Наследники Йозефа Геббельса: экс-сотрудник «Радио Свобода» рассказал о цензуре и «журналистских стандартах» корпорации

Теперь Александр Орлов может, не скрываясь, выпить за Родину, выпить за Сталина
Теперь Александр Орлов может, не скрываясь, выпить за Родину, выпить за Сталина. Фото: Facebook.com
«Радио Свобода» всегда считалось рупором капитализма

Антисоветская, а позже антироссийская пропаганда лилась оттуда, как нечистоты их прорванной канализационной трубы. Циничная ложь в подаче материалов была настолько откровенной, что коллеги называли работников радиостанции наследниками Йозефа Геббельса.

Бывший шеф-редактор центрально-азиатской новостной программы на «Радио Свобода» Александр Орлов раскрыл детали работы в холдинге и рассказал о «журналистских стандартах корпорации». Публикуем самые яркие выдержки.

Прием на работу

- Понятно, что если ты соглашаешься на условия «сделайте пропагандистский канал», то на тебя сразу накладывают обязательства, - объясняет Александр Орлов. - Сначала, к примеру, ты отвечаешь на тысячу каких-то вопросов. Меня не просто тестировали, а проверяли на лояльность, на детекторе лжи - для этого специально отводили в посольство. Там буквально ветераны ЦРУ.

Редакционная политика

- В сентябре, кажется, 2016 года меня неожиданно вызвали с претензией: я где-то в выпуске назвал членов «Аль-Каиды» (запрещенная в России террористическая организация) террористами, а террористической группировкой ее стало нельзя называть. Нельзя было ничего говорить: ни «мусульмане», ни «шииты», ни «сунниты», ни «езиды», ни «христиане» - ничего. Нет «Аль-Каиды», нет ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) - только повстанцы. Все - повстанцы. И всех их беспощадно убивают ужасные русские бомбы - химические в основном. Это конкретные указания из центра, которые визировались местным президентом в Праге.

Например, к материалу из детского лагеря батальона «Азов» (запрещенная в России террористическая организация), где дети с руной «волчий крюк» на курточках занимаются военно-полевыми играми, я сделал анонс с заголовком «От сердца к солнцу. Под Киевом открыли нацистский пионерский лагерь».

Этой формулировкой были недовольны все, а в украинской редакции тогда потребовали меня уволить.

- Ты не прав, ты не прав, - говорил мне тогда коллега Майкл, вице-президент, кстати, «Радио Свобода». - Немного такого национал-социализма все-таки нужно Украине, иначе им не победить. С нашей стороны главное - держать это под контролем и не позволять врагам называть их фашистами. Они патриоты, пусть даже ультрапатриоты, но ни в коем случае не нацисты, как ты их назвал тут.

Последователи нацистского соловья Йози живут и процветают
Последователи нацистского соловья Йози живут и процветают. Фото: Legion-media.ru

Корпоративная этика

- Увольнение - целая унизительная процедура, ритуал. Когда тебе сначала выразили недоверие и отстранили от работы, а потом звонят, говорят: «Приезжай». Встречает HR или служба охраны и, может быть, вице-президент. Тебя подводят к компьютеру, стирают твою почту, вышвыривают вещи в ящик (в то время как остальные должны стоять и смотреть), тебя ведет охранник и глава HR-службы. Подводят к воротам, уничтожают пропуск и выставляют коробку.

Конфликты с менеджментом, как выяснилось, просто подшиваются к истории лояльности. Когда меня увольняли, мне показали пачку сообщений от других сотрудников на тему лояльности - их пишут многие сотрудники. Я всегда отказывался: у нас в стране так не принято.

- Это означает, что у русских людей криминальное сознание, - говорила мне Дейзи Синделар, она потом стала и. о. президента.

На самом деле почти все пишут друг на друга. И когда тебя берут за жабры по тому или иному поводу, на тебя уже есть куча говна, причем от людей, которые сидят с тобой за тем же столом.

Безысходность

- Я иногда думал, почему сотрудники терпят все это. После очередного какого-то скандала - его свидетелями стали мы с коллегой, имя которого тогда было на слуху, вышли с ним выкурить по сигарете, и он сказал:

- Ты прав, это цензура в чистом виде. Но если понадобится, я готов три раза в день делать минет Кеннану, лишь бы не оказаться на 40 тыс. зарплаты.


Читайте также: