Скорая помощь в Крыму отказалась приехать к любимому поэту Сергея Шнурова

«Скорая помощь» в Крыму отказалась приехать к любимому поэту Сергея Шнурова
Скорая помощь в Крыму отказалась приехать к любимому поэту Сергея Шнурова. На фото: Сергей Шнуров и Александр Вулых, который и рассказал о вопиющем случае. Фото: Михаил Фролов/«КП»
Понадобилось вмешательство вице-мэра Ялты, чтобы медики откликнулись на вызов

Об этом шокирующем случае рассказал поэт Александр Вулых. Дело, правда, касалось не его самого, а коллеги — Максима Жукова, про которого литературный критик Игорь Панин когда-то писал так: «И недаром лидер группы "Ленинград" Сергей Шнуров назвал его великим поэтом. Шнуров, конечно, не Бог весть какой литературовед, но основной мотив поэзии Жукова он уловил и прочувствовал. Потому что Жуков — не салонная фигура, не "поэт из пробирки", придуманный культуртрегерами, но обычный городской парень, которому никто не обещал легкой жизни».

Поэт Максим Жуков
Поэт Максим Жуков. Фото: wikipedia.org/Sid Igor

А вот что написал на своей страничке Александр Вулых, приехавший на музыкальный фестиваль в Ялту и поселившийся в гостинице «Ялта-Интурист»:

«Пользуясь удобным случаем, я пригласил в гости своего друга поэта Максима Жукова, проживающего в Евпатории. Поставив в известность руководство фестиваля, решил вопрос с его проживанием (у меня был небольшой двухкомнатный номер типа "люкс") Через день утром у Максима поднялось давление. Надо сказать, что Максим не пьет и не курит, но он хронический гипертоник, и недуг время от времени дает о себе знать, а причиной для обострения может послужить даже работающий кондиционер (погоды стояли жаркие)».

Вулых с Жуковым спустились в медпункт, в котором врач померил давление и, убедившись, что оно высокое, дал таблетку. Однако она не помогла. «Максиму становилось хуже — днем он уже с трудом мог разговаривать. Я решил вызвать скорую помощь. Спустившись в медпункт, я напомнил врачу о нашем утреннем визите и, рассказав, что гостю стало еще хуже, попросил вызвать скорую. Он при мне позвонил в диспетчерскую и, представившись, рассказал о больном госте и попросил принять заказ. Ответ диспетчера меня просто ошарашил: "Скорая к вам не поедет!" Врач положил трубку. Опустив глаза долу, как-то смущенно произнес:

"Извините, но вы все слышали. Они не хотят ехать..." — "То есть, как не хотят??? — изумился я. — Как фамилия диспетчера?" — "А они не говорят, — ответил врач, — в смысле, не представляются. Просто не поедут, и всё тут..."».

Медик в гостинице объяснил это «маленькими зарплатами», «сокращением кадров» и «перепрофилированием из-за коронавируса». А если повезет, и скорая выезжает на вызов, то не факт, что она приедет часа через два или три. Когда они вновь поднялись в номер, то давление у Жукова было 200 на 100. Вулых пишет: «Похоже на гипертонический криз, — констатировал врач, — я это, зайду к вам попозже...» Он ушел. Я позвонил президенту фестиваля и, рассказав о ситуации, предложил на вечернем мероприятии вместо праздничных речей выступить с обращением к президенту Крыма Аксенову и мэру Ялты Имгрунту по поводу всей этой чудовищной истории. "Мало не покажется!" — в сердцах пообещал я».

В результате, как утверждает Александр, вопрос был решен на уровне первого зама мэра Ялты.

«И в самом деле, — пишет Вулых, — вице-мэр не обманул, и скорая достаточно оперативно приехала аж с тремя не фельдшерами — а врачами! Я такого давно не видел. Состоялся короткий консилиум, сделали укол, дали необходимые лекарства и пообещали прислать специалиста сделать тест на ковид. Правда, специалист приехала на следующий день, но тест сделала (конечно, никакого ковида, как и ожидалось, у Максима не оказалось). Словом, медицинские услуги были оказаны в полном объеме. И вот теперь, после всего этого, я хочу предостеречь желающих отдохнуть в Ялте и ее окрестностях: если вам приспичит заболеть чем-либо или испытать на себе гипертонический криз — имейте в виду, что без личного знакомства с президентом Крыма Аксеновым или мэром Ялты Имгрунтом вам не светит надежда на благополучный исход».

В конце своего поста Вулых, широко известный своей патриотической позицией, с горечью пишет: «А, в общем и целом, конечно, Крым — наш! Но не для всех!»

Читайте также: