За что в СССР казнили женщин: три истории жестоких преступниц

Тамара Иванютина, одна из расстрелянных советских преступниц. Фото: Кадр из программы «Следствие вели...», НТВ
«Экспресс газета» вспоминает истории советских преступниц, приговоренных к расстрелу: отравительницы Тамары Иванютиной, жены серийного маньяка Софьи Комаровой и палача Антонины Макаровой

Тамара Иванютина, посудомойка-отравительница

В марте 1987 года в киевской школе № 16 произошло массовое отравление: девять человек оказались в реанимации, двое детей и двое взрослых скончались. Предполагалось, что причина в кишечной инфекции — все «заболевшие» накануне ели в школьной столовой гречку с печенкой — но когда у пострадавших выпали волосы, стало ясно: проблема не в пищевых паразитах. Усложнял ситуацию еще один факт: медсестра, отвечавшая за качество питания в школе, скончалась за две недели до происшествия якобы от сердечно-сосудистого заболевания, в чем следствие усомнилось.

Организовали эксгумацию тела женщины, обнаружили в тканях таллий (крайне токсичный металл) и провели обыски в домах у всех, кто имел доступ к школьному пищевому блоку. Банку с раствором на основе таллия, так называемую «жидкость Клеричи», обнаружили у местной посудомойки Тамары Иванютиной. Школьные коллеги, конечно, отмечали наглость и настырность в характере Иванютиной, но о работе рука об руку с преступницей не подозревал никто из педагогического состава!

На первое отравление Тамару толкнула алчность. Мать с детства учила ее, что главное в жизни — деньги, но обеспечить себя честным путем женщина не могла. Поэтому отняла чужое — вместе с жизнью: Тамара Иванютина отравила собственного мужа, чтобы завладеть его квартирой. Вскоре отравительница выскочила замуж во второй раз, но убивать благоверного не стала — вместо того страшная участь постигла его родителей. Получив дом с участком, принадлежавший покойным свекру и свекрови, преступница взялась за разведение скота, но и здесь решила сэкономить — продуктовые отходы на корм свиньям и курам женщина воровала со школьной кухни, куда устроилась посудомойкой.

Убийства родственников — далеко не единственные преступления Иванютиной, на ее совести около трех десятков злодеяний: 9 с летальным исходом, 20 квалифицированы как «покушение на убийство». В школе и в своем доме Тамара травила людей не из корысти, а из злобы и мести: сосед слишком громко смотрел телевизор, дети выпрашивали у нее котлеты для домашних питомцев, старшеклассники неровно поставили стулья... Злостная отравительница была признана вменяемой и приговорена к расстрелу — в 1987 году женщину казнили.

Антонина Макарова, «пулеметчица»-палач

Первые страницы биографии девочки Тони никак не вяжутся с совершенными ею в дальнейшем ужасами. Родилась она в многодетной семье Панферовых (по другим данным, Панфиловых), а «новую» фамилию получила из-за стеснительности: одноклассники по ошибке назвали Антонину Макаровой, по имени отца, учительница записала, тихоня побоялась исправить — вот и вся история. Училась Тоня Макарова неплохо, перебралась из деревни в Москву, где после школы получила медицинское образование. Но поработать врачом не успела — началась война, похоронившая скромную девушку Тоню.

Будучи санитаркой в стрелковой дивизии, Макарова в 1941-м попала в окружение под Вязьмой. Чудом 19-летней девушке удалось спастись: она выжила, попала в плен и сбежала от немцев с солдатом Федчуком, предложив себя мужчине в качестве «походной жены». Добравшись до родной деревни Красный Колодец, Федчук оставил Макарову — здесь его ждала семья. Что происходило дальше с Антониной, достоверно неизвестно: говорили, что местные жители пожалели ее, но позже прогнали за беспорядочные половые связи; что Макарова укрывалась у старушки; что она услышала о захвате Москвы, тронулась рассудком и бродила по ближним селам — так или иначе Антонина в итоге оказалась на службе у немцев в селе Локоть.

Тонька-пулеметчица
Тонька-пулеметчица. Фото: архив УФСБ по Брянской области/kp.ru

Бывшая медсестра удовлетворяла потребности мужчин, отдаваясь солдатам в обмен на крышу и еду, пока немцы не придумали ей новую «обязанность» — расстреливать схваченных партизан и их семьи. Перед тем, как дать первую пулеметную очередь по соотечественникам, Антонина напилась — последующие расстрелы уже совершала без алкоголя. Как говорила сама позднее, стыдно не было — она не знала умирающих от ее руки людей. И более того: после расстрела «Тонька-пулеметчица» осматривала трупы, забирая себе понравившиеся вещи.

К 1945-му, после бегства и обманов, Макарова оказалась в освобожденном Красной армией Кенигсберге, где выдала себя за пленную медсестру. После окончания войны вышла замуж за сержанта Виктора Гинзбурга, родила дочерей, устроилась работать на фабрику — никто из окружения не знал о прошлом Антонины. Спецслужбы нашли женщину случайно: ее брат указал в анкете фамилию сестры как «Макарова-Гинзбург». После задержания и допросов Антонина не верила в суровость наказания, но была приговорена к высшей мере — расстрелу в 1979 году.

Жена и подельница серийного маньяка

Еще одной из трех казненных в послесталинский период женщиной стала Белла Бородкина, однако назвать ее жесткой преступницей нельзя. Отъявленной уголовницей — да: Бородкина лишилась жизни за совершение экономических махинаций. Но людей Белла не убивала — в отличие от Софьи, жены и подельницы первого советского (довоенного) маньяка Василия Комарова.

Софья и Василий Комаровы
Софья и Василий Комаровы. Фото: wikipedia.org

Брак с убийцей стал для Софьи вторым: ее первый муж умер, женщина осталась одна с двумя малолетними детьми на руках. Из опасений оказаться на улице женщина закрывала глаза на происходящее в новой семье: а ее супруг Василий пил, распускал руки, отсидел за кражу и продолжил воровать, переехав в Москву и устроившись извозчиком. А когда стал убивать из корыстных целей — сделал жену своей пособницей.

Комаров действовал по стандартной схеме: заманивал человека, желавшего купить лошадь или телегу, в дом, убивал ударом по голове, забирал ценности. Жена помогала «заметать следы», убирая кровь, или порой усыпляла бдительность жертвы.

За три года маньяк совершил порядка трех десятков убийств. Поймали Василия Комарова в марте 1923-го — при задержании мужчине удалось сбежать в окно, но уже на следующий день он вновь попался. В содеянном не раскаивался, говорил, что расправлялся лишь со спекулянтами, собиравшимися перепродать лошадь подороже, а о жене сказал и того меньше: «Так... дурочка... слабая». Софья и Василий Комаровы были расстреляны летом 1923 года.

Читайте также: