Как в СССР расстреливали бунтующих рабочих

Новочеркасский бунт. Об этих страшных страницах нашей истории молчали долгие годы – и до сих пор многие документы имеют гриф секретности
Кадр из сериала «Однажды в Ростове»
Кадр из сериала «Однажды в Ростове»
Кадр из сериала «Однажды в Ростове» Кадр из сериала «Однажды в Ростове»

Если о Кровавом воскресенье 1905 года, когда в Санкт-Петербурге состоялся расстрел рабочих, пришедших с петицией к Николаю II, все знали из учебников истории, то не менее страшное событие – «кровавую субботу» 2 июня 1962 года – официальные власти всеми силами попытались стереть из истории. Тогда мишенью стали жители бунтующего Новочеркасска. По официальным данным, было убито 26 человек, но сколько на самом деле было жертв – до сих пор не знает никто.

Читайте также: Матвей Шапошников: опальный генерал, который отказался стрелять по своим >>

Другая сторона «оттепели»

Кадр из сериала «Однажды в Ростове»
Кадр из сериала «Однажды в Ростове»

В начале 60-х годов в СССР возник продовольственный кризис. Во многих магазинах исчезли продукты, даже белый хлеб оказался дефицитом – все это происходило под бравые речи и передовицы в газетах, возвещавшие о скором наступлении светлого коммунистического будущего. В конце мая 1962 года было объявлено о повышении цен на продукты, что спровоцировало волну недовольства. Протестные выступления охватили около полусотни городов, но главная драма развернулась в столице донского казачества – Новочеркасске.

Руководство градообразующего предприятия – электровозостроительного завода – решило приурочить к повышению цен увеличение норм выработки. Рабочие, многие из которых ютились в бараках или были вынуждены платить за съемное жилье около трети своей зарплаты, немедленно возмутились.

Новочеркасский электровозостроительный завод в советские времена. Источник: Моргунов В. / Фотохроника ТАСС
Новочеркасский электровозостроительный завод в советские времена. Источник: Моргунов В. / Фотохроника ТАСС

Утром 1 июня часть рабочих начала забастовку. Вскоре к бунтовщикам присоединились коллеги, около заводоуправления собралось около тысячи недовольных. Директор завода успокоить толпу не смог, только накалил обстановку.

Как потом вспоминали очевидцы событий, увидев невдалеке уличную торговку пирожками, он неуместно пошутил, мол, нет денег на пирожки с мясом – ешьте с ливером (ливер – масса из переработанных внутренностей животных, всегда был дешевле – только вот есть этот советский субпродукт часто было невозможно).

Говорили и о том, что на самом деле директор вместо слова «ешьте» произнес другое, более некрасивое и обидное. Его речь только подстегнула негодование. Вскоре забастовка охватила весь завод, затем к протестующим присоединились и другие горожане – несколько тысяч человек.

Бойтесь бунта

Новочеркасск в 60-е. Источник: Кузьмин Олег / Фотохроника ТАСС
Новочеркасск в 60-е. Источник: Кузьмин Олег / Фотохроника ТАСС

Очень быстро волнениями оказался охвачен весь Новочеркасск. Начались стычки и драки. Бунтовщики перекрыли железнодорожные пути, на локомотиве остановленного поезда кто-то написал: «Хрущева – на мясо».

Во второй половине дня городская и областная администрация попытались успокоить народ, но закончилось все штурмом заводоуправления и избиением попавших под горячую руку работников администрации, вскоре уже запылал сброшенный кем-то со стены портрет Хрущева.

Первый секретарь Ростовского обкома партии забаррикадировался в одном из кабинетов и начал звонить военным, требуя, чтобы в город ввели войска.

Тем временем в Москве в экстренном порядке совещались. Хрущев велел подавить сопротивление любыми возможными мерами. Министр обороны Малиновский дал приказ при необходимости привлечь к восстановлению порядка в городе 18-ю танковую дивизию Северо-Кавказского военного округа. Вскоре в город прибыло московское руководство – практически половина Президиума ЦК КПСС во главе с Фролом Козловым.

К вечеру к эпицентру бунта были стянуты милиция и военные, но последние выжидали. Между тем, стихийные митинги продолжались. Зазвучали призывы идти к горкому, захватить городской телеграф – и в лучших революционных традициях передать воззвание к забастовке «по всей стране». Хрущев был в панике. Он требовал остановить волнения, боясь, что они перекинутся и на другие города.

Субботний расстрел

Кадр из сериала «Однажды в Ростове»
Кадр из сериала «Однажды в Ростове»

К утру в Новочеркасск ввели танки и войска, телеграф, радиоузел и другие важные объекты взяли под охрану, из Госбанка спешно вывезли все деньги и ценности, нескольких зачинщиков бунта арестовали. Утром толпа из четырех-пяти тысяч человек, среди которых были и женщины, и дети, и идейные протестанты, и воспользовавшиеся случаем нетрезвые маргиналы, и бывшие зеки, которых в городе работало немало, обойдя танковый кордон на мосту, двинулась к горкому.

Высшие чины в спешке ретировались в военный городок, а после жалких попыток оставшихся боссов призвать публику успокоиться начался штурм здания. Оно было окружено автоматчиками. Когда стало ясно, что ситуация выходит из-под контроля, по толпе был открыт огонь.

Около полутора десятков человек остались лежать на площади, остальные в панике кинулись прочь. Впоследствии говорили, что тогда погибли не только взрослые, но и дети, однако официальных сведений об этом нет. Есть версия, что дети если и погибли – то это были воспитанники находившегося недалеко детдома, этим, как считают сторонники этой гипотезы, можно объяснять, что после трагических событий никто из жителей Новочеркасска о пропавших детях не заявлял.

Еще несколько бунтовщиков были убиты во время попыток штурма здания КГБ и горотдела милиции. По официальной информации, 2 июня 1962 года в Новочеркасске погибли 26 человек. Их похоронили ночью, на разных кладбищах, в чужих могилах, стараясь сделать это как можно незаметнее. Но неофициальные источники утверждают, что количество жертв было в разы больше.

Местные жители рассказывали, что залитую кровью площадь перед горисполкомом попытались отмыть, когда это не получилось – ее заасфальтировали заново.

Жертв могло бы быть намного больше, тысячи – если бы не командовавший танкистами генерал Матвей Шапошников. Он нарушил данный ему приказ стрелять по каждому, кто ступит на мост, отказавшись расстреливать безоружных людей. За поступок чести орденоносный генерал, Герой Советского Союза, прошедший всю войну, поплатился карьерой.

Нашли дурака

Локальные протесты продолжались в Новочеркасске и в воскресенье, 3 июня. Но присутствие в городе войск и аресты наиболее активных бунтовщиков усмирили бурлящую столицу донского казачества. Всего задержали больше двухсот человек, впоследствии семерых приговорили к смертной казни, еще 105 бунтовщиков получили сроки, в среднем – от 10 до 15 лет. Судили их в основном за бандитизм и попытку свержения советской власти – более подходящих статей в УК не нашлось.

После ухода с поста Хрущева многих освободили. Но сотрудники КГБ продолжали их курировать и настоятельно рекомендовали забыть все, что нужно забыть. Окончательная реабилитация состоялась лишь в 1996 году.

По решению Президиума ЦК КПСС, информацию о событиях в Новочеркасске засекретили – гриф «секретно» до сих пор стоит на многих документах. И сегодня многое в этой истории остается неясным. Есть версия, что солдаты действительно стреляли холостыми, как и думали манифестанты, а убили людей спрятавшиеся на крышах снайперы Комитета госбезопасности.

Впоследствии Анастас Микоян, присутствовавший на месте событий, в своих воспоминаниях уверял, что главным провокатором стал дурак директор, которому «не хватало ума и уважения к рабочим». По его словам, роковой приказ стрелять по толпе отдал Фрол Козлов – на тот момент практически второй человек после Хрущева, секретарь ЦК КПСС, настаивавший на самых жестких мерах, жутко паниковавший и выбивший у Никиты Сергеевича разрешения применить оружие «в случае крайней необходимости».

В 1992 году по факту расстрела в Новочеркасске Главная военная прокуратура РФ возбудила уголовное дело против Козлова, Микояна, Хрущева и еще восьмерых человек, но оно было прекращено по причине смерти фигурантов.

Вам может быть интересно: