Как Елизавета I поверила генералу из семьи заговорщиков и что из этого вышло

Елизавета Петровна (1709 - 1761) - дочь Петра I и Екатерины I
Елизавета Петровна (1709 - 1761) - дочь Петра I и Екатерины I
Кто бы мог подумать, что генералу, родня которого повально была вовлечена в «бабий заговор» против императрицы, доверят не только гренадерскую дивизию, но и самый важный участок обороны в сражении при Гросс-Егерсдорфе!

 «Белая ворона»

Генерал-аншеф Василий Аврамович (Абрамович) Лопухин слыл за белую ворону в своем высокопоставленном боярском роду. Его не интересовала ни придворная жизнь, ни богатства, ни власть. Он не пошел по стопам своего своенравного и заносчивого отца, который возомнил себя во время правления Петра I чуть ли правителем Москвы и даже поговаривал о том, что пора, мол, Петра Алексеевича с престола убрать, а на его место посадить сына Алексея. Тоталитарная власть не терпит свободомыслия, а уж тем более смелых высказываний, идущих вразрез с ее политикой, так что батюшка будущего героя Семилетней войны доигрался: его арестовали и без промедления отрубили голову. Возможно, именно поэтому будущий генерал Василий Лопухин сторонился царских палат. Склочной, интриганской жизни при дворе самодержцев он предпочел походный бивак и военные сражения.

Василий Аврамович закончил Сухопутный шляхетский кадетский корпус и после выпуска сразу отправился в действующую армию. В первых же боях зарекомендовал себя отличным офицером и в двадцать шесть лет был произведен в полковники. В двадцать девять – генерал-майор. В отличие от своего родственника, подполковника лейб-гвардии Ивана Лопухина, который спьяну рассуждал о престолонаследии и договорился до Сибири с еще несколькими родственниками, Василий Аврамович честно и верно служил Отечеству и короне. Елизавета даже после раскрытого «бабьего заговора» не стала затирать молодого генерала, хотя «доброжелатели» старались склонить императрицу к тому, чтобы он не доверяла еще одному Лопухину. Елизавета выслушала и сделала наоборот – наградила Василия Аврамовича вторым по статусу в империи орденом – Святого Александра Невского.

Но и обласканный милостью императрицы генерал не изменил своим привычкам, своему солдатскому быту. Достаточно сказать, что достоверного его портрета попросту не существует – как-то не было времени позировать в красивых покоях – куда чаще бывал он в походах да на бивуаках.

Не изменил Лопухин и Отечеству в кровопролитном сражении при Гросс-Егерсдорфе, где русским противостояла непобедимая до того момента прусская армия.

Сражение при Гросс-Егерсдорфе, схема поля боя
Сражение при Гросс-Егерсдорфе, схема поля боя

Погиб, но победил

Сражение у этой деревеньки можно смело называть самым бездарным по организации и самым невероятным по героизму русских солдат и офицеров. Первыми противника встретили гренадеры Московского полка и 2-й дивизии генерала Лопухина. Они не успели построиться в боевой порядок и приняли бой еще в походных колонах. Но умения, расторопность и четкое командование офицеров позволили быстро выстроить боевые линии и принять первый удар прусской пехоты. Но все же близость неприятеля внесла панику в штабную палатку генерала Апраксина – он понял, что его действия приведут не к победе, а к полному разгрому. Величайший трус среди русских полководцев сам не знал, как действовать, и армия по сути лишилась управления – все легло на плечи солдат и офицеров отдельных подразделений. Они стояли непоколебимо и показали неприятелю, что просто так их не одолеть.

Чтобы как-то исправить ситуацию на поле боя, решили пустить во вражий тыл казаков. Такая тактика ранее часто приносила успех, однако на сей раз казаки напоролись на прусских кирасир, и не выдержав их сопротивления, пустились наутек к лесу, где сражались солдаты дивизии генерала Лопухина. Пропуская казаков, ряды русской обороны расступились. Но вместе с казаками в тыл прорвались прусские кирасиры и началась кровавя рубка. Русским солдатам приходилось отбивать атаки наступающей пехоты противника с фронта и уничтожать его кирасиров в своих тылах. 46-летний Василий Аврамович сражался плечом к плечу со своими подчиненными, возле него со стоном падали солдаты и офицеры, а он все продолжал и продолжал шпагой разить неприятеля. Но и его не пощадил бог войны – в неравной схватке генерал был тяжело ранен (в него попали три пули). Двое прусских гренадеров, подхватив беспомощного Лопухина, попытались унести его в плен, но трое наших солдат, продравшись сквозь штыковую щетину прусской пехоты, отбили любимого командира и стойко обороняли его в течение всей битвы. К сожалению, от полученных ран генерал Лопухин скончался. Его похоронили там же, на гросс-егерсдорфском поле.

Битва при Гросс-Егерсдорфе. Денежная единица непризнанной Приднестровской Молдавской республики. wikipedia
Битва при Гросс-Егерсдорфе. Денежная единица непризнанной Приднестровской Молдавской республики. wikipedia

* * *

Русские солдаты по достоинству оценили подвиг своего генерала – они сложили о нем несколько песен, которые вновь стали популярными в годы Отечественной войны 1812 года. Останки же честного и смелого генерала после окончания Семилетней войны были перевезены и перезахоронены в родовой усыпальнице Лопухиных в Спасо-Андрониковом монастыре.

Мы хорошо знаем, что если бы в XX или XXI веке – неважно, в какой стране – офицер имел такую родню, то ему бы в лучшем случае предложили просто и по-тихому уволиться. Ну а Елизавета Петровна поверила Лопухину и не прогадала. Вот такая она – наша история…

Вам может быть интересно:


‡агрузка...