Евгений Тамм: какой ценой советские альпинисты взошли на Эверест

4 мая 1982 года экспедиция советских альпинистов впервые в истории покорила «третий полюс Земли» - неприступный Эверест
Евгений Тамм, 1980 г. Божуков Валентин / Фотохроника ТАСС
Евгений Тамм, 1980 г. Божуков Валентин / Фотохроника ТАСС
Евгений Тамм, 1980 г. Божуков Валентин / Фотохроника ТАСС Евгений Тамм, 1980 г. Божуков Валентин / Фотохроника ТАСС

Люди давно стремились на Эверест, но неприветливая вершина не позволяла вольностей. Лишь в 1953 году нога человека впервые ступила на высоту 8848 метров — достичь вершины Эвереста удалось британцам. Вторыми в 1959 году могли стать советские альпинисты, которые собирались пойти в экспедицию вместе с китайцами, однако участию наших покорителей вершин помешала политическая ситуация. Мечта была отложена на десятилетия.

Вид на Эверест. Источник: pixabay.com
Вид на Эверест. Источник: pixabay.com

Престиж на высоте

Вновь к этому вопросу вернулись в 1976 году — благодаря Евгению Тамму, который был не только известным физиком и лауреатом Госпремии, но и занял тогда пост председателя президиума Федерации альпинизма. Немалых трудов стоило ему добиться разрешения властей на штурм вершины. Однако в 1979 году такое разрешение было получено — и началась подготовка, которая длилась три года.

Сам Евгений Игоревич восхождения не совершал, на тот момент ему было уже 56 лет, и он, по его словам, боялся переоценить свои возможности. Зато функции руководителя он выполнил, что называется, на 200 процентов.

Любой участник был выучен так, что мог стать во главе экспедиции. Дисциплина в лагере царила строжайшая, о каких-то личных амбициях никто не помышлял: на карту был поставлен престиж всего Советского Союза,

Главная вершина мира

Август 1981 г. Начальник экспедиции Евгений Тамм (слева на переднем плане) и кандидаты в гималайскую экспедицию во время тренировки с использованием кислородной аппаратуры. Божуков Валентин / Фотохроника ТАСС
Август 1981 г. Начальник экспедиции Евгений Тамм (слева на переднем плане) и кандидаты в гималайскую экспедицию во время тренировки с использованием кислородной аппаратуры. Божуков Валентин / Фотохроника ТАСС

До наших альпинистов по контрфорсу юго-западной стены Эвереста не ходил никто. Сознавая сложность поставленной задачи, члены экспедиции оборудовали на Эвересте семь лагерей — один базовый, пять промежуточных, а также самый главный - «штурмовой» - на высоте 8500 метров.

Покорение Эвереста советскими альпинистами заняло в общей сложности почти два месяца, при этом основная часть времени ушла на прокладку маршрута.

Самыми первыми советскими людьми, ступившими на легендарную вершину 4 мая 1982 года, стали Владимир Балыбердин и Эдуард Мысловский. Когда Тамм получил сообщение, что «кажется, теперь все идет вниз, как вы думаете — мы на вершине?», он наскоро поздравил и выскочил из палатки, чтобы никто не видел его слез: ребята осуществили давнюю мечту советских альпинистов!

В течение последующих нескольких дней по их маршруту прошли к вершине еще 9 альпинистов. Последняя тройка достигла цели 9 мая. Это было символично — в такой день оповестить весь мир о еще одной победе советского народа. Причем безоговорочной: все 11 альпинистов благополучно поднялись и спустились.

Не все члены экспедиции смогли в силу различных обстоятельств дойти до самой вершины. Например, Ерванду Ильинскому и Сергею Чепчеву оставалось всего 300 метров, но они получили приказ начальника экспедиции: помогать обессилевшим товарищам, Валерию Хрищатому и Казбеку Валиеву, спуститься вниз.

Евгений Тамм, 1983 г. Родионов Юрий / Фотохроника ТАСС
Евгений Тамм, 1983 г. Родионов Юрий / Фотохроника ТАСС

Здесь вам не равнина

Многим кажется, что альпинисты, достигнув вершины, начинают прыгать от радости, кричать что-то победное, обниматься и поздравлять друг друга. На самом деле, как признавался Балыбердин, ни на что подобное просто не остается сил. Безусловно, покорители вершин ощущают огромное счастье. Но предаваться ему некогда: совершив необходимые действия, нужно как можно быстрее начинать спуск, который ничем не легче восхождения.

Балыбердин и Мысловский поступили именно так: вышли на связь с непальской службой, в обязанности которой входило зафиксировать достижение советских альпинистов, потом сделали несколько фотоснимков на вершине и принялись спускаться. И вот тогда их накрыл нешуточный страх: ветром нанесло облака, видимость сильно ухудшилась, вдобавок начал идти снег, сделавший скалы скользкими... Между тем, до наступления темноты оставалось два часа. Ситуация приближалась к критической.

Чтобы помочь товарищам, к ним навстречу стали подниматься Сергей Бершов и Михаил Туркевич. Во что бы то ни стало нужно было спустить ребят в лагерь до темноты: у них заканчивался кислород, они были измучены, и ночь, проведенная на такой высоте, могла стать для них последней. У Мысловского и Балыбердина уже путалось сознание, они теряли ощущение реальности. Балыбердин потом признавался: за всю долгую альпинистскую карьеру он никогда так остро не чувствовал приближение смерти.

В 21.00 две группы альпинистов встретились в одной точке, примерно на высоте 8750 метров. «Спасатели» помогли чемпионам надеть кислородные маски. Все самое страшное осталось позади, можно было не торопясь спускаться дальше, к спасительному теплу палатки, к пище и воде.

Однако Бершов и Туркевич, согласовав решение с начальником экспедиции, в темноте (беспрецедентный случай!) все же поднялись на вершину, а затем спустились и помогли спуститься товарищам. Все ограничилось небольшим обморожением пальцев рук у Балыбердина, а ведь, если бы не слаженные действия команды, последствия могли быть гораздо хуже.

5 мая штурм вершины успешно выполнили Валентин Иванов и Сергей Ефимов. Валерий Хрищатый и Казбек Валиев поднялись на вершину лишь со второй попытки - 7 мая пришлось вернуться в лагерь, чтобы переждать ураганный ветер. И так получилось, что Хрищатый недостаточно тепло оделся. В результате обморожения ему ампутировали несколько фаланг на пальцах ног.

8 мая Евгений Тамм решил отправить тройку альпинистов для финального штурма вершины. В тройку были включены Валерий Хомутов, Владимир Пучков и Юрий Голодов. И в этот момент был получен приказ из Москвы: восхождения прекратить.

Срочно собрали общее собрание. Поначалу большинство было за то, чтобы выполнить приказ и вернуться в Москву: основная работа сделана, успех ошеломляющий, всем участникам экспедиции присвоено звание заслуженных альпинистов... Но потом решили: если взялись за дело — надо отвечать за него до конца.

9 мая в столицу была передана информация о финальном восхождении завершающей тройки альпинистов. Это день стал для группы Тамма настоящим Днем Победы.

Вам может быть интересно: