ШОУ-БИЗНЕС

Последний муж Алёны Бондарчук винит себя в её смерти

Наша героиня (слева) с братом и мамой. Фото с сайта personastars.com
Мама Константина Крюкова за свою недолгую жизнь так и не обрела женское счастье

31 июля исполнилось бы 55 лет актрисе Алене БОНДАРЧУК. Она появилась на свет в прославленной семье актера и режиссера Сергея БОНДАРЧУКА и актрисы Ирины СКОБЦЕВОЙ. Младший брат Алены - Федор БОНДАРЧУК, а также старшая сводная сестра Наталья и сейчас плотно работают в киноиндустрии, впрочем, как и сын, Константин КРЮКОВ. А вот самой Алены больше семи лет нет на этом свете - 7 ноября 2009 года она скончалась от рака груди в возрасте 47 лет.

По нашей просьбе о неизвестных страницах жизни актрисы рассказали самые близкие друзья, которые называли ее просто Боней.

Родных Алены не удивило ее желание поступать в театральный. Она выбрала престижную Школу-студию МХАТ и попала в мастерскую знаменитого педагога Виктора Монюкова.

Вместе с Боней учились красавцы Алексей Гуськов и Игорь Золотовицкий, но она потеряла голову от не менее роскошного парня, который занимался на курс старше. В Андрея Подошьяна тайком были влюблены почти все подружки Алены, однако взаимностью он ответил именно ей.

- Алена - эта удивительная, чуткая, интеллигентная, хрупкая, нежная и ранимая девушка,  очень мне нравилась, - подтвердил Андрей Орестович. - Когда у нее случались сильные приступы астмы, очень за нее переживал. Я был вхож в легендарную семью Бондарчуков, ездил к ним на дачу. Общался с папой - Сергеем Федоровичем. Он откупоривал бутылку красного вина и показывал мне раскадровку своего фильма «Война и мир» или демонстрировал работы из дерева (мэтр великолепно вырезал). Со мной. студентом, общался абсолютно на равных. Впрочем, и Алена никогда не кичилась своей звездной фамилией. Я учил ее бабушку (маму Ирины Скобцевой) делать хачапури. А они мне помогли освоить приготовление пиццы. Аленкин младший брат Федя был тогда совсем юным, наивным школьником.

Андрей ПОДОШЬЯН

В поисках выгоды

По словам Подошьяна, у него были серьезные намерения по отношению к Бондарчук.

- Но потом все резко оборвалось, - вздыхает Андрей. - У меня появилась другая девушка - Алена Охлупина (дочка замечательной актрисы Натальи Вилькиной), у нее - другой молодой человек - Володя Ильин. С Бондарчук мы остались друзьями. Спустя годы она пришла ко мне на персональную фотовыставку в Манеж.

Однокашники Бондарчук уточнили, что до романа с Ильиным за Аленой недолго ухаживал один пронырливый парень.

- Однажды Боня случайно услышала, как этот нахал с кем-то консультировался по телефону: «Сейчас решаю на ком жениться - на дочери Бондарчука или Юлиана Семенова? С кем мне выгоднее сочетаться?» Аленка испытала шок и моментально разорвала отношения с этим подонком. Альфонсы, увы, к ней из-за звонкой фамилии цеплялись.

Впрочем, Владимира Ильина точно нельзя было назвать жиголо.

- До поступления в Школу-студию он служил в Севастополе в войсках специального назначения, - припомнил Андрей Подошьян. - Был физически крепким, владел карате. После института чуть-чуть в театре и кино поработал, а потом ушел из профессии. Люди из нашего круга сейчас и не знают, что с ним стало.

Что же касается романа Ильина и Бондарчук, то он вспыхнул не на курсе, где оба учились, а в Театре Пушкина, куда молодых людей распределили после получения дипломов.

Говорят, Володя ужасно переживал, когда Алена бросила его ради будущего первого мужа и отца ее единственного сына Кости Виталия Крюкова.

В юности родители видели Алёну балериной, а она стала актрисой. Фото с сайта personastars.com

Тиран Маня

Знакомые нашей героини метко охарактеризовали Виталия «пафосным мальчиком из провинции». Крюков родился в небогатой семье в поселке Палатка, что в Магаданской области. После школы смог поступить в МГИМО, а потом стал ведущим журналистом-международником в газете «Социалистическая индустрия».

- Алена в Виталия очень была влюблена, - рассказывает ее подруга, актриса Елена Денисова-Радзинская, супруга знаменитого драматурга Эдварда Радзинского. - Поначалу она Крюкова Маней называла, чтобы родители не догадались, с кем она по телефону часами болтает. Может, и не долго, но она действительно была с ним счастлива. Уверена, что Костя родился у них от большой любви. Мужу Бондарчук была благодарна за такого красивого, благородного и талантливого сына.

В период взлета театральной карьеры Алены ее супруг, ставший бизнесменом, вдруг решил уехать работать в Швейцарию, прихватив с собой семью. Но в середине 90-х, когда брак уже затрещал по швам, актриса с сыном-школьником вернулась в Россию.

- Крюков, который был старше Аленки на 14 лет, просто достал ее своим тяжелым, несносным характером, - уверены в окружении Бондарчук. - Конечно, когда-то он ее любил, но в основном как дочку Бондарчука и исключительно до свадьбы. А потом превратился в тирана, терпеть которого уже не хватало никаких сил.

Евгений МОРОЗОВ был моложе жены на 10 лет. Фото с сайта biozvezd.ru

Никто не хотел уступать

Следующим мужем актрисы стал театральный продюсер Евгений Морозов, в спектакле которого «Трамвай «Желание» Бондарчук играла главную роль.

- Я присутствовала при первой их встрече в общей компании, можно сказать, стояла у истоков их отношений, - говорит самая близкая подруга Алены в последние годы ее жизни - хирург Виктория Рийсмандель. - Женя оказался на десять лет моложе. Дурной, стремительный, жесткий, резкий. А она мягкая, романтичная, легкая. Первые года два они жили великолепно. Но потом гармония стала улетучиваться.

По словам Виктории, Женя незадолго до встречи с Бондарчук приехал покорять Москву.

- Ему еще надо было мудрости и опыта набираться, - продолжает Рийсмандель. - «Не торопи его, подожди немного», - советовала я подруге. А она отмахивалась. Настаивала: «Женя, это прочти, ты это не читал». А он не хотел читать, у него были другие «великие» дела. Вот и расстались быстро, потому что никто из двоих не хотел уступать, а нужно было потрудиться, и тогда они смогли бы сохранить брак. Думаю, Алена никого так не любила, как Морозова. Перед ее уходом из жизни они уже были в разводе и не встречались. Хотя Женя ей много раз после разрыва пытался звонить, писать, хотел восстановить отношения, посылал букеты, но она все отвергала. Боялась, что все негативное может повториться.

Константин КРЮКОВ трепетно заботится о 89-летней бабушке Ирине Константиновне...

Понять и простить

- Мы с Аленой случайно познакомились в 2002 году в Таллине, когда она с мамой приехала сниматься в картине «Янтарные крылья», - вспоминает Виктория Рийсмандель. - Я тогда жила в эстонской столице, а потом переехала в Испанию. Оказалось у нас много общих интересов, мы крепко подружились. Алена была верующим человеком и меня убедила креститься. Ее мама Ирина Константиновна стала моей крестной.

По словам подруг, однажды Бондарчук обнаружила в груди уплотнение и сразу же решила отправиться лечиться в Израиль. Все расходы взял на себя ее брат Федор. Ну а после Алену уже ждали в Испании.

- Месяц после курса химиотерапии она в нашем с мужем доме в Салоу жила, - продолжает Рийсмандель. - Мой супруг тоже врач и мы оба были уверены, что все закончится хорошо. И Алена обязательно победит болезнь… Ее уход из жизни стал неожиданностью для нас. Мы были настолько близки при жизни, что и после ее кончины наша духовная связь не оборвалась. Подруга мне постоянно снится, мысленно разговариваю с ней каждый день.

...а вот с отцом видится не часто. Фото: ok.ru

По словам Виктории, уже после смерти Бондарчук она встретилась в Москве с ее последним мужем Евгением Морозовым.

- Мама Алены - Ирина Константиновна Женю не любила и, конечно, не хотела, чтобы я с ним общалась, но он сам очень настаивал на встрече, - продолжает собеседница. - В результате я сдалась и пошла на контакт, понимая, что при помощи своей духовной связи с Аленой смогу ей рассказать, что в последнее время случилось. Я поняла, что Морозов больше всех сейчас страдает. Именно он себя винит в смерти Алены. В том, что он ее обидел. И вполне может быть, что их ссоры, скандалы и привели к страшной болезни. Оказалось, Женя любит Алену по сей день, хотя уже снова женат, обзавелся детьми. Он думает о ней все время, ходит на могилу, пишет о ней в дневниках, живет ее памятью. Для меня это стало открытием, именно поэтому сейчас об этом рассказываю и попытаюсь (не уверена, что получится) донести эту мысль до Ирины Константиновны, чтобы она накануне своего скорого 90-летия нашла силы простить Женю.

Одно сердце на двоих

- Алена последние дни жизни провела в клинике в Москве, рядом с ней был сын Костя, - вспоминает Елена Денисова-Радзинская. - Я созванивалась с ее мамой, пыталась ее поддержать. «Боюсь, Алена уже не выздоровеет», - плакала та. Думала, Скобцева преувеличивает. Я же своими глазами видела Алену за три месяца до этого на ее последнем дне рождения. Бондарук тогда выглядела восхитительно. Смеялась, мы пили красное вино, лакомились вкусными блюдами и даже перекормили ее любимицу - маленькую собачку. Алена была верующим человеком, часто ездила в Сергиев Посад к своему духовнику отцу Кириллу. Она и перед уходом причастилась, для нее это было очень важно. Понятно, в самом конце жизни в личном плане она не была счастлива, но компенсировала это любовью к семье, друзьям, маме, сыну, брату. Для Федора уход Алены стал невосполнимой потерей. Она его невероятно любила, у них, что называется, было одно сердце на двоих. С детства оба - неразлейвода, понимали с полуслова. Она никогда не ревновала брата к родителям, всегда подсказывала ему, помогала. Уверена, помогает и сейчас. Уже с небес.