Участник ликвидации пожара на Чернобыльской АЭС рассказал, как удалось избежать второго взрыва

Фото: GLOBAL LOOK
26 апреля 1986 года произошла крупнейшая в истории атомной энергетики катастрофа

О том дне известно все до мельчайших деталей. Но мало кто знает, что 23 мая, спустя месяц после первого, в Чернобыле должен был произойти еще один взрыв. В тот день на станции возник пожар. Чтобы остановить возгорание и спасти от взрыва третий энергоблок, ушло более 12 часов. Об этом событии принято молчать.

Даже те, кто принимали участие в тушении пожара, молчали об этом событии и не рассказывали близким людям.

больше по теме
В интервью Би-би-си женщина объяснила свою обиду на создателей нашумевшего американского сериала «Чернобыль»

В интервью RT участник тех событий Александр Гудков рассказал, как развивались события и как удалось избежать трагедии.

«В ночь с 22 на 23 мая я все проверил, как организовано дежурство. Потом к нам зашел попрощаться начальник сводного отряда Владимир Чухарев, с которым я учился в ленинградском пожарно-техническом училище. Он уже набрал свою дозу в 20 рентген и должен был уезжать. Володя тогда еще начал говорить, что ему неудобно, получается, будто он нас бросает. И в этот момент раздался звонок, что начался пожар на четвертом блоке. Все выехали по тревоге», — поделился он.

Они действовали тогда не по уставу, но именно это спасло миллионы жизней.

«Приняли решение тушить пожар группами по пять человек с локальными задачами и допустимым временем пребывания 10 минут. Доставляли людей в бронетранспортере, чтобы снизить облучение», — говорит Гудков.

Тушили пожар с двух ночи, а закончили в 14:30. «Где-то в пять утра наши украинские коллеги выслали нам в помощь целую бригаду, человек 120. Заходить всем пятеркам приходилось по несколько раз», — вспоминает Александр.

Уже после тушения пожара пришел приказ — молчать об этом событии. Даже в больницу участников тех событий положили с диагнозом «вегето-сосудистая дистония».

«Когда нас распределили по госпиталям, пришла команда ничего об этом пожаре не рассказывать. Я спросил почему. Мне объяснили, что пошли с награждениями на самый верх, и тут Горбачев сказал: "Вы что, охренели? Месяц назад мы весь мир напугали, и теперь хотите, чтобы я снова сказал, что у нас опять там же пожар?" За достоверность слов не ручаюсь, но смысл точно был такой. Просто ничего не было, мы об этом не вспоминали. Даже когда в госпитале лежал, у меня был диагноз не лучевая болезнь, а вегето-сосудистая дистония, и у всех наших ребят так. Об этом пожаре не вспоминали до недавнего времени», — поделился Гудков.

Читайте также: