На постройку центра для дельфинов нужно собрать миллион

Кася хочет домой
Кася хочет домой
Телеведущий Иван Затевахин призвал подписчиков помочь лайками

Некоторое время назад в соцсетях появился пост телеведущего Ивана Затевахина: «Друзья! Поможем строительству реабилитационного центра для афалин при Карадагской биостанции? Первый кандидат - застрявшая в Иране Кася, которую иранцы готовы нам передать. Проект карантинного бассейна готов, и стройка уже начинается. Но ему, конечно же, нужна ощутимая финансовая поддержка!» Кого призывает спасать Иван и что из этого получилось?

Кася, о которой говорит ведущий программы «Диалоги о животных, - афалина, попавшая десять лет в рыбацкие сети в Керченском проливе. Четыре года она содержалась по подложным документам в разных уголках Крыма и Украины. В 2015-м бедолагу сослали в Иран, где она жила в компании сородича по имени Альф.

Несколько лет афалины развлекали посетителей тегеранского дельфинария у башни Бордж-е Милад. Но осенью 2019 года Альф умер, и Кася затосковала. Таяла на глазах, превращаясь в скелет, обтянутый кожей. И тогда иранский хозяин смилостивился и согласился отдать ее в Россию. К тому же в стране ввели ограничения на строительство новых дельфинариев. Закрылась и развлекательная точка рядом с Бордж-е Милад.

О судьбе Каси узнали крымские ученые и начали переговоры с коллегами в Азии.

- Владелец был готов отдать Касю с условием, что она не будет жить в океанариумах и дельфинариях, а будет выпущена на свободу, - рассказала сотрудница Карагадской научной станции им. Вяземского Ирина Логоминова. - И мы с ним согласны, но сначала животное должно пройти реабилитацию в специальном центре.

Карантинный бассейн, в котором будут приходить в себя дельфины, оказавшиеся в трудной ситуации, строят рядом с Карадагской научной станцией. Работают добровольцы.

- На купольную конструкцию потратили порядка 700 тыс. руб. Так как проект не коммерческий, деньги собираем на личный счет нашей коллеги. Она занимается правовой защитой млекопитающих. Общая стоимость проекта - около миллиона рублей, - поясняет Ирина Логоминова.

Купол над бассейном собирают на берегу
Купол над бассейном собирают на берегу

Сейчас на Карагдской биостанции проживают два дельфина - Яша и Яна. Они и помогут Касе адаптироваться в новых условиях.

- Отношения между дельфинами строятся на основе сложной иерархии. Самки чаще всего остаются в группах с мамами, тетушками и бабушками. «Дамы» ведут замкнутый образ жизни и не принимают чужаков, - объясняют специалисты.

Изоляция и одиночество вызывают у афалин стресс, который может подтолкнуть к развитию хронических заболеваний. Сейчас за Касей в Иране присматривает российский ветеринар Иван Заципилов. Он отмечает: чем дольше затягивается эвакуация животного, тем сложнее будет проходить реабилитация.

Чтобы завершить строительство бассейна, работники Карагадской станции приняли участие в конкурсе проектов, который проводит акционерное общество «Точка», отправив туда описание своего проекта. Победителей выберут интернет-голосованием и решением жюри.

Помочь ученым собрать лайки вызвалась также дрессировщица Алла Азовцева. Она попросила подписчиков в соцсетях присоединиться к голосованию.


«Мертвые души»

Отсутствие контроля за оборотом дельфинов в неволе - проблема, с которой необходимо бороться. Документы многих животных хранятся в базах данных еще с 1990-х годов, когда не был принят мораторий на отлов этих млекопитающих.

- По факту, обитатели всех дельфинариев в мире - «мертвые души», - объясняет Ирина Логоминова. - Когда дело доходит до судебных разбирательств, документами животного являются только паспорт и чип. Но чипы переходят от владельца к владельцу. Сказать точно, откуда дельфин взялся и сколько ему лет, могут только ученые. На нашей станции есть такие специалисты, но их слова в суде не имеют силы. Мы очень благодарны иранскому владельцу Каси, понимающему, что животное нужно спасать. И мы готовы приложить все усилия, чтобы завершить строительство реабилитационного центра. Но нам нужна помощь.


Фото: архив «ЭГ»

Читайте также: