Откуда берутся моральные уроды

Мужчина, взявший деньги за секс, моментально деградирует
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Мужчина, взявший деньги за секс, моментально деградирует

Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая под ником prostitutka_ket популярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи», продолжает знакомить поклонников с перипетиями отношений мужчины и женщины. На этот раз она просто пересказывает неприятнейшую историю, в которую влипла ее подруга.

- Не хочешь в гости приехать? - спрашивала у меня по телефону подруга Лиза. - Посидим, поболтаем.

- Давай, - легко согласилась я и поехала к ней. Для того чтобы услышать изумительную историю о том, откуда берутся муд…ки.

Муд…чки берутся из детства. А потом они вырастают и становятся полноценными, матерыми муд…ками.

Началось-то все с того, что ароматным майским вечерком хорошо подвыпившая Лиза возвращалась с гулянки. Послегуляночный градус был плотным и явно располагал к приключениям. Приключения нашлись за три квартала от ее дома в образе симпатичного высокого парнишки, курившего на лавочке и предложившего проводить красивую девушку до дома, дабы не случилось по дороге ничего.

Лиза была легка на подъем: она смерила парнишку взглядом, оценила фигуру, рост, красивую мордашку и недолго думая согласилась. Он мило взял ее за ручку, и они пошли. По дороге выяснилось, что ему 24.

- Надо же, а выглядишь ты лет на20 - 22, - сказала Лиза.

- Значит, хорошо сохранился, - засмеялся он, и Лиза вдруг решила, что это так прекрасно, когда в свои совсем слегка за тридцать на тебя с восхищением смотрят высокие двадцатичетырехлетние мужчины.

И у Лизиной парадной, едва они успели обменяться телефонами, приключилась с ними страсть. Он на прощание сгреб ее в охапку своими сильными руками, и Лиза поплыла. Вечер перестал быть томным. Целовался он с порывом, от души, и, когда градус страсти зашкалил за все мыслимые и немыслимые отметки, она пригласила его к себе.

Не сказать, что он был слишком уж хорош или техничен, но мощный красавец в его хозяйстве компенсировал Лизе этот легкий недостаток.

А потом они, развалившись на ее кровати, курили.

- Выпьешь? - спросила Лиза, встала и пошла на кухню. Вернулась с мартини, разлила по бокалам и кокетливо состроила юноше глазки.

Рис. Валентина ДРУЖИНИНА/«Комсомольская правда»)

Рис. Валентина ДРУЖИНИНА/«Комсомольская правда»)

Красавец вдруг почему-то посерьезнел, опустил глаза куда-то в простынь, и сказал:

- У меня просьба. Не одолжишь мне пятьсот рублей?

Лиза поперхнулась. Потом пришла в себя и сказала:

- Милый, я не спонсирую мужчин.

Помолчали. Ситуация была неловкая, Лизе вдруг стало противно, плюс нестерпимо захотелось, чтобы он свалил.

Он помаялся и вдруг перешел в наступление:

- Тебе что, жалко? Можно подумать, у тебя нет денег.

И многозначительно обвел глазами обстановку.

- Сорри, парень, по четвергам не подаю, - брезгливо отрезала Лиза, - тебе, кстати, не пора домой?

- Ну как хочешь, - лениво сказал парниша, поднялся и начал собираться.

Ей вдруг стало зло, и она, подумав, решила добить:

- Слушай, а вот тебе, взрослому мужику, как вообще - нормально у женщины деньги стрелять?

Он помолчал. Потом сказал.

- Кстати, мне шестнадцать.

И она вдруг четко поняла, что мальчик-то на этот раз не врет. И если бы час назад она была чуть потрезвее, то сразу обратила бы внимание на слишком гладкие его щечки, на подбородок с нежным пушком, на слишком юную розовую кожу и на то, что возраст ведь всегда читается в глазах.

Лиза сидела на кровати и зло думала, что дала, пожалуй, не тому.

- Ну, я ж к тебе еще зайду? - стоя в дверях комнаты вдруг спросил ее залетный юный любовник.

- Вот этого делать не стоит, - сухо отрезала Лиза и собралась было просто закрыть за ним дверь.

Он прошел в коридор, обернулся, его мордаха явно озарилась какой-то не слишком приятной мыслью, и он сказал вдруг зло, но с отчетливым испугом:

- Короче, если ты вдруг вздумаешь написать на меня заяву, что я тебя изнасиловал, так смотри, у меня куча знакомых в ментовке, я докажу, что у нас ничего не было.

Надо сказать, что Лиза оказалась морально совершенно не готова к столь жестоким загонам незрелого малолетнего мозга, а потому все, что ей оставалось, - это, открыв рот, хлопать глазами в тот момент, когда малолетка с беспричинно гордым видом выметался за дверь.

Напряженная поза

- Педофииилка! - смеясь передразнила я, когда Лиза, прервавшись, закуривала сигарету. – Что, мать, «мартышка к старости слаба глазами стала»? Может, тебе очки купить, раз ты пугливых детей от мужчин не отличаешь?

-Дура! - беззлобно сказала Лиза. - Ты б видела того «ребенка», он на голову выше меня. Так подожди, это ж не все…

Я утром встала, смотрю, а у меня - ну, ты ж знаешь - на полочке такая коробочка жестяная стоит, от Рафаэлок, я в ней всякий хлам храню - бусы рассыпавшиеся, открытки старые, чеки какие-то... ну так вот - я смотрю, а у коробки крышка не до конца закрыта. Просто сверху криво лежит.

А я всегда коробку закрываю.

Получается, что, пока я в кухню за мартини ходила, он в этой коробке шарил. Наверное, думал, что там деньги или золото...

Прикинь, он еще и обокрасть меня явно хотел.

Обломался, гнида. А я еще в комнату возвращаюсь, смотрю - он в какой-то такой напряженно-неестественной позе на кровати, как будто лечь нормально не успел. Я ж тогда значения не придала, утром уже поняла, что к чему...

Боже, Катя, так мерзко!

Неудачный шантаж

Странно, но история имела продолжение. И я почему-то даже внутренне не удивилась, когда, спустя пару дней, Лиза позвонила мне и сказала:

- Кать, помнишь, я тебе про малолетку рассказывала?

- Помню, - хихикнула я, - он, как честный человек, вдруг решил на тебе жениться?

- Не ржи, - отрезала она, - тут все запущеннее. В общем, прикинь, он мне десять минут назад позвонил.

- Мммм... - протянула я, - предложение изволил делать? Или деточка не наигралась? Желает сексуальных утех?

- Нет, Кать, - спокойно сказала Лиза, - этот козел, прикинь, пошантажировать меня решил. Короче, звонит и говорит, что ему нужно триста баксов. Срочно причем.

- Ого! - изумилась я. – Детеныш, что, совсем мозгами припух? Ему на погремушку не хватает?

- Ты дослушай! - перебила Лиза. - Он сказал, что если я ему не дам денег, то он на меня заяву напишет за совращение. Ну, типа, я его совратила.

- Гггг, - от нелогичности услышанного растерянно хихикнула я, - вообще, что ли, дебил?

- Полный, Кать. Он мне опять тереть начал, что у него в ментовке друзья работают и если я денег не дам, то меня посадят, прикинь! За совращение, Кать! Несовершеннолетних, блин! А найдут меня, мол, быстро, он адрес знает. Но за триста баксов он, так и быть, согласен ничего не писать и забыть мой номер.

- Обкурился, что ли? - хмыкнула я. - Ничего, что ему шестнадцать - раз; а два - я представляю, как на этого дятла там посмотрели бы, даже если весь этот чес - правда.

- Так, Кать! - хихикнула Лиза. - Этот мудак, представляешь, искренне был уверен, что совращение - до 18 лет. А когда я ему объяснила и предложила себе мобилу в задницу засунуть и с ней идти, чтоб достоверней было, понял, что не на ту напал, и начал ныть: «Тебе, что, жалко? Ну дай хотя бы сто...»

Страшный диагноз

Муд…ки - они такие уже в детстве. Не знаю, наверное, рождаются такими.

Вырастет - будет полноценный муд…к.

Кому-то достанется...




Вам может быть интересно: