ОБЩЕСТВО

Как открыли тайну гибели Романовых

diveevo.ru
В ночь на 17 июля 1918 года без суда и следствия была расстреляна вся семья и несколько домочадцев последнего императора России Николая II

Отъезжая 22 февраля 1917 года в расположение Ставки, в город с говорящим названием Могилев, Николай II не подозревал, что через две недели он вернется в другую страну, в другой Петербург, а сам уже будет не императором, а станет просто «гражданином Романовым» и вместе со своей семьей будет арестован, а через год с небольшим - расстрелян.

Полковнику никто не спишет

Сейчас уже высказываются версии, что всё заранее было решено и в армейских верхах давно созрел заговор, надо было только удалить императора из столицы. Действительно, на следующий день в городе начались волнения. Прибыв в Ставку, Николай получал странно противоречивые известия о том, что происходит в Петрограде. С убеждением, что волнения подавлены, ранним утром 28 февраля император на поезде отправляется к семье в Царское Село. А в это время царскосельская гвардейская рота, как и многие армейские части, перешла на сторону бунтовщиков.

Обстановка в столице сложилась такая, что Николай прямо в поезде принял решение отречься от престола: восставшие требовали, чтобы было создано Временное правительство, подчиняющееся не царю, а Государственной Думе.

Николай II рассчитывал, что его семье позволят либо жить в Крыму как частным лицам, либо – удалиться к двоюродному брату Георгу V в Англию. Но как только исполком Петросовета, в котором главную роль играли отнюдь не большевики, узнал, что Романовы собираются покинуть страну, немедленно постановил: всех членов императорской семьи арестовать и лишить гражданских прав, а имущество – конфисковать. Это решение было принято 8 марта, а 9 марта Николай II прибыл в Царское Село уже в качестве «полковника Романова».

Бомба из Франции

Всё это происходило, когда в Россию еще не вернулся из эмиграции и не начал борьбу за власть лидер большевиков Ленин. В Петрограде на разных постах находилось немало людей, присягавших в свое время «на верность царю и Отечеству». Но ни они, ни командующие фронтами не поддержали монарха. Более того, когда Николай II по пути принимал мучительное решение отречься и запросил телеграммами своих генералов, почти все ответили: отрекайтесь. По пальцам одной руки можно пересчитать тех, кто подобной телеграммы не послал. Среди них был ученый и адмирал, командующий Черноморским флотом Александр Васильевич Колчак.

Вице-адмирал Колчак на боевом корабле
Вице-адмирал Колчак на боевом корабле

Именно Колчак, который в ноябре 1918 года был выдвинут Белым движением на пост Верховного правителя России, организовал тогда расследование гибели царской семьи. Этим занимался Николай Алексеевич Соколов. До революции Соколов руководил судебными следователями Пензенского окружного суда. Большевистскую власть он не принял.

Расследуя гибель Романовых, Соколов допросил множество свидетелей, провел десятки экспертиз, раскопок в поисках останков. Он не бросил работу, даже когда в 1920 году при помощи французской миссии ему удалось эмигрировать и перевезти с собой бесценные документы. За границей Соколов прожил недолго, он умер в 1924 году. Уже после его смерти, на французском языке, была опубликована книга «Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова», которая произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Том материалов предварительного следствия Н.А. Соколова об убийстве царской семьи. 1919. РГАСПИ
Том материалов предварительного следствия Н.А. Соколова об убийстве царской семьи. 1919. РГАСПИ

Благодаря его подвижническому труду мы и знаем о том, как семья последнего русского императора прожила свой последний год и как была убита.

Н.А. Соколов
Н.А. Соколов

Справка: У Николая II были четыре дочери – Ольга (1895 – 1918 гг.), Татьяна (1897 – 1918), Мария (1899 – 1918), Анастасия (1901 – 1918) и сын Алексей (1904 – 1918).

Счастливый Тобольск

С марта по июль 1917 года Романовы жили в Царском Селе, не покидая его пределы. За исключением мелких провокаций со стороны солдат, все было спокойно. Но за стенами дворца шла совсем другая жизнь. Во Временном правительстве не было единства. Народ же решительно требовал извести царя и все его племя. Люди не забыли ни позора Русско-японской войны, ни Кровавого воскресенья, ни Гришки Распутина. В общем, Петросовет рабочих депутатов уже готовился отправить всех Романовых в Петропавловскую крепость.

И в июле Временное правительство решает увезти императорскую семью в глубь России, для их же собственной безопасности - в сибирский Тобольск.

Романовым позволили взять необходимую мебель, личные вещи. Всем, кто обслуживал императорскую семью, предложили сопровождать господ. В общей сложности, в Сибирь вслед за Романовыми поехали примерно 45 человек, от князей до поварят.

Николай Романов с сыном в Тобольске. Фото Марии Николаевны Романовой
Николай Романов с сыном в Тобольске. Фото Марии Николаевны Романовой

Глава Временного правительства А. Ф. Керенский сделал широкий жест: он позволил Николаю II попрощаться с братом, Михаилом Александровичем. Это было последнее свидание братьев, причем Михаил был расстрелян месяцем раньше Николая.

В Тобольске Романовы поселились в специально отремонтированном для них двухэтажном каменном губернаторском доме. Первые месяцы прошли, можно сказать, счастливо. Романовым разрешили ходить через улицу и бульвар на богослужение в церковь. Глава семьи работал в кабинете, дети занимались. Александра Федоровна рукодельничала или рисовала.

Питались Романовы, особенно по сравнению с большинством населения страны в этот период, можно сказать, роскошно. К тому же приходили съедобные «подарки» от горожан и из монастыря.

Семья Романовых в Тобольске
Семья Романовых в Тобольске

Но в сентябре в Тобольск прибыл комиссар от все еще Временного правительства Панкратов и его помощник Никольский, эсеры. Никольский, не стыдился оскорблять даже 13-летнего Алексея. Качели, которыми пользовались княжны, по наущению новых надзирателей, солдаты расписали матерными словами.

Затем Романовым запретили посещать церковь. А заодно и объявили, что теперь они должны добывать себе еду сами, так как довольствия на их кормежку не выделяется. Деньги давали частные лица, а Николай Александрович выкраивал из них пожертвования на нужды фронта. Он перестал это делать только после того, как к власти пришли большевики.

Что делать?

По закону Николая II надо было отдавать под суд. Вероятно, за что-то могла бы ответить и Александра Федоровна. Но в чем были виноваты незамужние барышни и больной мальчик, непонятно. Точно так же до сих пор не ясны до конца планы Центра в отношении семьи. Уничтожить ее публично было невозможно – это легло бы несмываемым пятном на облик новой власти. Судить в обстановке Первой мировой и Гражданской войн, когда то тут, то там Белое движение одерживало успехи, тоже было нереально. К тому же живой Николай II мог пригодится в качестве козыря на переговорах с иностранными державами. Но оставлять семейство в Сибири становилось опасно – слишком близко от границ, да и позиции большевиков в том регионе были непрочными.

«Передача семьи Романовых Уралсовету». Худ. – В. Пчелин
«Передача семьи Романовых Уралсовету». Худ. – В. Пчелин

Путь в никуда

В апреле 1918 года в Тобольск прибыл новый комиссар – Яковлев. Он и объявил, что должен увезти бывшего императора – вроде как в Москву на судебное заседание. Именно тогда императрица приняла решение, что семья не покинет своего мужа и отца. Поначалу должны были поехать Николай, Александра и княжна Мария, так как Алексей тяжело заболел – у него отнялись ноги, и надо было за ним ухаживать.

Но на одной из промежуточных станций между Тюменью и Екатеринбургом пришло известие, что екатеринбургские большевики решили не пропускать поезд дальше. После прямых переговоров с Москвой было решено направиться в Екатеринбург и разместить там арестованных мужа и жену в доме инженера Ипатьева. 10 мая семья наконец воссоединилась. Часть слуг еще на вокзале забрали в тюрьму. Романовых и их приближенных разместили в доме Ипатьева, в их распоряжении было две комнаты и столовая. В остальных помещениях расположились избежавшие ареста домочадцы. Сам дом был обнесен двумя заборами и сильно походил на тюрьму, а охраняли его местные рабочие.

Первым комиссаром дома был рабочий Александр Авдеев. Охранники входили в комнаты Романовых, когда им было угодно. Если семья обедала, они лезли ложками в миски. Как бы неумышленно - задевали локтями лицо Николая, толкали его жену. Алексей так и оставался лежачим, на прогулки его выносил отец.

Николай понимал, что их путь, скорее всего, ведет в никуда. Но внезапно ему начали передавать записки, содержание которых было примерно таким: держитесь, помощь придет, напишите ответ, готовы ли вы бежать. Позже доказали, что это была провокация со стороны большевиков.

За две недели до расстрела новым комендантом дома становится член коллегии областной Уральской ЧК Яков Юровский. Он обнаружил, что Авдеев «попал под влияние» Романовых, называет бывшего царя по имени-отчеству, а тот предлагает своему охраннику папироски.

Яков Юровский в 1918 г.
Яков Юровский в 1918 г.

В подвале дома Ипатьева

В это время военная обстановка вокруг Екатеринбурга складывается таким образом, что город вот-вот будет взят. Уральский облсовет шлет Центру телеграммы – что делать с царской семьей? До сих пор не выяснено, поступали ли из Москвы какие-то указания. С одной стороны, за несколько часов до расстрела Ленин составлял ответ датской газете, которая запросила большевиков о судьбе семьи, и там не шло речи о расстреле. Но в то же время странно, чтобы Уральский областной совет депутатов, не обладающий никакими особыми полномочиями, в том числе судебными, взял и решил из-за военной опасности расстрелять екатеринбургских узников.

Точно известно только то, что в ночь на 17 июля Юровский и его подручные разбудили арестованных и сказали – нужно немедленно уезжать. Около часа несчастным дали на сборы. Вроде как барышни спасали свои драгоценности и быстренько зашивали их в корсеты, что потом только продлило их мучения при расстреле. Анастасия взяла с собой любимую собачку.

Всех арестованных привели в подвал, где Юровский заявил: «Ваши друзья и родственники пытались вас спасти, но у них ничего не получилось». Далее он зачитал приговор. Николай в ответ успел сказать одну фразу, и раздались выстрелы. Потом экспертиза установила, что многих добивали специально, особенно Алексея, который не мог стоять и, видимо, был «неудобной мишенью».

Все трупы были вывезены в лес, сброшены в шахту и облиты бензином и кислотой. От людей остались только обломки костей, пуговицы, детали обуви и одежды, кусочки от иконок и те самые драгоценности в корсетах. В шахте сохранился труп собачки Джемми.

…Через восемь дней после убийства Екатеринбург все-таки пал. В доме Ипатьева белые офицеры обнаружили только оголодавшего спаниеля, хозяином которого был Алексей. В столовой нашли чехол со спинки кровати одной из княжон, измазанный кровью, везде царил беспорядок.

Чисто было только в подвале. Но все равно было видно, что на полу замывали кровь. На стенах веером располагались следы от пуль, видимо, люди, которых расстреливали, метались по комнате. На полу остались следы от штыков – значит, жертв докалывали, и два пулевых отверстия (стреляли в лежащего).

Комната, где убили Романовых
Комната, где убили Романовых

Изуродованные останки зарыли в разных местах. И только в наше время исследователи обнаружили несколько захоронений и современными научными методами подтвердили, что в Коптяковском лесу найдено то, что осталось от семьи Романовых.

Добавим, что 17 июля, на следующий день после убийства царя, в Алапаевске были срочно казнены великая княгиня Елизавета (сестра Александры Федоровны), великий князь Сергей Михайлович, три сына великого князя Константина, сын великого князя Павла. В январе 1919 года четыре великих князя, включая Павла, дядю царя и Николая Михайловича, либерального историка, были казнены в Петропавловской крепости.

Убитые в доме Ипатьева. Вверху: Николай II с семьей (слева направо: Ольга, Мария, Николай, Александра, Анастасия, Алексей и Татьяна) 2 ряд: лейб-медик Е. С. Боткин, лейб-повар И. М. Харитонов 3 ряд: комнатная девушка А. С. Демидова, камердинер полковник А. Е. Трупп
Убитые в доме Ипатьева.
Вверху: Николай II с семьей (слева направо: Ольга, Мария, Николай, Александра, Анастасия, Алексей и Татьяна)
2 ряд: лейб-медик Е. С. Боткин, лейб-повар И. М. Харитонов
3 ряд: комнатная девушка А. С. Демидова, камердинер полковник А. Е. Трупп