Красная книжка

Бесплатно получить «ночную бабочку», представившись полицейским, уже не получится
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Правоохранители готовы извлекать любую, даже не материальную, прибыль из своей службы. Люди к этому так привыкли, что уже смеются над оборотистыми силовиками. Фото:

Правоохранители готовы извлекать любую, даже не материальную, прибыль из своей службы. Люди к этому так привыкли, что уже смеются над оборотистыми силовиками. Фото dofiga.net

Бесплатно получить «ночную бабочку», представившись полицейским, уже не получится

Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая суперпопулярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи», работает путаной и изучает сексуальные запросы общества по долгу, так сказать, службы. Иногда ей попадаются очень любопытные экземпляры, истории которых могут послужить наукой для других.

Телефон разрывался, и я еле успела добежать.

- Добрый вечер, - сказала мне трубка, - ты Катя? Мне твой телефон дали...

- Добрый, - я сделала сексуальный голос и уточнила на всякий случай, - а кто дал?

- Ну... - замялась трубка, - Константин. Ну вот... это… сказал, что ты это... делаешь массаж... хи-хи-хи... профессионально...

Константина я, хоть убей, вспомнить не могла.

- Массаж? - замурлыкала я. - Можно и массаж. Хочешь приехать, милый?

- Ну, было бы вообще неплохо, - неуверенно согласился голос в трубке, потом чуть выдержал паузу и добавил: - А что почем?

Я назвала расценки.

- Отлично! - согласился он. - Тогда я минут через сорок буду? Я на часик... Ты это, точный адрес скажи...

Через полтора часа я встретила его на улице, он нервно представился:

- Славик.

И мы поднялись ко мне.

- Проходи, - промурлыкала я, когда он снял пальто. Пальтишко, кстати, было не ахти.

- Траходром... - он покосился на кровать и как-то нервно развалился в моем кресле.

Лет сорока пяти, он был местами лыс, как-то неопрятен, и в какой-то момент я даже успела подумать, что он, очевидно, копил, прежде чем прийти ко мне.

- С подружкой живешь? - вдруг уточнил он и осмотрелся по сторонам с таким видом, будто подружка вот-вот должна была вылезти из шкафа.

- А что, тебе нужна подружка? Я и сама справлюсь! - пококетничала я. - Кстати, милый, ты же понимаешь, оплата вперед...

Он внимательно посмотрел на меня, потом вынул деньги - мелкими мятыми купюрами, их было много - и положил на стол.

Я едва успела их забрать.

В следующий момент перед моим носом на секунду мелькнуло что-то красное, потом оно так же молниеносно исчезло в нагрудном кармане его рубашки, и он срывающимся голосом сказал:

- Старший оперуполномоченный Орлов. Контрольная закупка.

- Че-че? - я ошалело уставилась на него, скорее от неожиданности.

Он явно спутал мое недоумение с паникой, так же явно насладился произведенным эффектом и сказал вдруг каким-то странно-торжественным голосом:

- Ну ты же понимаешь, что мы сейчас должны проехать в отделение!

- Далеко? Надолго? - уточнила я, всеми силами стараясь не заржать.

Мне все было понятно. Фокус вышел из моды уже лет семь назад.

- Ну-у-у, - протянул он как можно значительнее, - это смотря как ты себя вести будешь...

- А как надо? - переспросила я.

Он не уловил сарказм и не менее значительно продолжил:

- Будешь хорошей девочкой - решим на месте.

- Так что, сухари не сушить? - мой тон был печален.

Я отчаянно стебалась.

Он почему-то был донельзя жалок. До него все еще не доходило, что фокус не удался.

- Так что, будем собираться или как?

- Куда собираться, милый? - мне было весело.

- Ну... как куда... в отделение... или это... решим?

В этот момент он, похоже, все-таки рассмотрел выражение моего лица, потому что это его «решим» прозвучало совсем не так уверенно, как ему, очевидно, хотелось.

- Корочки в метро купил? - спокойно спросила я.

- Контрольная закупка, - зачем-то повторил он растерянно.

- Другие слова знаешь? - уточнила я.

Он замолчал и уставился на меня.

- И много девочек ведутся? - я широко улыбнулась и внимательно посмотрела на него.

Ему явно стало неуютно под моим взглядом, он как-то сразу сник, некрасиво шмыгнул носом и неуверенно сказал именно то, что я как раз почему-то ожидала услышать:

- Что, пошутить нельзя?

- Смешно, - сухо констатировала я, - оборжалась. Не боишься, что где-то по ушам настреляют?

Он начал меня раздражать.

- А может, ты мне хоть скидочку сделаешь? - он заглянул мне в глаза так, будто выпрашивал на хлебушек.

- По пятницам не подаю, - ответила я словами героя одной книжки. - А ты не хочешь пойти в другое место, подешевле?

Он помолчал, явно понял, что контакта точно не случится, попросил вернуть деньги и пошел одеваться...

Потом он долго топтался в коридоре, натягивая захудалое пальтишко, долго шнуровал ботинки, противно шмыгал носом, еще раз протянул обиженно:

- Ну что, и пошутить нельзя?..

...И вымелся за дверь.

Через минуту я подняла с пола сторублевку. Очевидно, потерял, пока одевался.

Ну что ж, за моральный ущерб.

Бывают же дурашки.



Вам может быть интересно: