Приключения «карантино»

Проверка пропусков в Москве
Проверка пропусков в Москве. Фото Бориса Кудрявова
После закрытия больниц в Москве стало ясно: койко-места не были лишними
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Всю прошедшую неделю люди кошмарили друг друга снимками скорых, выстроившихся на подъезде к приемному отделению Федерального клинического центра высоких технологий Федерального медико-биологического агентства (ФКЦ ФМБА) в подмосковных Химках. Такую же картину можно было видеть у госпиталя ветеранов войн на Стартовой улице в столице.

«Больных коронавирусом в Москве не успевают подвозить!» — ужасались одни. «На дезинфекцию машины стоят», — успокаивали другие. Объяснить, что происходит, мы попросили бойца с передовой — врача скорой помощи с 42-летним стажем Андрея Экслера.

— Все так плохо, Андрей Андреевич?

— Ситуация сложная, но я бы не назвал ее ужасной. Смертность при коронавирусе не намного выше, чем при гриппе. Поэтому паники быть не должно. Да, подъем заболеваемости есть. Сейчас зимний уровень нагрузки. Думаю, это еще не пик. Судя по другим странам, к нему мы подойдем в лучшем случае к концу мая.

Учитывая сокращения, которые коснулись медицины в последние годы, работать приходится очень много. Теперь, после закрытия больниц в Москве и передачи их помещений под другие нужды (здание 59-й больницы, например, занял Фонд ОМС), стало ясно: койко-места были вовсе не лишние.

Из-за проверки пропусков в метро образовалась дикая очередь
Из-за проверки пропусков в метро образовалась дикая очередь. Фото: Instagram.com

Часть бригад на скорой перебросили на помощь коронавирусным больным. А значит, нагрузка на остальных увеличилась. На вызовы с симптомами ОРВИ посылают теперь и обычные бригады. Кстати, пациенты стали хитрее: набирая 103, немного сгущают краски, описывая симптомы. Люди боятся. Приезжаешь, и оказывается, что человек просто не мог дозвониться в поликлинику. По добровольной медицинской страховке вообще перестали лечить, сразу переправляют на скорую.

— Так что за вереницы машин на пути к стационарам? 

— Колонна выстроилась у ФКЦ ФМБА в Химках в первые дни после его открытия. Кареты скорой помощи со всей Москвы направляют туда. А приемное отделение каждого пациента оформляет не меньше часа. То же на Стартовой улице. Можно было бы развозить людей и по другим стационарам. Но об этом не подумали. К тому же машины не выпускают с территории без дезинфекции. Раньше мы проводили ее на подстанциях, но после сокращений дезинфекторы исчезли даже в инфекционных стационарах. Видели гигантскую очередь из скорых в районе Фили? Кареты со всего города съезжаются туда на обычную мойку. Стоят по два-три часа. Опять же еще недавно все это делали сами на подстанциях, но главврач службы скорой помощи и директор автоколонны о чем-то не договорились, и мыть машины в гараже запретили.

Татьяна Голикова и Вероника Скворцова
Татьяна Голикова и Вероника Скворцова. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

«Так себе управленцы»

Еще за три месяца до начала эпопеи с «ковидом» в столице продолжали урезать места в больницах и увольнять медработников. Дескать, новое оборудование позволяет проводить манипуляции быстрее. Объясняли, что реорганизация делается и во благо врачей: если бы не сокращения, их зарплата была бы не 140 тыс., а какие-то 70 тыс. В итоге все в курсе, как тяжело стало попасть к профильным специалистам и сколько приходится платить за возможность долечиться в стационаре.

Вице-премьер Татьяна Голикова согласилась, что власти недостаточно внимания уделяли подготовке инфекционной службы. Ее выступление прокомментировал советник министра обороны РФ Андрей Ильницкий.

— Голикова признала, что после COVID-19 придется делать выводы по системе здравоохранения. Надеюсь на оргштатные и административные выводы вплоть до уголовных по тем, кто «оптимизировал» нашу медицину, сокращая персонал и больницы, — написал он в Twitter, опубликовав фото Голиковой с главой Минздрава Вероникой Скворцовой.

— Смертность от коронавируса наибольшая в тех странах, систему «здравоохранения» которых эти дамы брали за образец при оптимизации российской медицины. Слава богу, система и люди обладали определенной инерционностью, военная медицина была им неподвластна, да и сами они — так себе управленцы, — ставит диагноз Ильницкий.






На эту тему: