Как наши рыбаки габонцев провели

Авилов (крайний справа) рассказывает о приключениях «Балаклавы» в африканском плену капитанам других рыболовецких судов
Авилов (крайний справа) рассказывает о приключениях «Балаклавы» в африканском плену капитанам других рыболовецких судов
Оказавшись в африканском плену, моряки устроили грандиозную попойку

45 лет назад, летом 1975 года, Советский Союз оказался в шаге от серьезного международного конфликта с участием стран НАТО. Обстановка накалилась после того, как рыболовецкий траулер «Балаклава», совершавший промысловый рейс в Атлантическом океане, из-за ошибки штурмана нарушил государственную границу чужого государства. И только благодаря смекалке дипломатов инцидент удалось замять.

80-летний Юрий Авилов, бывший парторг судна, часто вспоминает тот трудный рейс. Траулер десять месяцев работал в Атлантике, с лихвой перевыполнив план по вылову сельди, готовился брать курс на Севастополь. И тут на борт поступила радиограмма: «Для улучшения показателей необходимо продлить рейс». «Балаклава» продолжила путь вблизи бывшей колонии Франции - экваториальной Гвинеи. И тут случилось непредвиденное: по недосмотру штурмана наш трейлер нарушил границу соседнего с ней государства Габон.

Надо отметить, что советские рыболовные суда, как правило, выполняли не только гражданские, но и военные задачи. Моряки подписывали бумаги о неразглашении гостайны, на судне хранилась секретная документация, которую в случае опасности надлежало уничтожить любым способом. И когда к «Балаклаве» устремился корабль береговой охраны, сообщив по громкой связи, что на борт высадятся официальные представители республики, наши действовали четко по инструкции. Дали условный сигнал по радиограмме в штаб ВМФ, после чего Авилов закрылся в каюте, чтобы сжечь документы.

- Каюта заставлена до предела. Стеллажи с книгами, рундук, стол, сейф, стул, диван, холодильник, умывальник. В такой тесноте три килограмма бумаг быстро не сожжешь, - вспоминает парторг. - Незаметно открыл иллюминатор - ветер раздул пламя. Одной задачей стало меньше.

На борт «Балаклавы» поднялись представители Габона. Среди темнокожих пограничников был человек европейской наружности. Француз по фамилии Тома - руководитель морской базы ВМФ города Порт-Жантиль.

- Месье Тома был очень тучным, - вспоминает Юрий Феофанович. - Он стал объяснять, тыча в карту, что мы пересекли границу территориальных вод. В этот момент из Москвы пришла радиограмма: «Все это провокационные инсинуации под редакцией патрона экс-колонии Франции. Составляйте морской протест». А в конце приписка: «Сволочи, прошляпили ситуацию, оргвыводы для вас будут сделаны в полной мере».

«Балаклаву» отбуксировали в лагуну Порт-Жантиля. Комендант порта заявил, что за нарушение границы советские моряки должны заплатить штраф в размере $2 тыс. Но откуда на корабле такая сумма? Капитан и парторг попросили время, чтобы выйти на связь с московским начальством.

Наш герой работал не только на «Балаклаве» - с каждым траулером у него связана история
Наш герой работал не только на «Балаклаве» - с каждым траулером у него связана история

Выкручивайтесь как хотите

Увы, центр снабжать моряков деньгами отказался. Пока бедолаги соображали, как быть, неподалеку от «Балаклавы» бросил якорь лесовоз «Припятьлес», находившийся в чартерном рейсе. Моряки выложили капитану судна все, что с ними произошло.

- Этот человек попросил под свое поручительство одолжить нам денег в валютном отделе Мурманского «Северного пароходства». Лично подписал гарантийные письма. Доллары перевели уже на следующий день, - рассказывает Авилов.

Расплатившись с габонскими властями, советские моряки поспешили домой. Но не тут-то было.

- Стоило нам покинуть лагуну, как в небе закружил вертолет, - говорит Юрий Феофанович. - И опять по новой: за нами едет патрульный катер, выбрасывает сигнальные флаги: «Следовать за мной, вы задержаны». Меня с капитаном берут в заложники. Пересаживают на малый десантный корабль, где мы видим уже знакомого француза Тома. С трудом подбирая английские слова, он объясняет: «Мы получили приказ догнать нас и держать, пока вы не заплатите $10 тыс.». И снова с Большой земли нам заявили: «Выкручивайтесь как хотите».

Все следующие дни команда провела у радиоприемника в надежде услышать русскую речь, чтобы попросить о помощи. И вдруг - что за ерунда: женский голос умоляет кого-то затовариться блузками в столице Габона Либревиле.

Юрий Авилов
Юрий Авилов

- Мы вклинялись в чей-то разговор. Оказалось, собеседником девушки был второй секретарь дипломатической миссии Советского Союза в Габоне - его звали Александр. Нелепо, конечно, вышло. Но выхода у нас не было. Александр сообщил о нашей ситуации консулу. И тот придумал, как вызволить нас из плена. Дипломаты организовали грандиозную попойку на борту «Балаклавы», на которую пригласили руководство страны. Дескать, у одного из моряков день рождения, и он хотел бы разделить радость с «гостеприимными» габонцами. План был такой: напоить аборигенов до чертиков и сбежать.

Выпивку и закуску обеспечили работники посольства. В самом начале банкета месье Тома как бы невзначай бросил, что если береговая охрана заметит движение корабля к выходу из бухты, она откроет огонь на поражение. Гулянка затянулась на добрых пять часов. А когда никто уже не стоял на ногах, советские моряки отвезли гостей на берег, а сами без огней вышли из бухты. Дав полную, они благополучно добрались до границ нейтральных вод. А в марте 1976-го дошли до Севастополя.

Серьезного наказания капитан «Балаклавы» и парторг не понесли - отделались замечанием в личное дело и полугодовым запретом на выход в рейс. Зато ни должностей, ни загранпаспортов не лишились. Более того, получили благодарность от влиятельного Девятого управления КГБ, занимавшегося охраной важных государственных лиц.

Читайте также: