Генерал Карбышев в концлагере высекал надгробья для солдат СС

Карбышев в плену. Художник Юрий Пантюхин
Карбышев в плену. Художник Юрий Пантюхин
Боевой офицер и инженер, проектировщик укреплений Брестской крепости, в фашистском плену перевыполнял норму по изготовлению гранитных плит для мертвых эсэсовцев.

 «Могильщик фашизма»

Обтесывать гранит – дело непростое, особенно когда тебе уже изрядно за шестьдесят и силы твои на исходе. Будто забыв о возрасте и усталости, этот человек трудился, подбадривая соседей и напоминая им при всяком случае, для чего предназначен этот проклятый камень. Гранитная пыль оседала в легких, раздирала их, точно наждак. Но он не унимался, демонстрируя отчаянное рвение. Он делал каменные надгробья.

В 1944 году боевые потери Германии росли с каждым днем. Гранитные надгробья полагались уже только старшим офицерам Вермахта и офицерам СС, но и их нужно было все больше. А значит, пусть даже таким жутким способом, он и его товарищи по концлагерю Флоссенбюрг вносили свою лепту в «похороны» германской нацистской гадины. Звали этого человека Дмитрий Михайлович Карбышев, генерал-лейтенант Рабоче-крестьянской Красной Армии.

Строитель Бреста

Как бы ни были суровы реалии войны, генералы в плен попадают не часто, а уж тем паче генералы такого уровня. Дмитрий Михайлович стал легендой еще до Великой Отечественной Войны. Пожалуй, во всем мире офицера инженерных войск, занимающегося полевыми и долговременными укреплениями, который бы не был знаком с трудами генерала Карбышева. В нацистской Германии его работы знали и весьма уважали. Недаром же задолго до начала войны на генерала Карбышева в Берлине было заведено специальное дело, где значилось, что в случае его попадания в плен к генералу следует относиться с высочайшим почтением и стараться всеми силами склонить его сотрудничеству.

Когда в 1941 году тяжело контуженый генерал-лейтенант Карбышев действительно был взят в плен в бою у Днепра, немецкое командование ликовало, искренне надеясь заполучить великого фортификатора себе на службу. Для подобных надежд имелись основания. Им представлялось, что Карбышев является лишь вынужденным «попутчиком» советской власти. С чего бы вдруг подполковнику российской императорской армии всерьез добиваться победы мирового пролетариата?

И впрямь Дмитрий Михайлович Карбышев происходил из сибирских казаков, потомственный дворянин, военными были его отец, дед. И сам он не видел для себя иного пути, нежели ратная служба за Бога, царя и отечество. Правда, еще с младых ногтей со времен учебы в кадетском корпусе Карбышев уже числился неблагонадежным. Виной тому были не собственные заслуги юного кадета -- его старший брат Владимир, студент Казанского университета, вместе с другим Владимиром – Ульяновым, участвовал в знаменитых университетских волнениях. Но если будущий вождь революции за это был лишь отчислен и даже сдал впоследствии экзамены экстерном, то старший брат Дмитрия попал в тюрьму, где через некоторое время заболел и умер.

Дмитрий с отличием окончил Сибирский кадетский корпус и поступил в Николаевское инженерное училище. Затем была русско-японская война, в которой поручик Карбышев был удостоен ряда боевых наград, в частности ордена Святого Владимира с мечами и бантом. Однако уже в 1906 году храброго поручика вышвырнули из армии по обвинению в агитации среди солдат. По тем временам подобные дела решались в военно-полевом суде быстро и однозначно – расстрел. Однако офицерский суд чести постановил иначе, и Карбышева просто отправили в отставку.

Карбышев в молодости
Карбышев в молодости

Правда длилась она недолго – уже в следующем году он вновь был восстановлен в звании и направлен командиром роты во Владивостокский крепостной саперный батальон. А еще через два года прекрасно зарекомендовавший себя боевой офицер поступил в Николаевскую военную академию в Санкт-Петербурге. По окончанию ее штабс-капитан Карбышев был направлен в город Брест-Литовский для реконструкции и дальнейшего укрепления знаменитой Брестской крепости. Во многом благодаря его трудам она и приобрела ту мощь, которая позволила даже не успевшему изготовиться гарнизону удерживать крепость против многократно превосходящих сил врага. Так что можно без каких-либо преувеличений считать генерала Карбышева защитником Брестской крепости.

План укреплений Брестской крепости
План укреплений Брестской крепости

Советский генерал

Революцию Карбышев принял сразу и безоговорочно. Его служба в Красной Армии в немалой степени соответствовала уже сложившимся за годы армейской карьеры образу мысли и взглядов. Среди его заслуг можно упомянуть овладение укреплениями Перекопского вала и создание оборонительных укрепрайонов в боях как против Колчака, так и против Врангеля. После окончания Гражданской войны Карбышев возглавляет военный комитет главного инженерного управления РККА, затем преподает в военной академии имени Фрунзе. Он составляет планы прорыва финской обороны – знаменитой своей неприступностью линии Маннергейма. Ему принадлежит идея и план укрепленных районов вдоль западных рубежей СССР, которые при правильном их использовании могли бы если не остановить, то надолго задержать фашистов в начале Великой Отечественной войны. Однако политические резоны возобладали над военными, желание воевать на чужой территории «малой кровью, железным ударом» привело к значительному ослаблению недостроенных и недооснащенных укрепрайонов, что позволило немцам без особого труда порвать их.

Как раз в это самое время, в первые дни войны, генерал-лейтенант Дмитрий Михайлович Карбышев инспектировал свое детище. Заслуженному 60-летнему генералу предлагали охрану и самолет для вылета в Москву, однако тот не пожелал бежать с поля боя -- негоже русскому офицеру уклоняться от огня! Он отступал с боями до самого Днепра, где и случилось роковое несчастье.

Старые друзья

Но, как и велела запись в личной карточке знаменитого фортификатора, отношение к пленнику было весьма почтительным, ему оказали медицинскую помощь и разместили в комфортных условиях, точно он находился не в плену, а в гостях. Именно его, а не генерала Власова, видели фашисты вероятным объединителем антисоветских вооруженных сил. Для работы с ценным пленником был командирован полковник вермахта по фамилии Пелит, также бывший царский офицер, к тому же сослуживец Дмитрия Михайловича по Брестской крепости. Не добившись согласия на переход Карбышева на сторону фашистов, Пелит зашел с другой стороны: Карбышев занимается научными трудами, «исследованием операций Красной Армии в данной войне», а за это ему впоследствии разрешают выезд в любую другую нейтральную страну по его выбору. Пленный генерал вновь ответил категорическим отказом.

Генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев
Генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев

Чтобы сломить упорство Дмитрия Михайловича, его бросили в берлинскую тюрьму, отличавшуюся весьма жестким режимом. А затем передали еще одному старому знакомцу генерала – профессору Гейнцу Раубенгеймеру. Тот озвучил последнее предложение немецкого командования: освобождение из лагеря, создание научно-исследовательской лаборатории с произвольным количеством помощников для проведения фортификационных опытно-констукторских работ. Но и этот «приятель» Карбышева вернулся ни с чем. Карбышев заявил: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу, а он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Несломленный пленник

Германское командование поставило себе задачей подавить, морально уничтожить несговорчивого фортификатора. Вот тогда-то и пришлось строителю крепостей самому превратиться в крепость. Но генерала было не сломить, в какой-то момент немцы сообразили, что «ударник труда», стабильно перевыполняя план, попросту глумится над их смертями, да еще демонстрирует яркий пример стойкости и бодрости духа. С этого момента начались странствия Карбышева по концлагерям, которые закончились 18 февраля 1945 года в лагере смерти Маутхаузен. Зная о приближении советских войск, фашисты вывели военнопленных на мороз и, заставив раздеться, начали поливать из шлангов холодной водой. Пытавшемуся уклониться от струи генералу Карбышеву проломили голову дубинкой. О гибели его стало известно много позже – от чудом спасшегося собрата по несчастью канадского майора Де Сент-Клера. Затем его показания, данные в госпитале советскому военному представителю, были подтверждены еще несколькими свидетельствами очевидцев.

Генералы в плен попадают не часто, за всю войну Красная армия потеряла таким образом чуть больше восьмидесяти человек. Некоторые из них погибли на месте, некоторые были замучены в лагерях, некоторые навсегда опозорили свое имя, согласившись сотрудничать с фашистами. 26 генералов после войны вернулись на родину, часть из них была восстановлена в звании и вскоре тихо уволена из рядов вооруженных сил. Но лишь один был удостоен высшей награды звания Героя Советского Союза не за подвиги на поле боя, а именно за действия в плену – генерал-лейтенант, человек несломленной воли, Дмитрий Михайлович Карбышев.

Вам может быть интересно: