КУЛЬТУРА

Внук Ельцина соблазнил дочку ресторатора Новикова

Фото: Instagram.com
Каннское солнышко пошло и нагло пихало свои лучи прямо в мои глаза. Устав щуриться и отпихивать их ресницами, я достал очки и спрятался от лазурной повседневности в зазеркалье

Каннское солнышко пошло и нагло пихало свои лучи прямо в мои глаза. Устав щуриться и отпихивать их ресницами, я достал очки и спрятался от лазурной повседневности в зазеркалье. В пластиковом стаканчике упруго плескалось розовое вино от симпатичного толстяка Саши ЛИШИНА. В Провансе почему-то все ударяют по розэ, а этот потомок русских дворян считается по нему лучшим специалистом. Собственно он мне и отдал свое приглашение на премьеру фильма «Нелюбовь» Андрея ЗВЯГИНЦЕВА. И вот вместо того чтобы сидеть в шато, я покачивался на ветру у красной дорожки, посредине которой внук ЕЛЬЦИНА Борис свойски тискал дочку Аркадия НОВИКОВА.

Борьку я знаю с детства. Шалопай. Единственное, что мне в нем нравилось, так это невеста - сербская супермодель Тамара Лазич. Ее даже бабушка Наина Иосифовна одобрила. Но, видно, что-то не сложилось.

- Наверное, пьет, - ответил на мои размышления голос Ирины Кудриной.

Хотя она разговаривала вовсе не со мной, а вещала по телефону кому-то на том конце вселенной и, возможно, даже имела в виду мужа. Ира, похоже, была права.

Такие заматеревшие щечки и заплывшие чувственной поволокой глазки встречаются у молодых топ-менеджеров госкомпаний. Все удовольствия стали вдруг доступны, а делать ничего не надо. Остается только менять одну модель на другую.

Почему вместо безродной Лазич он взял в светские наложницы Александру Новикову, тоже понятно. В ресторанах ее папаши я пропил, наверное, миллион. Таких, как я, тоже миллион. Вот сами и считайте.

Протискиваясь к ближайшему кафе, чтобы спокойно переждать наплыв знаменитостей, я размышлял о богемном мире, который узок, как хипстерские штаны. Попасть туда трудно, выбраться еще сложнее. Приходится вертеться в тесном, строго ограниченном круге людей до конца жизни.

Вот до Ельцина наша Саша окучивала молодого актера Ивана Янковского. Они при мне целовались на премии «Золотой орел» у столика с шампанским, которое бодяжат на заводах бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Кстати, редкая гадость, совершенно не заслуживающая своего названия.

Наскоро запив неприятные воспоминания парой бокалов бурдашки, я пошел обратно. Лучше бы я этого не делал. Навстречу мне плавно двигалась то ли игуана, то ли только вылупившийся детеныш Годзиллы. Ее спинные плавники жутко извивались и отливали доисторическим блеском. Едва сохраняя штаны сухими, я пытался сообразить, почему народ не бросается от нее врассыпную. Секунду спустя наваждение рассеялось, и рептилия приобрела явные человеческие черты Светланы Ходченковой, чьим хвостом оказался шлейф парадного платья.

Света в платье от Альберта ФЕРРЕТТИ выглядела ужасно прекрасно. Фото: Instagram.com

Затравленно озираясь и переводя сбитое дыхание, я нос к носу столкнулся с Татьяной Дьяченко. Чтобы не стоять перед наследницей эпохи истуканом, интеллигентно поинтересовался:

- Креста на вас нет?

Давеча Никита Михалков сообщил, что для него получение екатеринбургским «Ельцин-центром» премии «Европейский музей года» сравнимо с награждением железным крестом вермахта.

- Тебе не стыдно? - сквозь улыбку шепнула Татьяна Борисовна. - Как пьяница, так сразу русский.

Мой изношенный организм возмущенно забулькал розовым и бурдашкой. Небось папе она такого не говорила. А вот сказала бы, глядишь, и жизнь наша пошла по-другому.

В кино я не пошел. Отдал конверт какому-то педику с веселыми глазами. Пусть погрустит. Звягинцев умеет вгонять в тоску своими шедеврами не хуже вокзального туалета. Там тоже все непросто. Поклонники Андрея наверняка понимают, о чем это я.