КУЛЬТУРА

Козаков — о бывшей жене Ямпольской: Все 14 лет Аня отравляла моё существование

После смерти актёра обнаружен и опубликован его тайный дневник


Вчера в Москве похоронили Михаила КОЗАКОВА. Последние месяцы его жизни стали для артиста настоящим кошмаром: страдая от неоперабельного рака лёгких, он жил лишь благодаря морфию - боли были страшные. Но, как выяснилось сегодня, все последние годы великого артиста терзала совсем другая боль - душевная. Больше всего его мучило то, что он не находил мира и покоя в собственном доме. Самый его близкий человек, некогда родной и любимый, оказался его самым страшными мучителем. О непростых отношениях с четвертой женой Анной ЯМПОЛЬСКОЙ, которая родила ему двоих детей - Мишу и Зою - и на руках у которой он умер в Израиле - артист написал в своём тайном дневнике.






Михаил КОЗАКОВ с четвёртой женой Анной ЯМПОЛЬСКОЙ, сыном Мишей и дочкой Зоей (Фото Ларисы Кудрявцевой)

Михаил КОЗАКОВ с четвёртой женой Анной ЯМПОЛЬСКОЙ, сыном Мишей и дочкой Зоей (Фото Ларисы Кудрявцевой)


О секретных записях Козакова знал лишь его близкий друг, которому Михаил Михайлович подарил свой дневник - видимо с расчётом, что он предаст их огласке после смерти актёра. Через день после похорон артиста выдержки из записей артиста опубликовала «Комсомольская правда».  В дневнике Михаил Михайлович писал о том, что его волнует больше всего: почему в его доме нет мира, куда уходят все заработанные им съемками и концертами деньги и главное - что его больше всего мучит в отношениях с бывшей супругой Анной Ямпольской.


2005-й год: «Она шантажирует меня детьми»


«...А сегодня был жуткий разговор с Анной (Ямпольской. - Прим. ред.). И все это было про деньги...






Дневник Михаила КОЗАКОВА (фото: kp.ru)

Дневник Михаила КОЗАКОВА (фото: kp.ru)


...Разговору сопутствовали уже привычные оскорбления в адрес Кати и Кирилла (старшие дети Козакова от первого брака. - Прим. авт.). И вообще она оскорбляла всех моих друзей и «советников». Анна - человек, способный на любые методы, когда речь идет о борьбе за хоть какие-то материальные блага. Наезды, шантаж - это ее стиль. Меня она шантажирует детьми.
- Кирилл делает ремонт в квартире на Самотечной для себя! - постоянно говорит мне Аня.
- То есть ты хочешь сказать, что мой сын просчитывает мою смерть уже сейчас, Аня? - возмущаюсь я.
- Они, твои дети, готовы на все, чтобы меня уничтожить! - говорит Аня. - Они обворовывают своих младших брата и сестру! А ты настоящий подлец! - бросила она мне.
И тут я озверел и сказал ей (меня к этому моменту уже просто трясло): «Повтори! Посмей повторить!» Она испугалась и сказала: «Не повторю. Я тебя боюсь».






Дневник Михаила КОЗАКОВА (фото: kp.ru)

Дневник Михаила КОЗАКОВА (фото: kp.ru)


Обругав ее, я ушел к себе в комнату. В результате дальнейшие наши изматывающие разговоры происходили по телефону. Она угрожала мне судом и сказала, что привезет из Израиля справку, что я ее избивал, и прочую грязь.
В результате мы договорились составить брачный контракт (это перед разводом-то!), где я в очередной раз подтверждаю дарственную на Ордынскую жилплощадь, на еще одну квартиру, на две машины, не имею претензий на офис, освобождаю жилплощадь и выписываюсь из всех квартир.






Анна ЯМПОЛЬСКАЯ на похоронах Михаила КОЗАКОВА (Фото Бориса Кудрявова)

Анна ЯМПОЛЬСКАЯ на похоронах Михаила КОЗАКОВА (Фото Бориса Кудрявова)


...Да, мои зубы обошлись в $21 тысячу, да, я жил в квартире и ел, что стоит немалых денег, да, и детям нужно давать обеспечение - это большие деньги (шофер, няня и т. д.) ...К сожалению, Ане верить нельзя ни в чем. И никогда нельзя было верить. Я же из лени и, будучи неприспособленным к ведению хозяйства лохом, всю нашу жизнь бесконтрольно отдавал ВСЕ заработанное мною. Даже те деньги, которые я зарабатывал вне нашей общей антрепризы.
Все: за фильмы, за рекламу банка (25 тысяч долларов), за рекламу кофе (8 тысяч), за поддержку израильской политической партии (30 тысяч) и так далее... За, за, за... Даже если вычесть потраченное на меня лично, не так уж мало для жизни семьи. Не так уж мало для пьющего алкоголика, Аня! Подумай и об этом! Деньги-то ты считать умеешь лучше меня.
Я играл бесчисленные концерты в Израиле, в Германии, в США, в Москве, в Питере и других городах. Я снялся в четырех фильмах, не считая мелких приработков на ТВ. И все деньги отдавал Ане.
…Когда-то, еще в Тель-Авиве, Аня сказала мне: «Твои дети (Кирилл, Катя, Манана) вспоминают о тебе, только когда им что-либо от тебя нужно!» Все 14 лет Аня конфликтовала со мной, как говорят в народе, ЗАЕДАЛА МОЮ ЖИЗНЬ, отравляла мое существование. При этом заботясь о моем здоровье, устраивая наш быт и так далее. Одной рукой строила, а другой безжалостно рушила все в нашем существовании.






Дети Михаила КОЗАКОВА Миша и Зоя на похоронах отца (Фото Бориса Кудрявова)

Дети Михаила КОЗАКОВА Миша и Зоя на похоронах отца (Фото Бориса Кудрявова)


Я очень быстро раскусил ее противоречивую, лживую, злобную и мелочную... Все эти 14 лет я закрывал глаза на очевидное».


2010-й год - о жизни в Израиле: «Как Аня могла привезти сюда наших детей? В этот кошмар?»


В своем завещании Михаил Козаков написал, что хотел бы быть похороненным в Москве на Введенском кладбище рядом с отцом, писателем Михаилом Козаковым. Незадолго до отъезда в Израиль артист даже купил участок рядом с могилой отца. Но бывшая супруга Анна Ямпольская всегда настаивала, что актёра должны похоронить в Израиле - якобы он очень любил эту страну. Однако сейчас выясняется, что это было совсем не так. О том, как Михаил Михайлович действительно относился к жизни в Тель-Авиве и о своем отношении к тому, что его дети воспитываются на израильской земле, он так же написал в своем дневнике.


«...Я брел по Тель-Авиву по жаре к дому Ани и детей. Шел медленно, как ходят старики моих лет, изредка попадавшиеся мне навстречу.
Остановился у Камерного театра. Посмотрел на рекламный щит. Все то же. Названия спектаклей другие, но безвкусица и стиль, как в 1990 году, когда я впервые увидел эту витрину, и позже, когда сам красовался в этой же витрине в роли Тригорина. Вокруг парадного входа на Дизенгоф какие-то лотки, на которых продают дешевую безвкусицу. Кругом нищета для нищих. На Дизенгоф лежит на асфальте нищий, взывающий к милосердию. В витринах жуткая жуть. Словом, Тель-Авив  - все тот же убогий, провинциальный, жаркий, кошмарный город с пальмами и чудовищной архитектурой. С жуткими домами желто-белого цвета. И, пока я брел к дому 97 на бульваре Ротшильд, только одна мысль терзала меня! Как Аня могла дважды наступить на те же грабли? Привезти сюда наших детей - Мишку и Зойку? В этот кошмар? Она что, с ума сошла?






Кирилл КОЗАКОВ со сводным братом Мишей у могилы отца (Фото Бориса Кудрявова)

Кирилл КОЗАКОВ со братом Мишей у могилы отца (Фото Бориса Кудрявова)


Да, Москва - тяжелый, трудный, жесткий город. Но город, где есть подлинно интеллигентные люди, культура. А в Израиле? Во всяком случае в русскоязычной среде? От силы Наташа Вайтулевич, Арье, Трифоновы и еще кто-то, кого ни я, ни Аня, возможно, и не встретим. Богатые ребята из «ЮКОСа». Они при первой же возможности ухиляют отсюда, наплевав на Аню и детей.


Бред, бред и еще раз бред! Вернуться ей с детьми опять в Москву? Ох как не просто. Я был бы счастлив... Единственно, что было необходимо для меня в Израиле, - это увидеть детей (главное, Зою), оценить и понять обстановку, условия их жизни и учебы здесь, в Израиле. Перспективы, мягко говоря, неутешительные. Все не ясно, нестабильно. Какие бы Аня ни приводила доводы, даже убедительные (трудности Москвы, экология, медицина, жизнь на разрыв, армия для Миши), ясно одно: ее «бегство из Египта» сюда, на землю обетованную, - ПРЕСТУПНОЕ ЛЕГКОМЫСЛИЕ, приведшее ее, детей и даже меня на грань катастрофы! Материальной в первую очередь. Ее попытки любым способом ОПЯТЬ подчинить меня, уговорить переехать в Израиль, прописать Зою и так далее - мне следует отбросить и всячески противостоять ЕЙ, АНЕ, в ее ПОЛИТИКЕ со мной»...