель. Но я вам про него ничего не скажу», «Да, я знаю его. Он чуть-чуть такой... Странненький человек. Я его знаю только как покупателя. Потому что я внимательно всегда наблюдаю за людьми. Он такой, необычный мужик...» — рассказали журналистам портала 76.ru в магазине, расположенном у дома Сизова.

О том, что в далеком 2011 году случилось с их соседом, помнят только старожилы, в том числе и староста дома Нина Ивановна. Раньше она охотно рассказывала о Сизове, которого знала еще мальчишкой, но теперь коротко отвечает, что с «упавшим с неба» больше не общается, и чем он занимается, не знает.






На эту тему: